“Сухой” в воду

Военные утопили палубный истребитель “Су-33”

7 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 366

ЧП на учениях в Атлантике — пренеприятнейший сюрприз для нового главкома ВМФ РФ.

Адмирал Масорин принял удар стойко: он пообещал в ближайшее время выяснить и обнародовать все подробности катастрофы с палубным истребителем “Су-33”. Ведь таких происшествий в современной морской авиации еще не было. Теперь предстоит провести операцию по уничтожению затонувшего самолета, поскольку на его борту — секретная аппаратура.

Инцидент произошел в понедельник в 16.27 в ходе учений Северного флота РФ в Атлантике. Кстати, на начале этих маневров, 17 августа, присутствовал Владимир Путин. На его глазах в Баренцевом море четверка “Су-33” показательно села на борт “Адмирала Кузнецова”, а затем взлетела с него. Теперь же при посадке на борт авианосца истребитель “Су-33” потерпел аварию: порвался трос, за который цепляется самолет во время торможения. “Сушка” затонула, летчик катапультировался.

— “Су-33” пилотировал опытный пилот, подполковник Юрий Корнеев, — рассказали “МК” в штабе флота. — Его характеризуют как одного из самых опытных палубных летчиков, он служит в морской авиации с 1998 года.

Корнеев катапультировался, когда истребитель уже стал сваливаться с палубы, — по команде руководителя полетов. Самолет затонул на глубине 1100 метров, а подполковник Корнеев благополучно “приводнился”, у него надулась спасательная лодка. Через 5 минут вертолет “Ка-27ПС” доставил летчика на борт.


Справка МК:

“Су-33” — корабельный истребитель, принят на вооружение 31 августа 1998 года. Экипаж — 1 человек. Максимальная взлетная масса — 32 т, максимальная скорость — 2300 км/ч. Длина разбега — 650—700 м. Всего ВМФ РФ имел на вооружении 22 “Су-33”.


“Черный ящик” истребителя, как и предусмотрено его конструкцией, сам всплыл после погружения самолета в воду. После его расшифровки станет ясно, в чем причина катастрофы. Оружия и боеприпасов на самолете не было — он выполнял учебные задачи. Тем не менее истребитель после обнаружения будет уничтожен: поднять его с такой глубины крайне сложно, да и невыгодно. Летать такой самолет все равно не сможет. Сейчас главное — уничтожить секретную аппаратуру, установленную на нем (в том числе прибор распознавания “свой-чужой”). Решено, что район падения самолета будет обработан глубинными бомбами. А затем с помощью глубоководного аппарата “Тайгер” специалисты определят, достаточно ли разрушен истребитель.

Военная прокуратура возбудила по факту катастрофы уголовное дело по статье “нарушение правил полетов или подготовки к ним”. По предварительной информации, причиной инцидента стала неисправность авиафинишера (устройства для замедления движения самолета при его посадке на палубу авианосца), который полностью не сработал. Вместе с тем в штабе флота подчеркнули, что перед выходом в Атлантику техническая готовность корабля была проверена — все механизмы, в том числе связанные с авиацией, были в норме.

Интересно, что 18 октября прошлого года в ходе маневров в Атлантике на “Адмирале Кузнецове” тоже чуть не произошла катастрофа, но со штурмовиком “Су-25УТГ”. В момент посадки на палубу произошел надлом правой стойки шасси самолета. При этом штурмовик чудом удержался на борту...

Корабельный истребительный авиационный полк морской авиации Северного флота РФ был создан в 1994 г. Поначалу летчиков, умеющих взлетать и садиться на палубу авианосца, было 30 человек, и они считались элитой военной авиации. Сегодня, по нашим данным, таких летчиков осталось всего 12. Они, конечно, тоже элита, но угасающее состояние авианесущей составляющей ВМФ не может не отражаться и на них.


Справка МК:

Авианосец “Адмирал Кузнецов” является единственным в России кораблем, предназначенным для палубной авиации. Он вошел в боевой состав флота в 1993 году. Стандартный состав авиагруппы: 36 самолетов “Су-33” и 16 вертолетов “Ка-27”, но сейчас у него на борту, по некоторым данным, всего 15 истребителей “Су-33” и 12 вертолетов.


Первый командир полка Герой России генерал-полковник Тимур Апакидзе погиб 17 июля 2001 г. под Псковом во время проведения авиационного шоу. Авария произошла из-за неисправности самолета. В Североморске установлен памятник Апакидзе. Там до сих пор вспоминают, как поразились однажды его мастерству американцы. “Взлететь отсюда может разве самоубийца”, — говорили они, увидев взлет истребителя с палубы “Адмирала Кузнецова”.

После развала Союза у палубной авиации возникли большие проблемы. Из 5 авианосцев остался всего один. Тренироваться летчикам фактически негде. Единственный в СНГ тренажер для палубной авиации “Нитка” расположен в Крыму, и за его аренду Минобороны должно платить Украине большие деньги, что делается далеко не всегда. В 2004 году украинские власти не дали разрешения на полеты, поскольку за прошлые тренировки Министерство обороны России не заплатило порядка 300 тысяч долларов.

А вообще надо сказать, что вся палубная авиация давно уже находится в глубоком загоне — и по части финансирования, и по части начальственного внимания. И даже странно, что первая авария с истребителем случилась только сейчас. Там все должно было начать сыпаться гораздо раньше.


МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Юрий СЕРДЮК, начальник боевой подготовки морской авиации ВМФ, полковник:

— Когда самолет заходит на посадку на авианосец, он должен попасть на специальные тормозные пути и зацепиться колесами шасси за тросы-аэрофинишеры. Если это не получается, самолет уходит еще на один круг — это общепринятая в мире практика посадки на авианосец. Трос мог оборваться по двум причинам: был нарушен режим полета (например, посадочная скорость была выше допустимой) либо просто истерся трос. Пилот потерпевшего аварию “Су-33” Юрий Корнеев — опытнейший летчик, и лично я не сомневаюсь, что нарушение режима полета для него — нечто из области фантастики.

Валентин НИКОЛАЕВ, эксперт по авиационной безопасности:

— Случай, когда при посадке на авианосец обрывается посадочный трос, — первый на нашем флоте. Любая “железка” на военной технике ломается по трем причинам: она вышла с дефектом с завода; она эксплуатируется дольше положенного срока; либо она не осматривалась перед стартом. Что было здесь — сказать пока сложно. Но в целом все закончилось лучше, чем могло бы: летчик спасся, и уголовное дело, которое уже заведено, — не более чем эмоциональная реакция командования.




Партнеры