Однорасовое спасение

Афроамериканцам Нового Орлеана дали понять, что они — негры

6 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 241

Телекадр: стоящий на крыше мужчина, ожидающий, когда его снимет вертолет. Телекадр: мертвая старуха в ортопедическом кресле; кто-то закрывает ее лицо газетой. Телекадр: “Супердом” Нового Орлеана; мать прижимает к груди полуживого младенца. Телекадр: Дворец съездов там же; люди рвут друг друга зубами и ногтями, чтобы влезть в автобус. Телекадр: парни бьют магазинные витрины, стреляют в полицейских, раскручивают брошенные автомобили. У всех этих, казалось бы, многоцветных кадров одно — черное лицо. Поскольку все их герои — местные темнокожие.


Сравнение Нового Орлеана с “Титаником” уже стало журналистским штампом. Но главное сходство двух трагедий даже не водное — синдром “Титаника” куда глубже. Публицист Фрэнк Рич пишет: “Неравенство страдания не только обнажило бесстыдство лицемерия фотографий президента с негритянскими школьниками, которые он демонстрирует, когда ведет избирательные кампании и сбывает свой “сострадательный консерватизм”. Оно превратило ураган “Катрину” в повторение тонущего “Титаника”. Новоорлеанские пассажиры третьего класса — мужчины, женщины и дети — были брошены на произвол судьбы”.

В Новом Орлеане спасательными лодками были автобусы и автомобили. Телекадр: от пятизвездочного отеля отчаливает караван автобусов, вывозящий местных “первоклассников”. Телекадр: 25 000 “третьеклассников”, запертых в “Супердоме” без воды и хлеба, по пояс в мусоре и экскрементах, на 35-градусной жаре, избиваемые бандюгами, тщетно ждущие эвакуации.

А теперь статистика: 28% граждан Нового Орлеана живут в нищете, из них 84% — темнокожие. Они же составляют две трети населения города, насчитывавшего 468 453 человека на день катастрофы. Количество темнокожих бедняков, имеющих автомашины, — 15 429. Остальные — “безлошадные”, то есть, по аналогии с “Титаником”, лишенные спасательных лодок.

Новый Орлеан — не только очень бедный и очень черный город с высоким уровнем преступности, но и очень сегрегированный. Белый средний класс почти покинул город, перекочевав к северу через озеро Понтчартрейн или к западу, в общину Джефферсон. “Белые в Новом Орлеане больше не живут!” — откровенничают местные расисты.

Не секрет, что изначально планы эвакуации в случае чрезвычайной ситуации оставляли черных на произвол судьбы. Поскольку Новый Орлеан не имеет ни автобусной, ни троллейбусной, ни трамвайной сети, все сообщение завязано на частном автотранспорте. К тому же как назло наводнение сильнее всего обрушилось на самый бедный квартал города — Девятый округ, лежащий ниже всех по отношению к уровню моря.

Когда-то в центре Нового Орлеана находился знаменитый отель “Сент-Луис”. Знаменит он был тем, что в нем помещался невольничий рынок. Здесь белые рабовладельцы покупали живой товар для плантаций. Отель “Сент-Луис” вспомнился мне по какой-то извилистой ассоциации, когда я наблюдал по телевидению, как черные, забравшиеся на крыши своих затопленных домов, тщетно размахивали американскими звездно-полосатыми флагами, пытаясь привлечь внимание спасателей-вертолетчиков. Это не было просто “SOS”. Это было “Спасите нас, мы тоже американцы!”.





    Партнеры