Газманов окончательно спелся

с читателями “МК”

3 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 429

— Так, “Москва” вырвалась вперед, за ней идет “Путана”, — Газманов пометил крестиком очередную заявку читателя.

От желающих заказать песню любимому артисту отбоя не было. Звонки сыпались один за другим, и всякий раз Олег прилежно заносил названия песен в свой кондуит. Так что, уважаемые, не волнуйтесь: завтра он споет все, что вы просили. И даже больше.

4 сентября, в День города, вся Москва сможет увидеть концерт Олега Газманова, который пройдет на Васильевском спуске. В десяти административных округах столицы будут установлены светодиодные экраны, а ровно в 20.00 начнется прямая трансляция шоу. В этом году концерт Газманова будет состоять из двух частей — новой программы “Сделан в СССР” и своеобразного концерта по заявкам. Которые Олег в полном объеме и получил во время прямой линии с читателями “МК”.


— Здравствуйте, меня зовут Наташа.

— Наташа, это Олег. Ваш звонок сегодня первый — можете загадывать желание, все сбудется.

— Олег, знаете, 3 сентября мне исполняется 50 лет.

— Господи, у вас голос, как у девочки! Неужели? Примите мои поздравления. Хотя заранее, говорят, не надо поздравлять, но мы с вами так редко созваниваемся.

— Спасибо. А могли бы вы подарить мне песню на вашем выступлении?

— Вы знаете, это как-то не очень этично, все-таки на концерте будет более 200 тысяч человек. Вот если бы я был приглашен на ваше 50-летие и мы были бы друзьями, тогда конечно…

— У меня будет чествование 5 сентября в ресторане “Останкино”. Может, приедете?

— Спасибо, но 5 сентября меня не будет в России. 4-го я выступаю, а потом улетаю отдыхать. Но спасибо за приглашение.


— Алло, здравствуйте. Вам дозвонилась Ирина Сергеевна Храмова из деревни Авдотьино Московской области. Олег, мне очень нравится ваша песня “Я люблю дождь”.

— Наоборот, песня называется “Мне не нравится дождь”.

— А мне очень нравится. Вы знаете, такой клип замечательный, но сейчас его почему-то не показывают. А заказать я вам хочу другую песню, “Путану”.

— Записали вашу заявку, будем обрабатывать информацию.


— Добрый день, Олег Михайлович. Беспокоит Федоров Алексей, 21 год, Москва. Хотел спросить, у вас вроде скоро выходит альбом?

— Да.

— А когда приблизительно?

— Вы знаете, песни уже написаны, а вот с аранжировкой мне не хотелось бы торопиться. Думаю, что закончу где-то в конце октября.

— Недавно в интервью вы сказали, что собираетесь писать книгу.

— Я собираюсь уже несколько лет. Но сейчас я один из наиболее востребованных исполнителей, постоянно езжу на гастроли — так что пока не успеваю. А в принципе у меня сложились кое-какие философские размышления по поводу того, что происходит, и если это объединить, получится как бы книжоночка. Не книга, не книжище, а именно книжонка.


— Здравствуйте.

— Здравствуйте, вас зовут Катя?

— Нет, не угадали — меня зовут Ольга, я из Москвы.

— Я вас внимательно слушаю, Оля.

— Я восемь лет вожу машину, знаю, что вы тоже водитель со стажем. Как вы относитесь к девушкам за рулем?

— Во-первых, я восхищаюсь ими. Например, когда у меня, вернее, у вас 8 Марта, а у меня в этот день концерт, мне дарят просто дикое количество цветов. Вся машина загруженная. Так на светофорах, если вижу где-то девушку за рулем, я открываю окно и дарю ей цветы.

— Обалдеть.

— Так что если попадетесь мне 8 Марта, я вам обязательно подарю. Ну а во-вторых, с опаской отношусь к этим девушкам. Я же не вижу, какие у нее ноги, например.

— Но это, может быть, и к лучшему.

