Смена строгого режима

Не ковыряй в носу, когда играет гимн!

3 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 781

Заканчивается последняя летняя смена для хулиганов, алкоголиков, воришек в лагере отдыха “Русь”. Трудные подростки в возрасте от 7 до 17 лет закончили свои каникулы и в ближайшие дни вернутся по домам, чтобы вновь трепать нервы учителям, тревожить соседей и заставлять плакать родителей. Впрочем, у многих папа и мама спокойно относятся к “шалостям” отпрысков, просто не осознают, что делают их детки, сквозь алкогольный туман.

Познакомиться с завтрашним преступным элементом, которого сегодня еще пытаются вернуть на путь истинный, репортеры “МК” отправились в лагерь строгого режима.

Курите, Шура, курите!

Битый час колесим по проселочным дорогам Клинского района, но лагерь отдыха “Русь” словно растворился в подмосковных просторах. Как будто сотрудники ГУВД специально решили запрятать “пионеров-героев” подальше от федеральных дорог и местных жителей.

— Эти преступники за лесом схоронились, — показывает нам дорогу в деревню Акатово старушка божий одуванчик. — Ой, шустрые ребятишки, в прошлом году к соседу моему за самогонкой повадились, а яблочками в моем саду закусывали, да и забор мой на костер прихватили.

На проходной у входа в лагерь нас встречает бодрый капитан милиции.

— Баллончиков газовых, оружия нет? — спрашивает он. — Документы предъявите!

Прибывающих в летний лагерь труда и отдыха детишек также прямо у ворот встречают сотрудники милиции в форме:

— Дорогие друзья, открываем чемоданчики. Бутылки с водкой ставим направо, пиво — налево. Сигареты сдаем вожатому под расписку. Ваше добро никуда не денется, получите обратно, в конце лагерной смены...

Никакой колючей проволоки и дежурного с автоматом. Однако на “пионерский” отряд приходится два инспектора по делам несовершеннолетних, вожатая-педагог, помощник воспитателя и психолог.

— В прошлую смену в лагере круглосуточно дежурил наряд из 20 омоновцев с резиновыми дубинками, — рассказывает директор лагеря Тамара Денисова. — От таких мер предосторожности ребята чувствовали себя как на зоне, и мы от них отказались. Теперь сотрудники милиции ходят в штатском, а форму надевают лишь на торжественные лагерные мероприятия.

А вот и юные воспитанники нестройными рядами, вразвалочку возвращаются из столовой.

— После сытного обеда, чтобы жиром не заплыть... — начинают своеобразную речевку мальчишки.

— Нужно срочно покурить! — хором отвечают им девчонки.

Ребятишки бегут на перегонки в беседки. Их две — для мальчиков и девочек. В них-то подростки и справляют никотиновую нужду.

— Окурки нужно складывать в ведро, если затушил бычок в неположенном месте, могут и наказать — отправить домой, — говорит 11-летний лопоухий Витек.

А там семья безработных родителей-алкоголиков, которая матом и побоями встретит нежданного нахлебника.

— Сигареты выдают не чаще, чем раз в час, — жалуется 12-летний Женька. — Не дают курить перед завтраком, чтобы мы, видите ли, не испортили себе аппетит.

Руководство лагеря пошло подросткам навстречу. Разумеется, взрослые категорически против курения. Но что же делать, если ребятишки дымят как паровозы с 7—9 лет. Побороть дурные привычки за месяц не под силу даже самым лучшим педагогам.

— В последний раз бухал в автобусе, когда ехал сюда в лагерь, — вздыхает 15-летний Рома. — Налили мы водку в бутылку из-под минералки, ехали — типа водичку попиваем. Ой и хреново же мне было следующие два дня. Ближайший магазин в 6 км от лагеря, да и за ворота не выйти. Видели капитана у входа? Дежурит круглые сутки, и муха мимо незамеченной не пролетит.

— Учитесь, лохи! Я припрятал несколько бутылок прямо в траве, у забора, — хвалится 16-летний Максим. — В лагере не первый год, знаю, что шмон часто бывает. Вечерком пойду и палочкой ее преспокойно достану. Всем налью за закрытие смены.

