Тузик, дозу!

Наркокурьерами заставляют работать даже собак

17 августа 2005 в 00:00, просмотров: 229

Московская область уже давно и прочно завоевала дурную славу одного из лидеров по потреблению и нелегальным продажам наркотических веществ. Сказывается близость к столице, пересечение наркопутей в Европу из Азии и обратно, наличие огромного количества гастарбайтеров из наркопроизводящих регионов. Только официальных наркоманов в области насчитывается более 100 тысяч человек. Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, областной УБОП денно и нощно прочесывают Подмосковье в поисках своих “клиентов” — и небезрезультатно. Уничтоженные подпольные лаборатории измеряются десятками, изъятые наркотики меряются сотнями килограммов.

Ломаются судьбы, обрываются жизни... Растет только доход самих наркоторговцев — оборот в течение месяца одной только преступной группировки достигает 400 миллионов рублей.

Печальная статистика — рост потребления наркотиков в Подмосковье продолжает расти. Работы у милиции и наркоконтроля все больше.

Игра в “кораблики”

Милая трогательная картина: мама с дочерью играют в кораблики. Но... Приплыли! Маму с дочкой сажают в тюрьму. За бумажные кораблики. На горизонте — трехлетний срок.

“Кораблик” на жаргоне тех, кто спит в обнимку с “дурью”, — спичечный коробок с марихуаной.

В квартире на бульваре 800-летия Коломны одноименного города эти “суденышки” сворачивали из пожелтевших листов местной газеты. Штурманами “корабликов” были родственные души — мама и дочь Кулешовы (фамилия изменена). Для оперативников областного УБОП, накрывших мощный наркоканал и не подозревавших поначалу о семейном подряде, это стало сюрпризом.

Впрочем, Кулешовы сами облегчили задачу сыщиков, которые, прежде чем рапортовать об успехе, должны выполнить как минимум три задачи: вычислить торговца, поймать его за руку в момент сбыта и выяснить, где он достает наркотики. На этот раз “прозванивать” всю цепочку распространителей зелья не пришлось: задержанная, 29-летняя Оксана Кулешова, выступала сразу в двух ипостасях — поставщика и сбытчика. Занимала свою нишу — принеси-подай — в наркобизнесе и ее мать.

В Краснодарский край молодая женщина выезжала раз в три месяца. Официально — чтобы навестить родную сестру, вышедшую замуж за южанина. Товар Кулешова-младшая расфасовывала и реализовала прямо в собственной квартире. Предпочитала поезда, которые “трясут” не так, как самолеты.

Оперативники несколько месяцев держали под контролем “нехорошую квартиру”. Милиционеры опасались засветиться перед контингентом, который выстраивался сюда, словно в Мавзолей. Впрочем, хозяйка квартиры проявляла осторожность и дверь открывала только по условному сигналу. На каждого клиента — не больше пяти секунд. Когда запас дурмана иссякал, Оксану начинала изводить тоска по сестре. Наркодилерша собиралась в дорогу.

Стоило Оксане Кулешовой вновь объявиться в городе, около их с матерью квартиры выстраивались страждущие. Оперативники, узнав, что женщина 3 дня назад вернулась от сестры, решили представиться клиентами и разбавили очередь в парадном. Нам, мол, “кораблик”. На пробу.

Когда женщина получила деньги, 1600 рублей, сыщики предъявили свои удостоверения. В ходе дальнейшего обыска в квартире нашли 18 расфасованных и приготовленных к сбыту свертков общим весом 32,9 грамма и еще почти 400 граммов марихуаны в полиэтиленовом пакете. Надо заметить, что квартира Кулешовых превратилась в превосходную канцелярию — продавать наркотики здесь смог бы даже младенец. Оксана подписывала все свертки, сортировала их в зависимости от веса — полкоробка, коробок, стакан. Оксану задержали в тот же день. За сбыт марихуаны ей грозит до трех лет лишения свободы.


Справка МК:

На сегодняшний день в области на диспансерном и профилактическом учете состоит более 11 тысяч наркозависимых лиц, из которых около 80% — в возрасте до 30 лет. Реальное же число лиц, потребляющих наркотики, составляет около 100 тысяч человек. Самым употребляемым в Подмосковье наркотиком является героин. За прошлый год сильно возросла смертность по причине отравления наркотиками. За 9 месяцев 2004 года было зафиксировано 196 смертельных исходов.

Балдежный сыск

В Чечне поля дурмана “накрывают” огнем артбатарей — одним залпом выжигается сразу несколько гектаров. В Подмосковье выползают трактора и елозят туда-сюда по полю — у них под гусеницами настоящие конопляные плантации.

