Скажи-ка, дядя…

Ты, часом, не патроны несешь?

7 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 195

Традиционный военно-исторический праздник в Бородине, который прошел в минувшее воскресенье, сопровождался беспрецедентными мерами безопасности. С семи утра все Бородинское поле было оцеплено сотрудниками милиции. Прибывающих на железнодорожную станцию зрителей при выходе из электрички обнюхивали собаки, а сотрудники органов бдительно досматривали сумки и рюкзаки. На праздник категорически запрещалось проносить водку и колюще-режущие предметы. Вообще-то искали террористов, взрывчатку.

Впрочем, люди не обижались. Многие ездят на фестиваль каждую осень, причем год от года число посетителей “Бородинской битвы” растет — на этот раз их оказалось свыше 100 тысяч. Так что предвкушения яркого шоу никакие милицейские мероприятия перебить не могли. Но если подсчитать, кого было больше на празднике — сотрудников органов, омоновцев, солдат, обеспечивающих порядок (ГУВД области поставило “под ружье” свыше 2 тысяч человек), или потешного войска, переодетого русскими и французами, то численный перевес оказался не на стороне последних.

Реконструкция эпизодов сражения с участием французской и русской “армий” — кульминация праздника. Члены военно-исторических клубов, которые изображают на поле боя противоборствующие стороны, готовятся к ней целый год. Главные герои баталии — энтузиасты международного военно-исторического движения реконструкции. Для этих людей, объединенных общим хобби, самым важным является историческая достоверность униформы и костюмов наполеоновской эпохи.

Гости праздника видят только итог их работы — красивую картинку, созданную на плац-театре Бородинского поля. Между тем “правильный” мундир — это произведение искусства. Все обмундирование ребята делают себе сами и за свой счет. За то время, что существует российская реконструкция, среди них появились настоящие мастера по изготовлению экипировки.

Клубы делятся на “русские” и “французские” — для полноценной баталии необходимы и те и другие. Как правило, название подразделения является одновременно и названием клуба. На поле ими командуют “генералы”: “французами” — президент военно-исторической ассоциации России Олег Соколов (он же Наполеон), “русскими” — президент Международной военно-исторической ассоциации Александр Валькович (Кутузов).

В этом году в “сражении” участвовало около полутора тысяч реконструкторов из разных городов России и стран СНГ — пехотинцев, кавалеристов, артиллеристов. “Войска” съезжаются в Бородино за несколько дней до фестиваля, чтобы разбить лагерь, наладить быт — и не абы какой, а исторически достоверный. Это тоже традиция. Все, вплоть до посуды и мелочей, должно соответствовать эпохе. Посуда — только чугунная, которую надо мыть без “фэри” скрученным в жгут сеном. Мобильные телефоны — долой. Если куришь — то только трубку. Надо помыться, побриться — вон медный рукомойник на дереве и зеркало в деревянной оправе. На территории лагеря можно находиться только в исторической униформе. Причем это правило касается не только мужчин. Приехал солдат на поле сражения с женой и с детишками — изволь нарядить их барышнями-крестьянками.

Строгий устав члены клубов выполняют с большим удовольствием. Да и зрителям занятно поглазеть на все это.

Но не только. Скажем, ревнители старины из клуба “Гродненский гусарский полк” пошли еще дальше и стали возрождать традицию полковых концертов, существовавшую в армии. Уже несколько лет подряд на капустники гродненцев в Бородине собираются не только товарищи по оружию, но и туристы. В программе — стихи, песни, басни собственного сочинения. В прошлом году замахнулись на “наше всё” и разыграли как по нотам “Евгения Онегина”. “Ах, это право по-гусарски слишком!” — рукоплескали бравым кавалеристам переодетые “дамы из высшего общества”.




    Партнеры