Два колеса для виртуоза

Мстислав Ростропович: “Это тебе советы на полвека вперед”

23 августа 2005 в 00:00, просмотров: 317

...Устный выпуск “МК” в Жуковском. Мы объявляем о розыгрыше трех велосипедов среди подписчиков. Отвечаем на записки, выступают артисты. И вот на сцену выходит мальчик. Скромно поклонился. Растянул мехи баяна. И зазвучал Бах. Органная токката, от мудрой проникновенности звучания которой вдруг перехватило дыхание... Ничего себе мальчик! Токкату сменила виртуозная полька. А на бис — народная песня: ее баянист не только сыграл, но и спел так, что зал взорвался.

— Не надо лотереи, отдайте велосипед баянисту! — требует публика, не успевшая запомнить новое для себя имя: Айдар Гайнуллин.


СПРАВКА "МК"

Айдар Гайнуллин родился в Москве в 1981 г. В 13 лет стал лауреатом Российского фонда культуры и Международной ассоциации фондов мира “Новые имена”. Его имя вписано в Золотую книгу России им. Президента. Лауреат самых престижных международных конкурсов музыкантов в Германии, Испании, Финляндии, Италии, Северной Корее и т.д. В том числе — конкурса в Лондоне “Кубок мира”.

Кнопочки баянные

— Ну, как тебя встретили дома? — спрашиваю на другой день триумфатора.

— Ой, с ума сойти — такой сюрприз! Цветы получал, конечно, но велосипед от публики — вот уж нежданно-негаданно. Хорошо, меня на машине отвезли до дома. Как удивились мама с папой!

— А родители тоже музыканты?

— Нет, рабочие. Но с детства любили музыку, только возможностей ею заниматься у них не было: родились в деревне. Мой старший брат тоже играет на баяне, поэтому родители решили отдать и меня в музыкальную школу.Кстати, Адис мне очень много помогал. Знаете, главное — мне повезло на учителей. Начиная с первого педагога, Татьяны Сергеевны Крупчанской. Очень много сделали для меня профессор Андрей Иванович Леденёв, Фридрих Осипович Липс — они помогли раскрыться мне и вообще всем своим ученикам. Замечательные люди и музыканты.

— Конкурсы — с детства?

— Когда учился в третьем классе, получил первую премию на Пятом открытом московском конкурсе юных исполнителей на народных инструментах.

— Ясно. С тех пор и побеждаешь на всех конкурсах. А вспомни, пожалуйста, самый необычный.

— В Германии. Я был участником в категории до 18 лет, мне было 16. И я получил четвертую премию, а не первую.

— Для тебя это стало шоком?

— Дело в том, что играл-то я хорошо, зал принял прекрасно. После игры все меня поздравляли, говорили: ну ясно, это уже первая премия — конкурентов просто нет. А на следующий день мы пришли, смотрим результаты: Югославия, Югославия, Югославия и потом только Россия. Оказалось, кто-то в жюри мне поставил 16 баллов, когда все остальные — 24, 25. Я удивился: как все, оказывается, непросто.

— Твой инструмент популярен ведь не только в России?

— Да, баян — международный инструмент и пользуется большим успехом во всем мире. Во Франции — особенно. У них даже существует отдельный канал, где показывают только аккордеон и крутят французские мюзетты для варьете, такую легкую музыку. Но за рубежом его называют аккордеоном, а баяном — только у нас. Хотя по звуку практически одинаковые инструменты, единственная разница — в правой клавиатуре: на аккордеоне — это клавиши, а у баяна — кнопки. Между прочим, лучшие баяны делают в России. Я играю на нашем.

— По-моему, самое звонкое звание — обладатель “Кубка мира” — ты привез в 2001-м году из Лондона.

— Туда приехали ребята из Франции, Испании, Италии, Югославии, Финляндии, Германии, Чехии, России — в общем, много участников из разных стран. Я исполнял классику и современные, модерновые, такие даже авангардные произведения, которые написаны специально для баяна. И наших, и зарубежных композиторов. Но это был мой последний конкурс.

— В каком смысле последний?

