Александр Pоднянский: бегом от политики

В новом телесезоне на канале СТС ожидается много премьер

1 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 462

К уже обкатанным, успешным программам “Жизнь прекрасна” с Михаилом Швыдким, “Детали” и “Самый умный” с Тиной Канделаки, “Истории в деталях” с Сергеем Майоровым, ситкому “Моя прекрасная няня” добавятся “Хорошие шутки” Лазаревой и Шаца, “Скрытая камера”, которую будут вести другие оэспэшники — Белоголовцев с Бочаровым. А “Кино в деталях” теперь представит Федор Бондарчук. Появятся новый ситком “Люба, дети и завод” и лирическая комедия “Не родись красивой”. О месте и времени СТС в сегодняшней жизни мы беседуем с гендиректором канала Александром Роднянским.


— В прошедшем сезоне доля зрителей оказалась почти 10 процентов. Это ваш потолок?

— Каждый год рейтинги у нас лучше, чем в предыдущий. Но все эти цифры интересны только акционерам канала и участникам телевизионной конкуренции. Наши 10 процентов означают лишь то, что у нас есть лояльная, верная и довольно большая группа зрителей и что СТС — один из лидеров отечественного эфира. Но вообще я верю в тенденции, которые говорят о том, что время больших универсальных каналов завершается, а приходит время очень адресных и даже специализированных каналов по интересам. И через год-два года мы столкнемся с виртуальным пространством, насыщенным тысячью вариантами выбора, то есть будет, скажем, тысяча телевизионных каналов.

— Ну, вы, батенька, мечтатель.

— Да какая же это фантастика?! Вы берете уже сегодня “НТВ-плюс” и получаете 100 каналов. А что будет дальше? Ну хорошо, не год-два, но через 7—10 лет все так и случится.

— Какая целевая аудитория у СТС?

— Если говорить демографически, то это зрители до 54 лет, которых мы ценим больше всего. Но если еще более жестко, то до 45 лет. Для СТС традиционно всегда была важна семейная аудитория с акцентом на детскую, и по детским программам, к примеру, мы по России часто занимаем первое место. Но прежде всего, конечно, наша цель — молодые и активные зрители. И поэтому мы хотим быть не просто стильным каналом, а стилеобразующим. Таким, на который родителям не страшно оставлять детей.

— Ну, а бабушек-старушек вы выбрасываете за борт и отдаете большим каналам?

— Мы никого не отдаем, зачем вы из нас делаете биологических фашистов? Просто мы твердо знаем, что существуют свои зоны интересов. Традиционно аудитория старше 55 смотрит первый и второй каналы. Мы их не можем забрать, да и не пытались. СТС — дитя совершенно новых времен, в СССР такой канал был бы просто невозможен. Наша аудитория была и остается молодой. Но это не означает, что лет через 20, когда она повзрослеет, мы ее бросим. Может, изменимся с аудиторией. Наша цель — постоянный диалог со зрителями. А бизнес для нас не цель, а средство.

— В нашей непредсказуемой стране говорить о бизнесе опасно, правила игры все время меняются.

— В нашей непредсказуемой стране меняются не правила бизнеса, а условия его существования. А правила бизнеса никогда не меняются, они очень просты. Есть зрительский запрос, и есть ответ профессионала. Либо мы на него отвечаем ответственно и достойно, при этом стараясь не падать ниже плинтуса...

— То есть не окушанашвиливаться?

— Да, не подглядывать за всеми мыслимыми биологическими проявлениями и физиологическими процессами. Для меня это неприемлемо. Осмысленный и разнообразный мир с верой в возможности человека — это то, о чем мы мечтаем. И в этом году СТС будет совсем респектабельным и, надеюсь, современным каналом.

— СТС-революция уже в эту концепцию не входит?

— Нет, мы в этом году очень спокойно сохранили успешные бренды, укрепляем то, что подразумевалось под “первым развлекательным”. И для нас развлекательность не подразумевает ничего плохого, плоского, пошлого, такого, чего нужно стыдиться. Это огромный мир больших чувств, планов и увлечений.

— Но это зависит от вашего вкуса. А придет другой человек, и все поменяется?

— Мы предлагаем проекты и правила отношений, с которыми аудитория либо соглашается, либо нет. И основанием этого соглашения является внимание аудитории к телевизионному каналу. Есть программы “Истории в деталях”, “Жизнь прекрасна”, “Самый умный”, “Снимите это немедленно”, “Кино в деталях”, “Фильмы ВВС”, “Скрытая камера” (но уже совершенно иного уровня — с оэспэшниками Бочаровым и Белоголовцевым), новые ситкомы, мы предлагаем качественные и амбициозные телепрограммы. И не случайно именно “Моя прекрасная няня” стал образом канала СТС. Нам за него не стыдно. “Няню” регулярно смотрит в любое время суток четверть населения Москвы. Люди могут посмеяться не только над героями сериала, но и над множеством знакомых людей, которых так легко опознать в персонажах комедии.

