Собакам на смех

Репортер “МК” испытал себя в новом виде спорта

27 августа 2005 в 00:00, просмотров: 233

К старту меня готовят, как пилота “Формулы–1”: натягивают массивную защиту на локти и колени, упаковывают в шлем. Еще и еще раз проверяют — затягивают все крепления.

После вводной инструкции я, начинающий каюр, худо–бедно стою, балансирую на шаткой трехколесной тележке — скутере. Пока впрягают тягловую силу — четверку ездовых собак, прокручиваю еще раз в голове: “Стартовая скорость — 47 километров в час, крейсерская — 35. Главное — при падении вовремя сгруппироваться”.

Что там “американские горки”?! Вверх–вниз — все предсказуемо. Гонки по горам на собачьей упряжке — это адреналин! Куда рванет стая, почувствовав за спиной новичка, одному богу известно. Да и удержаться “в седле” на поворотах и спусках мало кому до финиша удается…

— Команды подавай громко, иначе лидер упряжки их не услышит, укатишь прямо в Байкал, — “успокаивает” меня собачий гуру Олег Тюрюмин.

Дают отмашку… Кричу: “Гоу!” — и… едва не остаюсь “за бортом”. Собачья братия берет “с места в карьер” — выстреливает с песчаного откоса, как из катапульты. Я подпрыгиваю над скутером, приземляюсь обратно лишь одной ногой. Чудом удержав равновесие, мертвой хваткой цепляюсь за руль.

— Куда?.. Бери вправо — по дорожке, по дорожке! — слышу крики за спиной.

Размеченная трасса остается в стороне. Мимо, как в калейдоскопе, мелькают сосны, люди…

На затяжном подъеме расслабляюсь и вспоминаю, что гонки на ездовых собаках по пересеченной местности именуют “забугорным” термином “драйленд”. Прошел уже не один чемпионат мира по новомодному виду спорта. Участвуют в состязаниях в основном камчатские ездовые собаки и хаски — псины с прозрачными, будто лед, глазами.

В моей упряжке — дети аляскинского маламута Билла. Олег Тюрюмин, купивший именитого бегового пса за тысячу долларов, делился перед стартом: “Продали, потому что не могли в Канаде получить от него потомства. А на Байкале от Билла пошли один за другим замечательные щенки. С тех пор шутим: “Байкальский ветер помог”.

А тем временем лидер в моей упряжке — пятилетний Звонок, — решив срезать путь по склону, резко берет вправо. Машинально пытаюсь вывернуть руль влево, подаю команды... Куда там! Тележка, как перышко, несется по буграм строго за хвостатой сворой. Чудом “разъезжаемся” с массивной сосной, нагибаюсь, чтобы не снесло с телеги под раскидистой лиственницей. В голове стучит: “К черту, к черту этот скутер “в четыре собачьи силы”. Еще раз тряхнет — и я останусь на ветках! Куда лучше самокат…”

Олег предупреждал: “Каждая из ездовых собак — личность. Почувствует за спиной слабинку, тут же покажет, что сильнее “наездника”-каюра!

За поворотом чудом вылетаем на размеченную трассу. Завидев родные пенаты, собачья братия рвет вперед с новой силой. “Стоп! Стоп!” — кричу у финиша охрипшим голосом. Мои ездовые и не думают тормозить. Останавливает их лишь окрик хозяина. Стоим все “в мыле”. Я не бежала, но футболка на моей спине мокрая…

В лагере нас встречают радостным лаем. На широкой поляне расставлены дюжины три собачьих будок.

— Винстон, Аврора, Зенит, Ночка, — представляет нам питомцев мастер спорта Олег Тюрюмин, не один год участвующий как зимой, так и летом в международных гонках на собачьих упряжках.

Пытаюсь погладить белоснежного, под стать северным льдам, Алмаза, а тот уворачивается, по–волчьи пригибая голову. Хозяин объясняет:

— Метисы, родившиеся от сибирской хаски и охотничьей собаки, — псы дикие, наделенные природной интуицией. Сила характера и стремление к победе такие, что впору людям позавидовать.

Насыпая любимцам в чашки сухой корм, Олег вспоминает, как однажды на одном из этапов Кубка мира состязаний “Камчадал” началась пурга. Маяки сдуло. Шесть километров спортсмен несся в кромешной тьме неизвестно куда. Суетиться не стал, доверился лидеру упряжки Звонку. И тот, по звездам или другому, одному ему ведомому ориентиру, вывез Олега к финишу.

— Ездовые собаки ближе к природе, звери гордые! Им нетрудно пробежать за сутки 50—60 километров. При этом ни одна из них в упряжке не будет халтурить. Если собака ослабила потяг, знаю — ей попросту нездоровится. Тогда я снимаю ее с упряжки и забираю к себе в нарту.

А в лагерь тем временем прикатывают поучаствовать “в аттракционе” туристы из Англии. Чтобы прокормить своих хвостатых подопечных, Олег устраивает иной раз за 600 рубликов для иностранцев “гонки на выживание”.

Для больших острых ощущений англичане просят запрячь в скутер шестерку собак. Я со злорадством потираю ободранную о кустарник ногу. Лидер “свеженькой” шестерки — Зенит — нетерпеливо перебирает у старта лапами.




Партнеры