— Да, при немыслимой концентрации красивых девушек в Москве очень опасно стало ездить — голова невольно поворачивается, и возникают аварийные ситуации. Оля, у меня к вам вопрос. Мы тут делаем опрос. Какую песню вы хотели бы услышать 4 сентября на Васильевском спуске?

— Лично я люблю вашу песню “Помада”.

— Хорошо, исполним.


— Добрый день. Это звонят из Могилева. Меня попросили заказать песню “Иерусалим”.

— Спасибо, что вы эту песню знаете, хотя она нигде еще не выходила.

— Я слышала ее.

— Честно говоря, я не уверен, что в День Москвы актуален “Иерусалим”. Будет песня “Сделан в СССР”. Думаю, она станет объединяющей. Потому что и в Москве, и в Могилеве, и в Иерусалиме — везде наши люди.

— Здравствуйте, как у вас дела?

— Как вас зовут?

— Меня — Наташа.

— Меня — Олег. Вы откуда звоните и сколько вам лет?

— Чё?

— Откуда звоните и сколько вам лет?

— Я звоню из Юрмалы, мне 21 год.

— А, замечательно, я там был недавно. У меня тетушка в Юрмале живет. Но что бы вы хотели, чтобы я спел 4 сентября в Москве?

— Может, что-то из старого — “Вечный колокол”, например. А из нового — “Помада”.

— Спасибо, ладно, счастливо.

— До свидания.


— Здравствуйте.

— Здравствуйте, Катя.

— Это не Катя.

— А что же вы не говорите — кто?

— Это Марина.

— А, здравствуйте, Марина. Вам 21 год?

— Нет.

— А сколько?

— Больше.

— Хорошо, здравствуйте, Марина, вам больше, чем 21.

— А вам обязательно говорить возраст?

— Нет, просто вы меня знаете, а я вас нет.

— С удовольствием вам скажу: я из Москвы, меня зовут Марина, даже Марина Леонидовна. Я немного моложе, чем вы. Олег, мне очень близка патриотическая направленность вашего творчества. Скажите, у вас есть ностальгия по той жизни, которая была?

— Вопрос довольно сложный. Вот у меня есть песня “Сделан в СССР” — там все неоднозначно. Я не говорю в ней, что хорошо, что плохо, — я просто перечислил символы. У меня есть не ностальгия, а некая горечь. То, что страна сделала с нашими стариками, — вот это мне обидно и очень горько. Но с другой стороны, я терпеть никогда не мог всю эту социалистическую, лживую совершенно историю, когда нас заставляли учить политэкономию, научный коммунизм. Все то, что совершенно не соответствовало реальной жизни.

— Но идеи были очень хорошие.

— Идеи очень светлые были, другое дело — как они воплощались. С другой стороны — плохое быстрее забывается, остается хорошее. У меня есть такая песня — “Я ясные дни оставляю себе…”. Поэтому — да, у меня есть некая ностальгия. Мы были, может, и победнее, но могли выпускать детей на улицу, зная, что ни бандиты, ни террористы их не погубят. Можно было спокойно думать о завтрашнем дне…

— Олег, первая часть вашего концерта, я так понимаю, и будет называться “Сделан в СССР”. Значит, вы эту песню будете исполнять?

— Да, я ее исполню где-то ближе к концу отделения.

— Может, еще и в конце концерта исполните, чтобы подвести итог?

— Договорились, так и сделаю.


— Это Олег Газманов?

— Да.

— Здравствуйте, меня зовут Ирина. Знаете, я в июле была в Калининграде. Когда летела в самолете, постоянно слышала ваш голос, спасибо вам за эту песню.

— Какую, “Балтийский берег?”

— Да, “Балтийский берег, рыжая волна”.

— Рыжая заря.

— Да, заря. Но у меня к вам просьба. Моя мама вас очень любит, а ей в этом году исполняется 80 лет. Не могли бы вы исполнить для нее какую-нибудь песню?

