Лужкова — к ответу!

Читатели “МК” задали мэру самые неожиданные вопросы

2 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 218

Мэр Москвы — очень занятой человек. Особенно накануне Дня города. Но для разговора “без купюр” с читателями “МК” Юрий Лужков нашел время. Как он признался, “не мог не найти”. Во-первых, потому что наша газета тоже самая что ни на есть народная: ее читают более двух миллионов москвичей. А во-вторых, потому что сам мэр вот уже много лет является одним из самых преданных читателей “МК”.

Прямая линия с Лужковым растянулась на полтора часа. Чашка крепкого чаю с лимоном осталась нетронутой. “Непростые вопросы задают, но справедливые”, — ответив на последний звонок, признался мэр.

“Хотите дать мне срок?”

— Юрий Михайлович, здравствуйте! Меня зовут Светлана Васильевна. Во-первых, хочу признаться вам в любви, пожалуйста, останьтесь еще на один срок…

— Спасибо. Вы хотите еще один срок мне дать?

— Да, конечно. Я думаю, только вы можете решить проблему репрессированных. Скажите, нам будет прибавлена пенсия?

— И не только репрессированным, а всем категориям льготников. Мы в Москве постоянно стремимся, чтобы с помощью городских дотаций поднять уровень пенсий до величины прожиточного минимума, который в настоящий момент для пенсионеров составляет 2890 рублей. Это, конечно, не много, но мы стараемся, потихонечку добавляем. В этом году уже дважды добавляли и будем проводить эту политику впредь. Экономика стабильно развивается, город работает, прилично зарабатывает сам, и большую часть своих доходов мы традиционно тратим на людей. В следующем году более 40% бюджета будет израсходовано на поддержку социальной сферы, в том числе малообеспеченных граждан.

— А как насчет тружеников тыла? Их все-таки включат в число федеральных категорий льготников?

— Пока ответа по труженикам тыла нет, правительство не хочет расширять число льготников.

— Но ведь мы всю войну работали…

— Я понимаю, что с вами обошлись несправедливо, но город вас не бросит. Труженики тыла будут поддержаны за счет средств московского бюджета.

— Спасибо, очень благодарны вам за вашу работу, будьте здоровы.


— Здравствуйте. Это Александр, предприниматель, работаю в сфере ЖКХ. Я по поводу системы конкурсов. Раньше какие-то вопросы можно было решать напрямую с префектурами. Сейчас все сливается в тендерный комитет, где работает куча народу и концы очень сложно бывает найти.

— Я знаю этот вопрос, и мы приняли уже решение о разделении полномочий. Крупные заказы, которые идут от города, будут выставляться на конкурсы через тендерный комитет. А заказы меньших объемов, в первую очередь в области жилищно-коммунального хозяйства, должны, конечно же, осуществляться через префектуры и даже через управы. Конкурсная система должна стать более прозрачной, чтобы не было у нас каких-то карманных фирм, стабильно получающих заказы.

— Дай-то бог.


— Добрый день. Это Константин Николаевич Арсеньев, 77 лет, пенсионер. Хочу попросить у вас 30 тыс. рублей на путевку в санаторий. Мечтаю хоть раз за 77 лет хорошо отдохнуть.

— Путевку в санаторий мы вам дадим. Но не деньгами, потому что деньги мы даем только в экстренных случаях — например, на оплату дорогостоящих операций жизненной важности. А вам нужно отдохнуть, подлечиться, это можно организовать и без денег.

— Да ну? Спасибо большое.

— Желаю вам хорошо отдохнуть, набраться сил. Как у вас здоровье-то?

— Слава богу, двигаемся пока. И без клюки.


— Юрий Михайлович, здравствуйте. Меня зовут Анна, я москвичка. Вот вы призываете молодежь рожать, это правильно. Но дальше-то как быть? Куда пристроить ребенка, если денег на частный сад нет, а муниципальные сады переполнены?

— Согласен с вами, Анна, это серьезная проблема. Буквально на прошлом заседании правительства мы смотрели вопрос, как увеличить число мест в муниципальных детских садах. Пока кардинального решения эта проблема, увы, не имеет. Дефицит детских дошкольных учреждений в течение нескольких лет в городе сохранится. Дело в том, что в эпоху так называемой приватизации Москва потеряла около 500 ведомственных садиков. Большинство из них были проданы и перепрофилированы. И вот так сразу возместить эту потерю за счет средств одного бюджета невозможно. В год у нас получается добавить 20—30 новых детских учреждений, так что считайте. Сейчас очередь в детские сады составляет 13 тысяч человек. Надеюсь, что к 2010 году она рассосется. По крайней мере, мы сделаем для этого все возможное.