Токсикоман алкоголику не товарищ

В непринужденной обстановке, выпуская клубы дыма, ребята хвалятся своими “геройскими” поступками.

15-летний Леха с глубокими карими глазами получил два года условно по статье 207 УК РФ — заведомо ложные сообщения о факте терроризма.

— Пошутил, а меня поставили на учет в детскую комнату милиции, — жалуется он.

А дело было так. Леха с первого класса ненавидел великий могучий русский язык, особенно контрольные по этому предмету. К 15 годам он повзрослел, насмотрелся детективных фильмов и наконец-то созрел, чтобы сорвать ненавистный урок. По ночам мальчик вырезал буквы из газетных статей, аккуратно наклеивал их на листок школьной тетради. И вот что у него получилось: “Школа заменирована, все срочно покедайте сдание, иначе взлитите на воздух!” Листочек подкинул на переменке под дверь “русичке”. Вся школа буквально стояла на ушах. Приехала оперативная группа ФСБ, милиция с собаками. И только Леха еле-еле сдерживал смех.

— Друг меня заложил, — жалуется он. — Нервы, видите ли, у него сдали. Менты посадили нас в класс и запугали, что вычислят зачинщиков “теракта” и всех отправят в детскую колонию. Хотя и “русичка” тоже виновата — по ошибкам в тексте подтвердила, что это я писал текст.

— Дурак ты, Леха, — сплевывает 12-летний Дениска. — Вот я на 1 апреля круто пошутил: позвонил по 02 и сообщил, что школа заминирована. В отличие от тебя, все продумал до мельчайших деталей. Для начала решил изменить голос: открутил в трубке диск, вставил в нее 2 металлические крышки из-под бабкиных маринадов, которые неделю лобзиком оттачивал до нужного размера. Все вставил в диск обратно. Голос получился как из могилы, разговаривал 20 секунд, чтобы не успели засечь. Все уроки сорвал, и фиг два меня менты вычислили.

Галина Зайцева — майор-милиции, старший инспектор по делам несовершеннолетних Дмитровского района — по долгу службы знает все примочки юных террористов.

— Не устаю поражаться детской фантазии, — вздыхает Галина Николаевна. — Так, в Талдомском районе в диспетчерскую службу звонил весь 7-й класс по очереди. Вычислили их за несколько часов, ребятишки звонили с одного мобильника.

— А мы бомбу с другом изготовили, — продолжает тему 14-летний Сергей. — Коробку из-под торта покрасили в зловещий черный цвет, вовнутрь дедовский будильник поставили. Тарахтел он так жутко, словно настоящий часовой механизм. Обмотали коробку скотчем и поставили под машину директора школы, чтоб неповадно ему было родоков в школу вызывать. Как раз дворничиха во дворе подметала, шум подняла. Что тут началось: приехали пожарные, “скорая помощь”. С тех пор директор ходит пешком.

— Лучше самому на тачках кататься, — говорит 15-летний Саша. — Я за ночь по три машины угоняю. Покатаемся с друзьями и сжигаем их на окраине, чтобы отпечатки пальцев не оставлять.

— Вскрывать машину бесшумно еще уметь надо, — встревает в разговор 12-летний Дима…

У Димы-угонщика есть два брата девяти и одиннадцати лет. Старший берет младших на мелкие задания. Пока Дима отвлекает продавца разговорами, младшие тырят жвачки и чипсы.

— Обучаю их мастерству, чтобы в отличие от меня опыта понабрались и менты их не загребли, — объясняет свою позицию Дима.

На экскурсию в Икшанскую детскую колонию — шаг вперед!

Изучаю лагерный режим. Дохожу до плана мероприятий и глазам своим не верю. “Экскурсия в Икшанскую детскую колонию, патриотическая игра “Нет терроризму”, тренинг “Противостоя алкоголю — ты растешь” и все в том же духе.

— В Икшанскую колонию поедут только 30 человек из ста воспитанников, самых отпетых, — объясняет мне Владимир Воронков — старший воспитатель. — Экскурсия имеет 100%-ный успех: после колонии криминальная романтика улетучивается.

