Вырастет у ФСИНа свин

Дух просвещения гибнет за колючей проволокой

24 августа 2005 в 00:00, просмотров: 309

Реформа льгот, с которой столкнулись пенсионеры, — это, оказывается, еще цветочки. Монетизацию в самой что ни на есть извращенной форме государство устроило гражданским сотрудникам исправительных учреждений. Если бабушек и дедушек лишили льгот, но дали хоть какую-то денежную компенсацию, то у врачей и педагогов колоний забрали и льготы, и деньги. Может статься, что учить несовершеннолетних заключенных 1 сентября будет некому. И лечить тоже.

Учителя Икшанской воспитательной колонии уже несколько месяцев бьют во все колокола: с нового года в нарушение всех мыслимых законов они получают за свой труд меньше, чем получали год назад. И уже почти в два раза меньше, чем зарабатывают их коллеги в соседних, “вольных” школах Дмитровского района. Однако обращения во все инстанции — от Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) до президента Путина — не приносят никакого результата.

Не кочегары мы, не плотники

— Нам “удружил” все тот же злополучный закон №122 о монетизации льгот, — говорит директор школы Наталья Номинат. — Он отменил другой закон — “О социальном развитии села”, действовавший с 1990 года. По нему учителям и врачам, работающим в сельской местности, выплачивалась так называемая сельская надбавка — 25 процентов к окладу.

С нового года эту надбавку оставили только там, где есть внебюджетные источники. Например, в селе Новое Гришино, в котором расположена Икшанская колония, имеется своя школа. Ее педагоги получают сельскую, а также громовскую и гавриловскую (по фамилиям губернатора и главы района) надбавки. А учителям школы за колючей проволокой просто срезали зарплату на четверть и все — никаких внебюджетных денег у колонии нет.

Но это, как говорится, полбеды, и эту напасть можно было бы, наверное, пережить. Ведь с 1 января 2005 года у нас в стране повысили зарплату бюджетникам, в том числе учителям и врачам. Однако учителей “колониальной” школы это повышение почему-то не коснулось.

— Вы не учителя, а сотрудники ФСИН, — объяснили встревоженным педагогам вышестоящие товарищи.

Сотрудники — так сотрудники, назови хоть горшком, только в печь не ставь, рассудили труженики просвещения. И стали ждать повышения зарплат сотрудникам ФСИНа. Ждать, к слову, пришлось недолго: правительство выпустило постановление №902 “О повышении тарифных ставок (окладов) федеральных государственных учреждений” на 20% тоже с 1 января. Но и тут учителей Икшанской колонии ждал сюрприз. Получается, и не учителя они, и не сотрудники ФСИН... А кто же тогда? Филантропы с большой дороги, которые каждый день заходят в класс к уголовникам из любви к острым ощущениям? Или из чувства долга?

— Сейчас мы действительно стали уже патриотами своей школы, и уйти из нее будет нелегко, — говорит учитель высшей категории Александра Милованова. — Но 30 лет назад, не станем кривить душой, сюда все приходили из-за зарплаты. Учителя в колонии получали в два раза больше, чем в обычной школе.

Сегодня, как уже сказано, все с точностью до наоборот. Даже по сравнению со своей декабрьской зарплатой учителя потеряли по 3—4 тысячи рублей. А ведь основная часть педколлектива — женщины, как говорится, в возрасте, и им самое время позаботиться о будущей пенсии. Раньше в школу при колонии, наоборот, некоторые приходили, чтобы заработать на повышенную пенсию. Сегодня — впору уходить. Но кто придет на смену? Выпускницы пединститутов? Чтобы рисковать жизнью, получая за это копейки?

Волчий билет

Впрочем, что же мы все о деньгах да о деньгах… Большую роль в закреплении кадров на селе играют и так называемые натуральные льготы. Это понимали даже большевики — Совнарком еще в 1930 году постановил: квалифицированным сельским медикам, учителям и ветеринарам давать “бесплатные квартиры с отоплением и освещением”. Этой льготой до сих пор пользуются все подмосковные учителя и врачи. Все, кроме тех же многострадальных сотрудников колонии. Бесплатного отопления и освещения их лишили еще в 2000 году. Это как раз совпало с переводом исправительных учреждений из МВД в Минюст. В ходе той пертурбации о льготниках, видимо, просто позабыли, не вписали строчку в бюджет.

Они боролись. Учительница Милованова и медсестра Сентябрева даже выиграли в 2003 году суд, но льготу им так и не предоставили: в бюджете колонии на нее просто не предусмотрено денег — ФСИН не выделяет. А с 2005 года медиков и учителей колонии и вовсе лишили всех льгот. За квартиры они теперь платят в полном объеме. В отличие опять же от “вольных” сельских учителей. Вместо прошлогодних 300—600 рублей получается по 1500—1700. Прибавьте сюда потери по зарплате (3—4 тысячи), и вы поймете, насколько упал их уровень жизни.

Но и в такой печальной ситуации сеятели разумного, доброго, вечного думают не только о себе. Потому что и для их воспитанников руководство ФСИН на днях подготовило сюрприз. Накануне нового учебного года сверху спустили устав школы, которым устанавливается ее новое официальное наименование. Точнее, к старому — Икшанская вечерняя (сменная) общеобразовательная школа №2 — прибавляется небольшой довесок: “При Икшанской воспитательной колонии”.

— Мы всегда боролись за то, чтобы на наших документах не было упоминания о колонии, — говорит директор Наталья Номинат. — Для выпускника это же клеймо на всю жизнь. Даже судимость через некоторое время с человека снимают. А аттестат — он же навсегда. Устроиться потом на работу с таким документом будет практически невозможно.

Наталья Георгиевна знает, о чем говорит. Ведь годом ранее такой же “довесок” прилепили местному ПТУ, и первые выпускники, получившие документы нового образца, ходят теперь со своими аттестатами, как с волчьими билетами, — на работу их никто не берет. Учителя прогнозируют, что желающих получать образование теперь сильно поубавится — от школы будут косить всеми правдами и неправдами…

Кому выгодно?

Если свести все последние нововведения воедино, картина получается странная. Будто кто-то задался целью отвадить от школы в колонии и учителей, и учеников. Причем точно такая же история и в Можайской колонии, и в других исправительно-воспитательных учреждениях. Неужели лишение заключенных медобслуживания и образования — это такая новая государственная политика? Или на “колониальных” учителях и медиках решили банально сэкономить?

Но ведь выгода бывает разной. Тому же экономному чиновнику Минфина или ФСИНа встретить в темной подворотне бывшего заключенного, с которым учителя изучали беседы Порфирия Петровича с Родионом Романовичем, будет намного выгодней, чем такого, чьим образованием занимались только соседи по камере: “Гоп-стоп, мы подошли из-за угла”…

Пока, однако, учителя в Икше и других колониях констатируют: “С 1 сентября бюджетникам снова добавляют 11%, а мы снова пролетаем”.




Партнеры