— А какую? Мы сейчас ведем статистику, как бы концерт по заявкам.

— Наверное, песню ее молодости.

— Я тогда еще не писал.

— А из ваших? Ей очень нравится песня, посвященная Москве.

— Вот это другое дело.


— Алло, это я до Юрия Михайловича дозвонилась?

— Нет, до Владимира Владимировича.

— Ну, я спрашиваю вас.

— Юрий Михайлович вчера выступал. (Накануне в “МК” прошла прямая линия с мэром Москвы. — Ред.) Сегодня Олег Михайлович. Газманов. Заявки принимаю на концерт, который пройдет в День города на Васильевском спуске.

— Правда?

— Ну конечно — заказывайте.

— А “Морячку” споете?

— Да ради бога.


— Здравствуйте, Олег Михайлович. Меня зовут Сухроб, я из Москвы как бы, но живу в Таджикистане. Но пока в Москве. Все ваши песни очень душевные. Вы сами стараетесь петь или вам кто-то советует?

— Нет, к сожалению, никто не советует, приходится самому придумывать музыку и слова. И аранжировки. У меня 4 сентября в Москве концерт, а раз вы здесь — приглашаю. Какую вы песню хотели бы услышать?

— Я сейчас просто не в себе, если сейчас ребятам скажу, что с вами разговаривал, они все упадут, не поверят. Потому что знают, что я с детства самый лучший ваш поклонник. Помните, 5 или 6 мая мы с вами беседовали?

— Не могу сейчас вспомнить, у меня столько всего происходит в жизни. Ладно, всем соплеменникам привет, и с Днем Москвы. Счастливо.

— Мы хотели бы услышать вашу песню “Ночи и дни”.

— Хорошо, обязательно спою, спасибо.


— Это Уразбек. Я москвич, но приезжий. Из Киргизии, работаю здесь.

— Приходите 4 сентября на Васильевский спуск.

— А с вами можно встретиться?

— Нет, встретиться вряд ли. А спросить вы можете сейчас.

— Я бы хотел песню “Гусары” услышать.

— А у меня нет такой песни.

— Как нет?

— Короче, ладно. Спасибо за звонок. С наступающим Днем города.


— Здравствуйте. Город Москва, Макиша Алексей Владимирович. Олег, здравствуй, дорогой. Я с тобой выступал вместе в “Песне года” в прошлом году. Помнишь? Мы “Офицеры” пели. То есть ты пел, а я плясал. Спасибо, что ты есть на свете. Дай бог тебе до ста лет прожить, и спой мою любимую песню “Офицеры”.

— Спасибо.

— Олежек, ты молодец, ты для меня являешься самым авторитетным певцом.

— Спасибо.

— Я тебя обнимаю. Пока.


— Здравствуйте. Есть предложение. У меня есть слова хорошие, хитовые. Называется “Виват, Москва!”. А музыки нет. Не можешь сочинить?

— А вас как зовут-то?

— Меня? Ольга Николаевна. Мои слова, а твоя музыка.

— Позвоните мне в офис. Но если слова не окажутся хитовыми, я обратного ответа давать не буду. Договорились?

— Да чего звонить, давай я лучше прямо так скажу, да и все.

— Так не надо, некогда.


— Привет, дорогой. Олег Михайлович, меня зовут Николай Моисеевич. Мне через три месяца будет 80 лет. Я хотел спросить, вы “Беса ме мучо” не исполняете?

— В очень узком кругу друзей.

— Ну если есть желание, исполните, пожалуйста.

— Я сам не очень хорошо ее пою, но у меня есть друг один, он “Беса ме мучо” все 18 куплетов на испанском знает. Причем он бывший разведчик-ГРУшник. Настоящий русский офицер. Представляете?!

— Ну я так, на всякий случай.

— Дай бог, чтобы 80 лет только началом было, здоровья вам и долгих лет. И вообще, всем спасибо. С Днем города! Жду на концерте.


Связь предоставлена компанией Аэроком.



    Партнеры