Отыскать подмосковную делянку с кустами марихуаны — классика оперативно-розыскной работы. Алгоритм прост. Сначала всплывает любопытная информация, которая тщательно проверяется. Опера срезают несколько кустов растений и везут их в лабораторию. Если вердикт экспертов категоричен, на плантацию выезжает целая бригада сыскарей.

Конопля по большому счету — сорняк. На одном гектаре может взойти до 4 тонн наркосодержащих растений. Об этом прекрасно осведомлены те, кто подкрадывается к плантациям. Наркоманы связывают с этой землей совершенно конкретные притязания.

...На кадрах милицейской съемки — заросли у поселка Чулково Раменского района. Местами конопля “косит” под кукурузу, прорастая меж ее побегов. Чтобы не навредить культуре, оперативники берут в руки ножи. Работают точечно, по каждому стеблю. До заката. Там же, где дурь тянется к солнцу, за дело берутся трактористы.

Через час работы пыльца с шишечек забивает ноздри. “Можно подсесть, — улыбаются сыщики. — А наркоманы эту коноплю считают “ниже средней”.

Эта плантация буквально завезена из соседнего района. Местные агрономы и мелиораторы не могли знать о том, что грунт напичкан спорами конопли. Четыре года назад они перевезли дерн, прошло время, и сорняк-дурь буйно заколосилась.

Как правило, агрономы сразу идут навстречу сыщикам и отписывают технику. Метод уничтожения называется простецки — “запахивание и сжигание”. Потом милиционеры собирают весь “силос” в кучу, обдают бензином и поджигают.

На этот раз оперативники обработали 12 “дурных” гектаров. По самым скромным подсчетам, уничтожено 38 тысяч килограммов наркотика. Один куст содержит в себе до килограмма тетрагидроканнабинола. Это и есть наркотически активный компонент, за которым охотятся “торчки”. Платя за него свободой и жизнью.


Из досье МК:

Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков выявила шесть лабораторий, в которых культивировались запрещенные растения — конопля и кактусы, а также наркосодержащие грибы. Некоторые были устроены в московских квартирах, другие — на дачах, расположенных в разных районах Подмосковья: в Истринском, Балашихинском, Одинцовском. Как выяснилось в ходе следствия, доморощенные агрономы, многие из которых имеют высшее медицинское образование, закупали семена конопли в Голландии. Выведенная ими с помощью специальных технологий конопля содержала в 40 раз больше наркотического вещества тетраканнабинол, чем обычное растение.

Иван с ковшом

Обычный подмосковный экскаваторщик Иван Иванович покупал грамм героина за 300—400 рублей. Продавал его клиентам из Сергиева Посада уже за 1800 рубликов. Навар — 600%. В месяц выходило 2—3 тысячи “зеленых”. Греб деньги он, образно выражаясь, экскаваторным ковшом.

Оперативников областного ГУВД в карьер под Сергиевым Посадом, где вгрызался в землю наркоторговец, могла занести только нелегкая. Было у рабочего человека самое надежное алиби. Но один из задержанных в Подмосковье наркокурьеров признался, что частенько спускался на дно неприметного песчаного карьера в окрестностях города. Там, в строительной бытовке, покупал героин пачками.

Это уже позже выяснится, что скромный 50-летний мастеровой курировал полноводный наркопоток, гнавший героиновые волны в область. Исток был на одной из южных границ, где за грамм высококлассной дури просили сущие копейки. Маршрутом, который сыщики пока только пытаются определить, порошок поступал в Сергиев Посад. Интернациональный конвейер тарахтел бесперебойно.

Предположение о том, что преступная лавочка действует прямо в песчаном карьере, долгое время не принималась всерьез. А экскаваторщик, отпахав рабочую смену, не спешил выбираться из ямы, а уютно устраивался в строительной бытовке. Здесь принимал покупателей, пересчитывал купюры (зараз он выручал порой до 30 тысяч рублей), фасовал порошок. Наркотики, спрессованные в плотные шарики, ждали своего часа в испачканных вязкой глиной сапогах.

Последний раз Иван Иванович склонился над аптечными весами в день, когда решил продать сразу 23 “чека”. Не знал мастер, что сделку он заключил с опером, работавшим под прикрытием. Получил 32 тысячи рублей — и стальные браслеты в придачу. При обыске в его автомобиле “Хонда-цивик” и строительной бытовке было обнаружено около 100 граммов наркотика.

После ареста рухнул словно карточный домик весь героиновый многогранник. Отработав все криминальные связи землероя, сыщики выяснили, что наркотики ему поставлял таджик по имени Гурлух. Его след терялся в Дмитровском районе. А зарегистрировался южанин и вовсе в Нижегородской области. Тем не менее оперативную комбинацию хитроумный азиат так и не разглядел. Попался. При себе таджик хранил 20 г героина.

