День на день

Подводный мир столицы наполнен сотовыми телефонами и поясами шахидок

20 августа 2005 в 00:00, просмотров: 374

О подводном мире столицы и Подмосковья ходит много легенд. В карьерах города Дзержинского вроде бы видели стоящих вертикально покойников, замурованных ногами в бетон. Одна из газет сообщила, что у Большого Каменного моста на глубине хранятся три подводные лодки 1919 года. Якобы сделали их на Путиловском заводе в подарок Ленину, а путешествовали они по Москве-реке, скрываясь в чреве баржи под декоративными кучами песка... Подводные загадки вперемежку с подводной правдой и привели репортера “МК” на... дно.


Оказалось, что в воде главной столичной артерии, а также подмосковных рек и озер можно найти массу полезных и абсолютно бесполезных вещей. Танки и самолеты, подводные лодки и сейфы, пояса шахидок и мешки с почтой... Много яхт, катеров, лодок и автомобилей.

Наши танки не тонут

Не так давно в Люберцах случился очередной танково-болотный казус. В пригороде райцентра был обнаружен танк — и не времен легендарной Отечественной, а самый что ни на есть современный, ходовой. Грозное оружие из болота вытащили с помощью нескольких тягачей, отмыли, очистили... Позвонили предполагаемым хозяевам в воинскую часть. Оттуда немедленно прибыли представители: “Да, наш! Забираем!” На что местная администрация после некоторого раздумья ответила: однако, самим нужен. Так и пришлось танк напополам пилить. Это шутка, конечно, но сама история действительно была — осенью 2004 года. И танки наши в наших болотах, озерах и реках попадаются не так уж и редко.

Знакомый рыболов рассказывал, что посреди небольшого озерца недалеко от Шатуры он много лет подряд видит трубу. Этой весной решил проверить, что же это такое. И нашел на дне озера опрокинутый на попа танк — под воду не поместилось только дуло, которое он принял за трубу. Как танк туда попал? Почему в таком странном положении очутился? И почему никому не нужен?

Дайвер-любитель из Москвы уверяет, что встречал в воде не только танки, но и самолеты. Так, обломки крупного летательного аппарата он видел в одном из озер того же Шатурского района.

А что еще интересного находят на дне? За ответом мы направились на Центральную станцию поисково-спасательного водолазного отряда московского управления Гражданской обороны МЧС.

Три горшка для Вовы

Едва открыв ажурную калитку на Ленинградском шоссе, где находится станция, репортеры “МК” стали участниками самой обычной работы речных сыщиков — поиском тела утонувшего накануне гражданина. Неразумный внук выбросил в гребной канал “Крылатское” пакет с документами дедушки. Тот кинулся спасать бумаги — и получился такой трагический результат.

…В специально оборудованный автомобиль погружается команда из четырех человек и прибывает в акваторию гребного канала, где свидетели указывают примерный район поисков. Умножив параметры на два по ширине (в расчете на снос тела) и на два по длине (в расчете на шок свидетелей), водолазы определяют зону работы. Водолаз Дима Голопанов в это время надевает, вернее, водружает на себя водолазное снаряжение — не без помощи товарищей, конечно. Теплый свитер, гамаши, шубинки (носки), комбинезон по кличке “Викинг”, затем, в порядке очередности, — шлем, баллоны с воздухом и перчатки. Ласты натягиваются последними, у водной кромки.

Привязанный за веревку (сигнальный конец) Дима, которого теперь и мать родная не узнает, сползает вниз и исчезает в мутной воде гребного канала. Ясно, что не увидит он там ни черта, а все поиски сведутся к ощупыванию дна — метр за метром. Изредка Дима пускает пузыри — это называется продуванием, — и по ним мы следим за его передвижениями. Иногда он всплывает — чтобы проверить количество оставшегося в баллоне воздуха.

Через час водолаз прошел почти весь намеченный маршрут, но тела так и не обнаружил. Дима подплывает к берегу и неловко закуривает. Говорят, это не положено, но попробуй в точности соблюдать инструкции при такой адской работе.

— Второй горшок съешь? — негромко спрашивает у Димы старший по смене Володя Кочанов.

— Съем, — отвечает Дима и уползает под воду.

Однако и аппетит у этого не слишком упитанного парнишечки!

— Там ребята про какие-то горшки говорили, — осторожно замечаю я уже на станции.

— А-а, — ухмыляется начальник отряда Андрей Гавриков. — Это они баллоны с воздухом так называют, — и серьезно добавляет, — а что? Дима может съесть два горшка. А вот Вова (Володя Кочанов. — Авт.) — тот и три съест.

Впрочем, Диме не пришлось так много кушать. Уже в начале второго горшка он вытащил труп, в руках которого застыл пакет с документами.

Мешок с почтой

Кстати, о видениях. Один известный политик недавно утверждал, что слышал в глубине пение русалок. А что думают по этому поводу наши водолазы?

— А вот что, — ответили они. — Если такой случай возникает — то врач делает однозначный вывод: пора на берег. Причем навсегда. И — с рекомендациями обратиться к психиатру.

Реальных случаев встреч с русалками, водяными, нептунами и прочей речной нечистью ни один водолаз назвать не может. И не потому, что пить надо меньше. Тут ситуация однозначная: водолаз либо не пьет, либо он не водолаз.

— А приходилось ли действовать в сложных условиях, к примеру, в канализации?

— Колодцы и задвижки чистили, людей доставать не приходилось. Но однажды тащили утонувший в навозе трактор.

— Так это ж работа ассенизаторов…

— Специальности “ассенизатор-водолаз” попросту не бывает. Любая жидкая среда — наша работа, а какого она свойства — никого не интересует.

— Что все-таки встречается на дне?

— Практически все! — дружно ответили водолазы. — Мобильники, компьютеры, фотоаппараты, сапоги, ботинки, рыболовные сети, сумки, пивные кружки, холодильники...

А на дне Химкинского водохранилища много катеров, лодок и строительных тачек 30-х годов.

— Вероятно, их бросили, когда строили канал, — говорит Андрей Гавриков.

— Возможно, вместе с людьми?..

— Не исключено, но кости размыло, а тачки — остались. Приходилось вытаскивать нам пояса шахидок. Но при этом мы твердо знали, что они разминированы, работали по заданию ФСБ.

— А если автомат Калашникова попадется, что сделаете?

— Подальше отплывем. Потому что на собственном опыте знаем, как нелегко доказывать, что ты хотел сдать оружие, а не взять.

По этому поводу водолазы вспоминают курьезный случай с почтовым мешком. Получили они задание найти в определенном месте гирю с привязанным к ней скелетом, а также мешок с отрезанной головой. Гиря и скелет оказались точно в указанном месте. А вот мешок — как сквозь землю провалился (читай: сквозь воду, сквозь ил, сквозь время и т.д.). Расширили акваторию поиска. И вдруг водолаз видит какой-то мешок. Он выныривает и кричит на берег: “Есть мешок! Доставать?” “Нет, ты сначала посмотри, что в мешке, — отвечают. — Если голова — доставай”. Водолаз посмотрел, а мешок оказался набитым… чьими-то письмами. Приказ был выполнен дословно — и мешок остался плавать.

Что же — московское дно оказалось точной копией московской жизни. Под спокойной водной гладью таятся мусор, обломки, обрывки, объедки — и все это скрывает москворецкий мутный “рассол”. А все остальное, как в жизни: кто умеет ловить рыбку в мутной воде — тот и ловит.




Партнеры