— Я решил проехаться по всем конкурсам, и на лондонском мой список закончился. Была даже мысль написать в Книгу рекордов Гиннесса, что за самое короткое время (10 месяцев) я выиграл 8 самых престижных международных конкурсов. Но оказалось, нужно собрать кучу документов, подписей, побегать — вот на это у меня времени нет.

Под крылом Маэстро

— Как ты стал стипендиатом фонда Мстислава Ростроповича?

— Просто отнес документы и видеокассету в центр Галины Вишневской. А через три месяца мне позвонили и спросили: почему не приходите за стипендией? И добавили, что Маэстро собирает всех новичков-стипендиатов на прослушивание. Я не мог поверить, что познакомлюсь с гениальным музыкантом — для меня это словно сон. Мстислав Леопольдович нас прослушал и сказал, что очень доволен звучанием, даже не ожидал. Оказалось, он прекрасно разбирается в баяне. Дело в том, что они раньше выступали в клубах, всяких ДК, а там далеко не всегда было фортепиано. И поэтому долгое время в молодости Маэстро играл с баянистом Юрием Казаковым. Он пришел к выводу, что баян даже лучше звучит с виолончелью, чем фортепиано!

— И после этого Мстислав Леопольдович стал приглашать тебя солистом в свои концерты?

— Да. Первый раз это было в Лондоне, потом в Париже. Туда мы ездили вчетвером. Знаете, перед концертом Мстислав Леопольдович пригласил нас домой и устроил потрясающий мастер-класс. Мы играли перед ним, а он слушал и делал замечания и мне, и скрипачке, и пианистке. Это настолько интересно: открываются такие музыкальные тонкости. Все не перескажешь, потому что понятно будет только музыкантам. Понимаете, один нюанс — и совершенно по-другому звучит. Мстислав Леопольдович все приговаривал: “Я вам говорю все это на 50 лет вперед!”

Зачем виртуозу тайцзицуань

— Айдар, ты, кроме музыки, чем-нибудь интересуешься?

— Занимаюсь восточными единоборствами, хожу 2—3 раза в неделю на таэквондо.

— Оп-па! Не боишься руки повредить?

— Я аккуратно, в перчатках. И вообще в таэквондо в основном техника ног. А раньше увлекался китайским стилем тайцзицуань — это искусство другого плана. Внутренняя работа, энергетика, расслабление, дыхание, управление телом — все это можно применить в музыке, привнести свое внутреннее состояние в музыку. Или наоборот — из музыки в восточные единоборства. Мы изучаем и восточную философию. Помогает контролировать себя.

— Скажи, откуда у тебя такой поставленный лирический баритон?

— Вообще-то пою с детства, но это были эстрадные и народные песни. Когда я уже учился в Гнесинке по классу баяна, два года ходил на подготовительные курсы и теперь занимаюсь еще и на курсе по сольному академическому вокалу — у Екатерины Валерьевны Стародубровской. Оперные арии, романсы, народные песни — все входит в программу. В этом году у меня выпускной по классу баяна, хочу поступить в аспирантуру. В Гнесинку и параллельно в берлинскую аспирантуру.

— Чтобы уехать навсегда из России?

— Не уехать. Хотелось бы овладеть языком, глубже знать европейскую культуру. Новое общение, новая музыка, музыканты, композиторы. В Германии очень развиты камерные ансамбли — мне кажется, очень полезно поучиться этому. Согласен, у нас непросто выжить. Трудно заработать — особенно тем, кто играет на баяне. Приходится играть на свадьбах, корпоративных вечеринках, я даже в ночных клубах выступал. В Гнесинке все студенты подрабатывают — на стипендию не проживешь.

— Какими языками владеешь?

— Английским, французским, сейчас вот занялся немецким — по-настоящему думаю овладеть им уже в Берлине. А дома мы говорим по-татарски и на русском.

— По-моему, ты такой “ботаник”! У тебя хоть девушка есть?

— Да, в Германии. Она тоже баянистка, в этом году закончила Берлинскую академию и поступила там в аспирантуру.

— Понятно теперь, зачем ты едешь в берлинскую аспирантуру!

— В принципе я еду, конечно, к ней. Она наполовину татарка, наполовину — немка, с родителями переехала из Казахстана в Берлин шесть лет назад. Мы вместе пока не играли, но планируем сделать такой дуэт обязательно.





Партнеры