— Будем надеяться, спасибо.

“Вы наконец-то вздохнете полной грудью”

— Алло, добрый день. Это мэр? Я проживаю на Щелковском шоссе. Слышали, что у нас будут сносить автовокзал, а заодно и нашу девятиэтажку.

— Девятиэтажку? Нет, такие дома мы уничтожать не собираемся. В отношении 9-этажных домов у нас по всей Москве принято только одно решение о сносе. Все остальные дома в свое время будут реконструироваться без отселения жителей. Вообще у нас в Москве действует порядок, по которому жители сносимых домов могут переселяться только в пределах своего района. Не дальше.

— Да мы бы рады уехать из своего района, тут из-за автовокзала такой бардак…

— Автовокзал мы переведем на “Черкизовскую”, ближе к Третьему транспортному кольцу, там уже подобрана свободная площадка. Освободившуюся территорию благоустроим, и вы наконец-то вздохнете полной грудью, потому что автовокзал по соседству — это, конечно, не подарок. Я все понимаю.

— Спасибо большое, Юрий Михайлович, очень приятно было с вами поговорить.

— До свидания, с праздником.


— Здравствуйте. Из района Хорошево-Мневники вас беспокоят. У нас проблема — под строительство детского парка чудес закрыли продовольственный рынок, и нам негде стало покупать продукты. Ходить в дорогие магазины мы не можем.

— Я понял ваш вопрос. Для новых русских там условия сносные, а для старых русских — плохие?

— Да, вы правильно поняли.

— Я обещаю быстренько разобраться. Не знаю, удастся ли мне сразу кардинально решить вопрос с открытием социального магазина, потому что под него нужно находить свободную площадку, но какое-то решение я постараюсь найти. Для пожилых людей, для старых русских условия торговли должны быть иными.


— Юрий Михайлович, меня зовут Кричевская Ирина Александровна. Мы живем в ЦАО, на улице Марксистской. Несколько лет назад наша жизнь превратилась в кошмар: сначала помещение на 1-м этаже арендовал ресторан, потом кавказцы, теперь там, видимо, действует круглосуточный бордель — сауна с эротическим массажем, как указано на интернет-сайте. А префектура, куда мы неоднократно обращались, называет все это “зоной отдыха”. Помогите, пожалуйста, нормально жить в Москве!

— Мы вмешаемся в это дело и бордель прикроем. Не волнуйтесь.

— Очень на вас надеемся.


— Здравствуйте. Меня зовут Ольга. У меня такой вопрос: будут ли сноситься дома на Новом Арбате по четной стороне?

— Нет. Не знаю, приятная это для вас информация или нет, но мы даже в далекой перспективе не планируем на Новом Арбате сносить жилые дома.


— Здравствуйте, Юрий Михайлович. Меня зовут Николай, я живу в Митине. Когда же в Митине будет метро? Я слышал, что денег опять не дали.

— Деньги на строительство метро есть, но их всегда не хватает. Можно с уверенностью сказать, что к концу 2007 года мы доведем линию до Строгина. Она пройдет внутри тоннеля, где по верхнему уровню будет организовано движение автомобильного транспорта, а внизу — метропоездов. После чего метро пойдет к вам, в Митино. Но, к сожалению, это будет не раньше 2009 года.


— У меня такой вопрос: постоянно езжу на работу мимо бывшей гостиницы “Москва”. Что там все-таки будет? Я слышала предположение, что на месте гостиницы будет площадь и ваш памятник. Это правда?

— Что-что? Какой памятник? Я ведь еще живой. Совсем с ума посходили… Гостиница “Москва” будет построена в полном соответствии со своим историческим обликом. В том числе мы восстановим архитектурную ошибку на фасаде здания. Помните историю про Сталина, который утвердил два варианта фасада, и архитекторы, побоявшись уточнить, изобразили оба? Под землей будет крупный многоэтажный гараж. Это жизненно необходимо в центре города. Первый этаж гостиницы будет проходным: люди смогут спокойно пройти от сквера со стороны “Метрополя” до Манежа. Это будет общественная зона с бутиками, ресторанами, кафе и т.п. Внутренний двор, который в бывшей гостинице “Москва” всегда был в загаженном состоянии, мы накроем стеклянной крышей и организуем там зимний сад. В холодную погоду можно будет прийти и среди зелени спокойно выпить чашку кофе. Правда, хорошая идея? Та часть, которая идет к “Метрополю”, будет сделана на уровне его крыши, чтобы не было перекоса по высоте между двумя гостиницами. И последнее: в свое время “Москва” была какой-то мрачноватой. Серое угрюмое здание не очень соответствует разноцветью Москвы. Я предложил сделать ее посветлее.