Есть в лагере и бывший воспитанник Икшанской детской колонии. Сергей год отсидел за разбойное нападение и на экскурсию рвется в первых рядах — друзей навестить.

Несмотря на свои 17 лет, после отдыха в лагере Сергей пойдет учиться лишь в 7-й класс.

— Лет пять я уже в школе не был, — чешет за ухом подросток. — “Учиться ведь никогда не поздно”, — кажись, Пушкин сказал.

Общаясь между собой, ребятишки употребляют лишь два приличных слова “пошел” и “ты”. Вожатые каждого поправляют и переводят нецензурную лексику на нормативный язык.

По вечерам, как и положено в лагере отдыха, подростки смотрят фильмы. Правда, с соответствующим уклоном, документальные, о вреде наркомании, алкоголизма и табакокурения. После просмотра вместе с инспекторами по делам несовершеннолетних детишки обсуждают кино в кружках “по интересам”. Все эти разговоры о вредных привычках действуют на них как на мертвых припарка. Подросткам кажется крайне сомнительным, что капля никотина убивает лошадь. А как же они, живые примеры?

— Я был в запое три года, — потупив глаза, говорит Саша. — В лагере вторую смену, спасибо директору и вожатым, которые не дают пить. Они отобрали у меня бутылку и опечатали ее. Смотрю на нее и горжусь своей силой воли. Может быть, “завяжу” навсегда.

Саша пил вместе со своим одноклассником Пашкой. Он тоже в лагере.

— На уроки частенько пьяные заваливались, — вспоминают мальчишки. — На учет нас поставили по глупости: перепили и стали стекла в школе бить. Тут нас и повязали.

Друзья Андрей и Илья категорически осуждают алкоголиков.

— Не понимаю, зачем люди пьют, — говорит Андрей. — Мы вот морилку в пакет переливаем и нюхаем. Голова едет, настроение прекрасное.

— Слышали, пацаны, завтра нам четверых убийц привезут! — прибегает радостный подросток. — Один из них родоков порешил...

“Владимирский централ” — запе-вай!

Вечера ребятишки ждут не дождутся. В сопровождении сотрудников милиции выходят на торжественную линейку.

— Надень брюки или юбку! — кричит вожатая на девочку-подростка. — Кто же в одной футболке идет на линейку, совсем стыд потеряла?

— Очки темные все сняли? Сигареты за ухом никто не прячет? — в последний раз вопрошает помощник воспитателя. — Не вздумайте курить во время поднятия флага!

— Сколько говорить: не ковыряйтесь в носу, вытащите руки из карманов, когда играет гимн, — кричит в микрофон старший воспитатель.

После линейки праздничный концерт.

— Наш вожатый всем хорош — на учителя похож, — затягивает частушки первый отряд. — Как наденет пиджачок, получился дурачок!

— Мне мама рассказывала, что раньше у пионеров была любимая песня, кажется, “Таганка, все ночи полные огня. Таганка, зачем сгубила ты меня?..” — обращается ко мне подросток.

— Пионеры раньше про ночи пели: “Взвейтесь кострами, синие ночи”, а не те, которые на “Таганке” коротают, — вспомнила я.

— На закрытие смены, на гала-концерт мы живьем под гитары забабахаем “Владимирский централ”, — делится творческими планами воспитанник второго отряда. — Это моя любимая песня, брат там срок мотал.

— “Мой номер 245, на телогреечке печать, а раньше жил я на Таганке, учил босоту воровать...” — поддерживает выступление своего отряда подросток с булавкой в ухе.

— Дискотеки в лагере беспонтовые, — вздыхает Вова. — На трезвую голову не катит Сердючка. Круглые сутки мозги вожатые парят, мол, не пей, не кури, не матерись. А отдых нам на что?

— За месяц ребята другими людьми становятся, — говорит директор лагеря. — Жаль, что дома все вернется на круги своя.

“Не грусти, приятель старый, без меня тебе на нарах одному недолго спать!” — на прощание затянули детские звонкие голоса.




Партнеры