Окончательный анализ

Платное образование в России одержало уверенную победу

5 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 362

Этим летом первокурсниками стали около 1400 тысяч российских абитуриентов. Большинство — на коммерческой основе (800 тысяч), за счет госбюджета будет учиться около 600 тысяч ребят. Можно утверждать, что платное высшее образование у нас победило. За последние 10 лет количество студентов-“платников” увеличилось многократно. Но заслуги Минобразования и науки РФ в этом нет. Скорее наоборот — прирост студентов произошел на благодаря, а вопреки. И не последнюю роль в учебном буме сыграли негосударственные вузы.

Несмотря на очевидные заслуги перед российским обществом, небюджетные вузы (сегодня их насчитывается более 400) все еще находятся в положении золушек. Чиновники их, мягко говоря, недолюбливают. О причинах столь странного отношения к частным альма-матер шла речь на встрече министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко с руководителями крупнейших российских коммерческих университетов и академий.

— Частные вузы по численным показателям почти догнали государственные, — привел пример председатель совета Ассоциации негосударственных вузов России Владимир ЗЕРНОВ. — Десять лет назад их было 157, а теперь — в 2,5 раза больше (в среднем в год открывается 35 новых альма-матер). Число же госуниверситетов и академий увеличивается всего на 10 в год. За минувшее десятилетие прибавка составила 18% — с 553 до 654. В небюджетных вузах учится более 1 миллиона студентов. Частное образование могло бы развиваться еще динамичнее, но на его пути немало искусственных препятствий. Например, в 2003 году Минобрнауки заявило о начале проверки всех высших учебных заведений — решили выявлять и закрывать самые слабые из них. И сразу взялись за негосвузы! Ректоры коммерческих альма-матер неоднократно заявляли, что сами заинтересованы в закрытии шарашкиных контор, торгующих дипломами и отсрочками от армии. Но проверяющие, похоже, всех чешут под одну гребенку...



Пусть плохой, зато свой

Формально все российские учебные заведения, независимо от их учредителя и финансирования, равны перед законом, но на практике коммерческие вузы находятся в худшем положении. Возьмем, к примеру, госзаказ на подготовку специалистов. По идее, он должен доставаться тому, кто учит лучше и дешевле. На на деле министерские чиновники скорее отдадут деньги слабому госвузу, чем сильному небюджетному. В конкурсе по информатике выпускники одного из питерских частных университетов заняли второе место в России, опередив десятки институтов, но заказ на программистов достался госвузу, занявшему чуть ли не последнее место. “Учебные заведения надо делить не по учредителю, а по качеству знаний, — заметил министр Андрей Фурсенко, — и финансировать не организации, а образовательные и научные программы”. Трудно с этим не согласиться... Но пока что слова министра скорее носят характер пожелания, чем руководства к действию.

Или возьмем распределение денег на научные исследования. Если даже у частного вуза есть отличная лаборатория и современное оборудование, денег из ему все равно не видать: заказ отдадут нищему государственному НИИ с допотопными приборами и престарелыми сотрудниками...



Учись учиться

Небюджетные альма-матер обычно мобильнее государственных, легче перестраиваются, приспосабливаются к требованиям рынка. Их выпускники четко ориентированы на будущую работу и карьеру.

— Студенты негосвузов требовательны к качеству обучения, — считает Владимир Зернов. — Бывали случаи, когда они просили заменить преподавателя — не устраивала его квалификация или форма подачи материала. В госвузах такие случаи крайне редки. “Коммерческие” студенты платят деньги за учебу и вправе требовать качество. Многие уже работают, и ребятам нужны реальные знания, а не пустая теория. В госвузах же такой оперативности нет, там нередко учат по устаревшим, еще советским программам. К тому же бюджетные студенты уверены, что родители найдут им хорошую работу, а потому не напрягаются в учебе...

Еще одна особенность негособучения — многопрофильность: 25—30% частных студентов получают знания сразу по двум специальностям. Самые распространенные сочетания: право и иностранные языки, менеджмент и психология, иностранные языки и психология, компьютерные технологии и менеджмент, компьютерные технологии и право. Поэтому они быстрее продвигаются по служебной лестнице и легче делают карьеру.



Платить бы рад...

Но прежде, чем дать студенту знания, негосвуз должен найти помещение, пригодное для обучения. Отсутствие собственных зданий — самая острая проблема. Сегодня 85% учебных площадей принадлежит государственным альма-матер, частным — 1,9%. С этим связаны и проблемы налогообложения. С 1 января 2006 года все вузы должны платить налог за землю и имущество. Это, как считают специалисты, больно ударит по карману небюджетных студентов и их родителей — повысится плата за обучение. А ведь в негосинститутах получают знания не самые богатые дети. Скорее наоборот — из семей со средним достатком. Ректор одного из провинциальных вузов возмущался: “Двенадцать лет назад я получил под институт не здание, а руины — стены без окон и потолка. Потратил на восстановление более 90 миллионов рублей (причем не государственных!), привел все в порядок, а теперь придется платить за свой труд огромные налоги!”

Известно: рубль, вложенный в отечественное образование, стоит дороже доллара, потраченного на студента в США. Российские ученые, особенно программисты, математики, физики, химики, чрезвычайно высоко ценятся на Западе. Но государство, похоже, не очень заинтересовано в том, чтобы их становилось больше. Огромные бюджетные деньги неэффективно вкладываются в устаревшее гособразование, а современные негосударственные вузы по-прежнему остаются за бортом...







Партнеры