Слово для любви и для молитвы

“Феномен Берковского” еще изучать и изучать

31 августа 2005 в 00:00, просмотров: 214

Когда он начинал петь, зал не замирал, не затихал в присутствии Мастера, а начинал подпевать. Не стесняясь отсутствия голоса и некоторого незнания слов. Его и сейчас хочется слушать и петь вместе с ним…


Сегодня сорок дней, как нет с нами любимого и популярного барда Виктора Семеновича Берковского. В июне мы приглашали всех на концерт в его поддержку — он тяжело болел, а уже через месяц его не стало.

Среди бардов даже существует термин “феномен Берковского”. Всю жизнь профессор Московского института стали и сплавов наряду с преподавательской и научной работой писал музыку. Он никогда не был лауреатом каких-либо конкурсов. Он не член Союза композиторов. Он просто писал “песни нашего века”, которые потом пела и поет вся страна: “Гренада”, “Песня шагом, шагом”, “Вспомните, ребята!”, “Спляшем, Пэгги, спляшем!”, “Божественная суббота”, “На далекой Амазонке”, “Под музыку Вивальди” (совместно с Сергеем Никитиным), “Альма-матер”, музыкальный спектакль “Али-Баба и 40 песен персидского базара” и многие другие. Нынешней весной бард одним из первых был удостоен Национальной общественной премии в области авторской песни “Благодарность”. И это была его единственная награда.

Это был один из немногих оставшихся романтиков-шестидесятников, совмещавших авторскую песню и научную работу. Несмотря на болезнь, Берковский продолжал писать статьи и читать лекции в своей альма-матер — Московском институте стали и сплавов, где проработал полвека. Он был еще и профессором, ученым и педагогом, автором учебника по пластической деформации металлов. Благодаря его музыке рождались песни, которые знают и помнят все, которые уже давно живут своей, жизнью. Ставшие народными, потому что и поет-то их народ. Виктор Берковский умел создавать такие песни. А гитару “великий мелодист”, как называл его Окуджава, освоил только в 30 лет, уже будучи без пяти минут кандидатом наук…

Когда его хоронили, гроб с телом несли по живому коридору. Было очень много цветов, было много песен. Проводили его так, как всегда провожают великих артистов, — аплодисментами.

Он был фантастически порядочен. В прощальном слове Сергей Никитин сказал: “Его качества — порядочность и доброта. Хорошо, если мы сможем теперь как-то распределить их между собой, чтобы восполнить потерю. Это будет лучшая память”.

Скоро выйдет диск, который будет посвящен его памяти. Диск готовит известный ансамбль “Песни нашего века”, которым он долгое время руководил. По словам его друга и соратника Вадима Мищука, на диске будет примерно 18—20 песен. В работе примут участие и те, кто все эти годы входил в ансамбль, и те, кто участвовал в его деятельности лишь на первом этапе.






Партнеры