— Вы сказали, что вскоре технически будет возможно иметь в России сотни каналов. Таким образом, телевидение как бы расщепляется, и его политическое влияние будет минимальным. Получается, что те, кто сегодня хочет управлять ТВ в политических целях, останутся в аутсайдерах?

— Политика — лишь одна из многих сфер деятельности человека, а телевидение по определению пытается вместить в себя все. И потому не может быть полностью политизированным. И СТС предлагает полноценный разговор о жизни и мечте вне политики, вне плоских политтехнологических и пропагандистских схем. Формат СТС очень оптимистичный, позитивный и адресованный неглупым, милым и славным людям, которые хотят жить самостоятельно, без подсказок. А политики не окажутся аутсайдерами, если будут ясно отдавать себе отчет в том, каким образом развивается медиа, и если будут пользоваться наиболее эффективными техническими возможностями. Я вообще не верю, что телевидение — единственный и достаточный ресурс, который в состоянии решить судьбу политического выбора.

— Вы так думаете лишь потому, что не работаете в кремлевской администрации?

— Я не знаю, каким образом на самом деле представляют себе роль медиа совсем неглупые и уж точно вполне образованные люди. Надеюсь, адекватно.

— СТС благополучно убежал от политики и не имеет тех проблем, что возникают у федеральных каналов. Вы сознательно это сделали? А может, вы ненавидите политику или понимаете, что ее время на ТВ прошло? Или выполняете глобальный план по отвлечению людей от трудностей, выстраиваясь вслед за “Кривым зеркалом” и каналом “Спорт”?

— Я не вижу за проектом СТС ничего, что можно было бы сформулировать как желание отвлечь от чего-то зрителей. Это честное и лишенное лукавства высказывание. Людям хочется смотреть веселые фильмы, милые развлекательные телешоу, вполне увлекательные документальные передачи, программы, связанные с изменением собственного образа жизни, хочется верить в лучшее, в чудо. И вот такую возможность мы им даем. Это делает представление о жизни объемней и разнообразней. Телевидение больше не может претендовать на роль указующего перста, ментора, диктатора, учителя. ТВ не более чем один из многочисленных партнеров по диалогу. Вы же выбираете себе друзей, собеседников, компанию, с которой проводите вечер. Точно так же и телевидение. И пора прекратить нагружать его всякими сакральными функциями.

— СТС называют еще глянцевым журналом. В СССР за это вас бы обвинили в мещанстве и буржуазности. По тем временам это был страшный грех.

— Да, мы очень буржуазный канал. В СССР эти ценности были скомпрометированы. А ведь это ценности индивидуальной свободы, индивидуального счастья, которые бесспорно являются ключевыми для канала СТС и его зрителей.

— Вы бежите от политики, а в то же время подписали письмо трех десятков академиков ТЭФИ, протестуя против зажима демократии. Хотите остаться приличным человеком?

— Когда я понял, что телевидение не только дискуссионная площадка и что оно может быть использовано любой из политических сторон, начиная от владельцев каналов и кончая властью, я стал думать о возможностях другого ТВ. И потому пришел на СТС. И не из-за осторожности и особого ума, а из большого интереса и желания делать неожиданное и любопытное зрителю телевидение. И не только ТВ, но и кино. И не случайно СТС так связан с кино.

— Не дают покоя лавры REN TV с его “Возвращением”?

— Ничего подобного. Я очень люблю фильм “Возвращение”, но я родом из кино. У меня до этого было две номинации на “Оскар”. У меня лично как у режиссера две “Ники” и штук 30 международных наград. Но когда передо мной уже в качестве руководителя серьезной компании становятся вопросы, связанные с отношением профессионального сообщества к ключевым вопросам, я, ненавидя коллективные письма, это письмо подписал. Но для меня это не политический шаг, просто я стараюсь быть ответственным по отношению к тому делу, за которое отвечаю. Давным-давно, много лет назад, я решил, что не буду врать.

— А как можно быть успешным ТВ-бизнесменом в России, не имея связей и дружбы с определенными людьми?

— Мы делаем серьезное телевидение, при чем тут дружба? Нам важно участвовать в ясной деятельности с прозрачными намерениями. У нас выстроенная компания с сильными акционерами, большими финансовыми возможностями, любимая значительной частью аудитории. Что здесь такого, для чего нужны особые связи?

— Один человек из другого бизнеса говорил примерно те же слова, а сейчас он сидит в “Матросской Тишине”...

— Это же разные вещи. Но неприлично обсуждать человека, находящегося в подобном положении. Мы никогда не пытались влиять на политическую ситуацию в России: а как и кто должен назначаться губернатором, как должен быть организован парламент, какой должен быть вектор у страны — левый или правый? Канал СТС и я как его руководитель никогда в жизни себе этого не позволим. Мы претендуем только на интерес аудитории и готовы быть перед ней ответственны. Поверьте, это не пустые слова.





Партнеры