“Городок” в деревне

Илья Олейников стал совожаворонком

30 августа 2005 в 00:00, просмотров: 307

— Записывайте: по проспекту Культуры прямо, через мост, до Бугров. Пять километров прямо, первый перекресток налево, деревня Порошкино, коттеджная застройка “Русская деревня”. Там спросите…

Все-таки хорошо иметь домик в деревне. Особенно если работаешь в “Городке”. Впрочем, место, где вот уже несколько лет проживает популярный телеведущий Илья Олейников, деревней назвать язык не повернется. От Питера всего семь километров…


Нужный коттедж нахожу сразу. Дверь открывает сам артист: “У нас сорок минут, — это вместо приветствия. — Давайте в темпе”.

Проходим… Нет, скорее пробегаем через столовую в зимний сад. Огромное количество экзотических растений. Илья Львович, заметив мой взгляд, поясняет:

— Тут уже переизбыток зелени. Ирина (жена. — А.С.) уехала на юг, я на десять дней остался один и поливаю все это раз в три дня. Вроде несложно, но что-то этот процесс стал меня раздражать. Уже думаю: надо бы уничтожить некую часть зеленых насаждений.

nnn

Дому Олейниковых семь лет. Переехали они сюда из Яковлевского переулка, что в Московском районе Санкт-Петербурга. Однажды, рассказывает Илья Львович, к ним в гости пожаловала знакомая Галя, ясновидящая, и сказала: “Вы здесь больше, чем три года, не проживете”. Олейников тогда кричал: “Как?! Я все бабки в эту квартиру вложил!..” Но и трех лет не прошло, как отец семейства съездил к своему другу в “Русскую деревню” и поддался уговорам купить “коробку” для будущего дома.

— Это был совершенно жуткий поселок. — рассказывает артист. — Жилых домов — всего-то штук пять, не больше. Остальные — какие-то страшные “коробки”… Посмотрел так, вижу: одна “коробка” хорошо стоит — на возвышенности, озеро рядом красивое… И мы ее купили. Я потом проклинал прораба, который девять месяцев приходил и забирал все, что я заработал. И наконец, ну точно как беременная женщина, мы разродились.

Выходим на улицу, спускаемся с крыльца. С обратной стороны трехэтажного коттеджа начинаются террасы. Одна за другой спускаются они к озеру, за которым виднеется город Петра. Илья Львович садится на скамеечку недалеко от фонтана и любуется открывающимся видом.

— Участок сначала был маленьким — 14 соток. А граничил он вот с этим жутким оврагом. (Перед моими глазами ландшафт необыкновенной красоты — даже не верится, что когда-то его можно было обозвать “жутким оврагом”. — А.С.) Он выглядел настолько ужасно, что у меня и в мыслях не было его приобретать, хотя сделать это можно было за копейки. Ира убедила. А потом я нашел одного такого “сумасшедшего”… Леша зовут, Волков. Феноменально талантливый дизайнер с очень интересными идеями. Три года участок ваялся. Леша придумал процентов 80, наверное, того, что есть теперь. Но и я свои 20 тоже внес! — гордо произносит Олейников. — Ну посмотрите: неужели не рай?

Мы проходим мимо яблонь — год настолько урожайный, что все ветки укреплены подпорками. Спускаемся по лестнице в тот самый овраг. Останавливаемся в настоящей перголе (увитый зеленью “коридорчик” из деревянных решеток), где Олейников бережно поправляет плющ.

— А что тут зимой происходит? — спрашиваю.

— Зимой все заканчивается у крылечка — дальше гаража мы попросту не выбираемся. Снега выпадает много — вниз уже не спуститься. Так что зимой мы… ждем лета.

nnn

Так и живут в трехэтажном особняке Илья Олейников с супругой Ириной и жена его сына, Дениса Клявера, Юля с детьми. А сам солист популярной группы “Чай вдвоем”, или попросту сын Ильи Львовича, приезжает сюда из своих московских апартаментов на недельку каждый месяц.

— Здесь хорошо. Я раньше не понимал этого кайфа — жить за городом, — признается Илья Львович. — Никто тут над тобой не пиликает — люди не мешают, и ты никому. Допустим, мне пришла в голову какая-то музыкальная идея… А у меня компьютер перегревается, и я окна открываю — чтобы ему прохладнее было, вместо вентилятора… Так вот: я могу в два часа ночи спокойно открыть окна и, так сказать, шарашить на полную.

— А каков ваш обычный распорядок дня?

— Встаю я сейчас рано. “Городок” снимаем 11 раз в месяц — с раннего утра до позднего вечера. А если нет “Городка”, с утра иду на тренировку. То есть период, когда я вставал в 10—11 часов, закончился давным-давно. В восемь, семь, полседьмого… Значит, встаю я рано, ложусь поздно. Так что я не сова и не жаворонок, а что-то промежуточное. Совожаворонок какой-то!




Партнеры