Сегодня против задержанных возбуждено уголовное дело по ст. 228, ч. 2 УК РФ — хранение наркотиков в особо крупных размерах. По закону экскаваторщику светит от 3 до 10 лет лишения свободы.


Из досье МК:

Сотрудники ФСКН РФ выявили организацию, с помощью которой преступники легализовали деньги, полученные от продажи контрабанды и наркотиков. Сыщики установили, что с 2003 года в Москве действовала нелегальная система международных денежных переводов под условным наименованием “Хавала”. Организовали ее выходцы из стран Ближнего и Среднего Востока. Система позволяла анонимно осуществлять валютно-обменные операции и международные денежные переводы в любое государство. Только в течение одного месяца через подпольную финансовую систему проходило более 400 миллионов рублей. Кроме того, в офисах “Хавалы” было обнаружено более 200 тысяч долларов, незарегистрированное оружие, печати и всевозможные бланки.

Пес со смертельным пакетом

47-летний Александр по кличке Нога из Сергиева Посада мог бы вписать свое имя в скрижали сомнительных рекордов — 30 лет он доказывает правосудию свое “право” на то, чтобы воровать, употреблять, продавать и покупать наркотические вещества. Все это время правоохранительная машина неустанно его гоняла, арестовывала, наказывала, перевоспитывала. 15 лет отсидки в советских и российских тюрьмах не изменили его пагубных пристрастий.

Впервые Ногу повязали в середине семидесятых, когда он ограбил аптечный ларек и пытался унести все медикаменты, содержащие хотя бы намек на наркотик. Впоследствии, если в городе и районе начиналась широкомасштабная облава на наркоманов, она брала начало у порога его квартиры. Но взять торговца с порошком не мог даже матерый опер: барон смеялся сыщикам в лицо, демонстративно выворачивал карманы, принимал живое участие в обысках, едва ли не собственноручно вскрывал половицы в своей квартире — дескать, ищите, ничего не утаиваю.

Наркотиков не находили никогда. И это притом что за тридцать лет Нога приучил свой организм к колоссальной дозе: ему требовалось 2 грамма порошка в день — начинающий наркоман умрет тут же. Стало быть, “герыч” всегда был в квартире — он пропускал через свою лавочку несколько героиновых партий в день. Зарабатывал на разнице до 10 тысяч рублей в сутки. Когда же наркофокусник оказывался под милицейским колпаком, “дурь” словно улетучивалась.

Позже выяснилось, что добрая часть героина “исчезала” благодаря… ризеншнауцеру. Искреннюю собачью привязанность своего питомца Нога поставил на службу смерти. После недолгих тренировок пес, представитель самой дрессируемой и любознательной породы, самостоятельно выходил из квартиры, спускался на улицу, бежал к условному месту и отыскивал там пакетик с героином, заблаговременно оставленный курьером. Нежно прикусывая контейнер зубами, нес в квартиру. Если посылка была внушительной, поставщик крепил ее под собачий ошейник.

Редкий собачий дар Нога оценил после аварии, в которую попал несколько лет назад. Травма ноги на месяцы приковала его к постели, и пес самостоятельно “разруливал” весь местный наркотрафик. Сам хозяин, получив первую группу инвалидности, на публике появлялся редко, разгуливал исключительно с тросточкой, за что и получил прозвище Нога.

Длительное время сотрудники Сергиево-Посадского УБОПа безуспешно подбирались к этому преступному союзу живых существ. Дело осложнялось тем, что Нога был крайне осторожен и работал только с многократно проверенными клиентами. Исключительно доверял лишь своей собаке.

Пока шла оперативная разработка, хвостатый курьер вдруг исчез. Гибель пса связывали с кознями вконец опустившихся наркоманов, которые подстерегли его на маршруте. Впрочем, не исключено, что пес прокусил контейнер и погиб от передозировки... Весной этого года оперативники все же выманили Ногу на встречу. В одном из глухих переулков его ждал покупатель, рекомендованный самыми проверенными клиентами. Лишь только Артемьев передал страждущему плотный комочек черного полиэтилена, место осветили десятки автомобильных фар...

Без преувеличения можно сказать, что с задержанием Ноги рухнула многолетняя, хорошо отлаженная и законспирированная сеть по распространению наркотиков.


Справка МК:

Один день пребывания в наркоцентре стоит тысячу рублей, в год проходят лечение 2—3 тысячи человек. В год всего около пятидесяти бывших наркоманов снимаются с учета.



    Партнеры