“Катрина” спасла нас от рабства!”

Выжившие россияне прилетят в Москву из Нового Орлеана уже сегодня

5 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 309

Телефон в квартире Вяткиных в городе Тамбове не смолкает ни на минуту. Хозяева устали повторять в трубку: “Дочка нашлась, сейчас с подружками ждет рейса из этой проклятой Америки в Москву”.

19-летняя Оля Вяткина, третьекурсница факультета иностранных языков Тамбовского госуниверситета, уехала в Новый Орлеан в начале июня по программе “Старт тревел” вместе с тремя другими тамбовчанами: Софьей Козловой, Максимом Котом и Сергеем Соломатиным.

Но ребята даже представить себе не могли, что страшнее тайфуна “Катрины” для них окажется... американское рабство.

— Мы заплатили 80 тысяч рублей, гигантские по тамбовским меркам деньги, чтобы только дочка посмотрела Америку, — вздыхает Антонина Александровна Вяткина. — Оля радовалась как ребенок: и баксы домой привезет, и заграницу первый раз увидит. По контракту ей было обещано, что после обязательной трудовой части программы она поедет путешествовать.

Девчонок устроили в парк аттракционов в Новом Орлеане. Работали русские, как крепостные, по 11—12 часов в сутки, хотя по программе “Старт тревел” было обещано не более 30 часов в неделю. На минуту присесть нельзя было. Следили за ними охранники по видео. “Если перестанешь “зазывать” людей на аттракционы, то надзиратели сразу кричать начинают, — рассказывает сама Оля. — За малейшие провинности нас грозились отправить работать на кухню, в сорокаградусную жару”.

Девочки звонили домой со слезами на глазах. “Мы как могли улаживали ситуацию, — продолжают мамы. — Слали справки, что дочкам нельзя столько трудиться. А американцы предупреждали: если бросят работу — из страны сразу депортируем”.

Целый месяц русские студентки пахали, как папы Карло. Потом “плюнули” и ушли трудиться в местный ресторанчик официантками. Вроде бы были довольны. Родители ждали своих чад в конце сентября.

О надвигающейся “Катрине” семья Вяткиных узнала из выпуска российских новостей. Около одиннадцати вечера позвонила Ольга. Но она не казалась испуганной. “Дочка не думала, что все будет так страшно, — вспоминает Антонина Александровна. — Даже удивилась, откуда об урагане знаем мы. Потом сказала, что сейчас они свои вещи на второй этаж переносят, заколачивают все окна и собираются переждать “Катрину” дома, а не идти на стадион “Супердом”, как все”.

Больше Ольга Вяткина, как и прочие русские студенты, на связь не выходила. “Мы нашли адреса других ребят, с которыми жила наша дочь, 16 человек в домике, — рассказывает Антонина Вяткина. — Дозвонились до родителей одной из соседок Оли в Казань. Их дочка вроде бы смогла передать своим, что жива. Она умоляла: спасите нас, до русских тут никому нет дела”.

Родители студентов кинулись звонить в МИД России, МЧС, посольство. Но везде их только пообещали проинформировать: если что...

“Это сейчас все говорят, что власти нам помогли, — вздыхают тамбовские мамы. — А тогда от ужаса и невозможности спасти детей мы сходили с ума. Снова позвонили в Казань, тамошним родителям. Те нас успокоили, что их дети днем выходили на связь и сообщили, что уже далеко от этого гиблого “Супердома”. Также они дали нам какой-то американский телефон, по которому ответил неизвестный русский мужчина. Он объяснил, что наши ребята уже поехали в аэропорт”.

Только в субботу в три часа ночи в доме Вяткиных раздался звонок. После недели “пустоты” родители впервые услышали голос дочери: “Мамочка, мы живы. Нас перевозили три раза. Сейчас мы ждем самолет в Россию”.

Прилететь в Москву вместе с другими спасенными русскими Оля Вяткина должна уже сегодня.



Партнеры