Китайский синдром

Витас пришелся по вкусу даже красной цензуре

19 августа 2005 в 00:00, просмотров: 449

Старый клип Витаса “Опера №1”, снятый когда-то в Таиланде в интерьерах буддийского храма, неожиданно стал самой горячей музыкальной новостью на канале MTV Asia, где он крутится в режиме горячей ротации с 1 августа. Млеют Тайвань, Сингапур, Гонконг, Малайзия, Таиланд и почти полуторамиллиардный Китай.


Впервые в Азии так массово звучит песня на русском языке. К пришествию новой звезды готовится и Япония. По мнению тайваньских газет, Витас способен превзойти в Юго-Восточной Азии былой успех t.A.T.u. хотя бы потому, что из-за цензурных запретов о t.A.T.u. так никто и не узнал в Китае, стране с миллиардом потенциальных потребителей музыкального товара.

* * *

Продюсера Витаса Сергея Пудовкина давно глодали смутные предчувствия, что “надо заниматься огромным азиатским рынком”, потому что, на его взгляд, “Россия находится между Западом и Востоком, а мы — за вычетом Москвы и Петербурга — больше язычники и азиаты, чем европейцы”. Но это он просто так размышлял, даже не понимая, с какого конца за этот “огромный рынок” браться. Гора сама пришла к Магомеду…

Сначала “обвалился” его личный электронный ящик. Повалили письма с иероглифами, превращавшимися в нашем компьютере в абракадабру, которую никто не мог ни прочитать, ни расшифровать. Потом дошли вести с Тайваня, что уже существует сайт “Семья Витаса” (в переводе), где несколько тысяч очумевших китайцев, случайно откопавших в недрах Интернета песни Витаса, записались в его фанаты и активно интересуются, обмениваются фотографиями, музыкой, новостями. Потом пошли газетные статьи из Пекина, Гонконга, Тайбэя.

— Четыре месяца назад мне поступило первое предложение от издателей, — рассказывает г-н Пудовкин, — а всего их было шесть. Я выбрал компанию на Тайване, которая предложила не только наиболее выгодные с коммерческой точки зрения условия, но и самую правильную, как мне кажется, концепцию продвижения Витаса на этом рынке.

Продюсер только что вернулся из Тайваня, где состоялась презентация для прессы проекта “Vitas Has Come”. Ему надарили картин, графики и даже выложенное мозаикой целое панно размером 5 на 6 метров со светлым ликом Витаса. Такая она — китайская любовь!

Однако и здесь Пудовкин не собирается менять правила и открывать личико своей Гюльчатай. Образ “эксклюзивного” и “загадочного” Витаса остается нетронутым. В Китае он появится тогда, когда будут объявлены концерты, а так от его имени на всю Азию все это время будет вещать, как всегда, говорливый продюсер.

“ЗД” уже удивлялась в конце прошлого года первым симптомам возникшей в Китае истерики по Витасу и, разумеется, дежурила почти у трапа самолета, на котором вернулся продюсер Пудовкин, чтобы расспросить о развитии сюжета.

— Странно, — спросили мы, — что всю эту авантюру удалось замутить, даже не перепев для приличия пару песен не то что на китайском, а даже на английском языке…

— А мы в Тайбэе как раз обсуждали с нашей издающей компанией перспективу какой-нибудь песни — или на английском, или на китайском. Встречались даже с одной из суперзвезд их каталога — певицей Лу Вонг, и речь шла о дуэте. Они показали песню. Ну китайская такая песня, обычная. Они уверяют, что топ-хит. Но моя позиция, от которой я не собираюсь отказываться, — категорическое нет. И дело не в квасном патриотизме. Я считаю, что это более правильно с точки зрения присутствия артиста на рынке — более эффектно и выразительно. По-английски поют много, а по-русски там не поет никто. Я считаю, что это будет акцентировать внимание на Витасе. В конце концов его популярность там началась с русских песен.

— Ну а чтобы просто сделать китайцам приятное? У нас же вон даже Rammstein завывал “Подмосковные вечера” по-русски, Патрисия Каас потела, выводя “Очи черные”…

— Подумаем. Если — просто приятное, почему бы и нет.

— Почему вы начали с Тайваня? Ведь истерика по Витасу, помнится, началась с континентального Китая?

— Тайвань де-факто независимая страна, очень продвинутая и шустрая, там сидят думающие персонажи, они быстро зашевелились, и поэтому первый релиз выходит там. А чтобы выпустить пластинку в “большом” Китае, я последние полгода разве что не жил в посольстве КНР в Москве — для того чтобы оформить лицензию и разрешение на выпуск альбома. У них очень сложная бюрократическая машина. Я никогда не представлял себе, что может быть такая сложная ситуация, связанная с выпуском просто музыкального альбома. И не на китайском, заметь, а на русском языке, который в общем-то в Китае никто и не понимает. Я должен был доказать, что в этих песнях нет пропаганды насилия, нет пропаганды секса, нет пропаганды мещанского там стяжательства и потребительского образа жизни…

— Вещизма, как говорилось во времена советской пропаганды…

— Да-да — вещизма… Вот, что всего этого нет. Но вдруг оказалось, что за шесть лет, которые Витас поет, в нашем репертуаре действительно не появилось ни одной песни, которая пропагандирует секс, вещизм и насилие. Я очень счастлив этому неожиданному открытию.

— Поздравляю! А вот “ВИА-Гре”, похоже, китайский рынок не светит…

— Ха-ха. Им и на украинском хорошо… В общем, в этом смысле мне повезло, нам не пришлось специально адаптировать наши тексты под китайский рынок. У них — предельный трепет и пиетет к продукции, которую у них в стране выпускают. Для меня это было откровение.

— То есть, несмотря на то что альбом выпускает частная компания, разрешение надо получать у государства?

— В Китае — да. На Тайване, в Японии, Малайзии, Сингапуре, Гонконге — нет.

— В большой тур еще не зовут?

— Очень зовут. Уже предлагают 60 концертов по всему Китаю. Это вопрос времени. Здесь я не хочу торопиться. Я хочу, чтобы та истерия в хорошем смысле, которая разворачивается сейчас, достигла апогея. На это требуется время. По моим предположениям — год. Но то, что мы прорубили окно в Азию, — это уже факт.

— И что, “прощай, немытая Россия”?..

— Ни в коем случае. Я приложу все силы, чтобы не уменьшить интереса к Витасу на российском рынке. Я не буду отменять концерты в России, чтобы сделать концерты в Азии.

— Как благородно!



    Партнеры