— Вы так интересно рассказываете. А когда мы все это увидим?

— Точную дату я вам не могу сейчас сказать, но работа будет сделана быстро.

— Спасибо, Юрий Михайлович, всех вам благ.

— И вам спасибо, а еще — с праздником!

“Я вас кохаю!”

— Здравствуйте. Меня зовут Таня, я из Москвы. Живу в Сокольниках. Вы уже знаете, чем будете заниматься, когда ваши полномочия мэра Москвы закончатся?

— Пчеловодством.

— На даче будете жить? У вас есть садовый участок?

— Есть участок, потом в Калуге, в глухой деревне домик в одну комнату с печкой. Там около сотни ульев. Так что пчеловодством я буду продолжать заниматься, это дело надо активно развивать.

— А политикой?

— Политику я не люблю и никогда не любил. Хозяйство, бизнес, строительство, какая-то другая деятельность — вот это мое. Как говорится, поживем — увидим, но пенсионной болезнью я точно не заболею. Характер не тот. Вот так, Танечка.


— Здравствуйте. Это Юрий Михайлович?

— Да, здравствуйте.

— Меня зовут Оксана.

— Оксана? Украинское имя. Повитаю тебя, Оксана.

— Что-что?

— Как говорят на Украине, ласкаво просимо…

— А я вас кохаю, Юрий Михайлович.

— Контакт, как говорится, многозначительный.

— Юрий Михайлович, у меня к вам личные вопросы, можно? Вы в каком районе Москвы живете?

— Я в центре живу, на улице Александра Невского.

— Здорово!

— Да чего ж хорошего? Духотища, воздух не тот. Правда, я там практически не бываю. В основном наша семья живет в загородной резиденции мэра, это где-то 40 км от города.

— А дети ваши там в школе учатся?

— Да, недалеко от дома.

— Им сколько уже лет?

— Елене — 13, Ольге — 11. Большие уже.

— А на кого они похожи?

— Они похожи на нас обоих, потому что мы похожи друг на друга.

— А чем они увлекаются?

— Страшно сказать — компьютерами. Это что-то ужасное, за уши не оттянешь. Ничего в жизни не нужно, только сидеть за этим самым экраном и что-то такое выкорчевывать в Интернете. Я жутко возмущен. Я ненавижу этот компьютер, потому что он занимает все свободное время.

— А наказать?

— Это, наверное, неправильно с точки зрения имиджа отца, но наказание в нашей семье категорически не практикуется.

“Аджарцы проявили необоснованную слабость”

— Здравствуйте, Юрий Михайлович. Меня зовут Андрей. Я уже 15 лет назад приехал в Москву из Аджарии. В свое время, еще до “цветной революции” в Грузии, Москва оказывала большую помощь Батуми. И потом вы активно защищали Аслана Абашидзе, даже, говорят, приняли его у себя после бегства из страны…

— Это правда.

— Что-то в последнее время об Абашидзе ничего не слышно. Чем он сейчас занимается?

— Аслан Абашидзе был вынужден уехать из Батуми под давлением Саакашвили, поскольку его жизнь находилась в реальной опасности. Мы его встретили, помогли разместиться. Он и сейчас не оставлен без внимания, без нашей дружеской опеки. Конечно, Аслан Ибрагимович страдает от того, что по существу остался без своей исторической родины. Дела там, в Грузии, идут не самым лучшим образом. Власти не поднимают уровень жизни основной Грузии до Аджарии, а понижают уровень Аджарии до грузинского уровня. Конечно, Аслан Ибрагимович очень остро переживает эту ситуацию. Аджарцы, говорят, уже повсюду вывешивают лозунги: “Бабу, вернись”. В свое время они проявили слабость перед Саакашвили. Я бы сказал, необоснованную слабость. Я расскажу Абашидзе о вашем звонке. Ему будет приятно узнать, что есть москвичи, которые жили в Батуми и которые желают ему всего доброго.

— Спасибо вам, счастливо.


Связь предоставлена компанией Аэроком.



Партнеры