Просто Филя в городе ангелов

На сегодняшней эстраде в России Филипп — наиболее яркая величина по совокупности его достижений, по востребованности

9 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 702

Две крупнейшие за последние десять дней музыкальные церемонии в Америке совпали с варварским беспределом “Катрины” — урагана-убийцы, утопившего не только тысячи людей, но и целый город Новый Орлеан, родину черного блюза, джаза и соул-музыки. Однако это не помешало гульнуть на всю катушку ни Video Music Awards в Майами (о чем был репортаж “ЗД” на прошлой неделе), ни World Music Awards тремя днями позже в Лос-Анджелесе, о чем “ЗД” спешит рассказать в деталях сегодня.


Более того — на обеих церемониях не было произнесено ни слова сострадания жертвам катастрофы, что слегка изумляло, потому как американцы — люди чувствительные и сентиментальные и обычно весьма отзывчивые на чью-то боль. Однако здесь сработал то ли фактор неожиданной одновременности происходящего, когда не было времени осознать весь ужас момента, то ли действительно американцы настолько свыклись с тем, что живут на родине не только рок-н-ролла, но и ураганов, что чувствительность на эту тему притупилась.

— Все сделали вид, что ничего не было, — сказал Филипп Киркоров, традиционный уже на WMA персонаж, в четвертый раз получающий статуэтку с надписью “Best Russian Act”, — что поделаешь, это шоу-бизнес — циничный и практичный…

В этом году у Киркорова на WMA случился действительно звездный час. В отличие от прошлых лет и других городов (от Монако до Лас-Вегаса), по которым скиталась WMA, весь Город ангелов — от центра до самых до окраин — был увешан и обклеен афишами, а на афишах написано следующее:

World Music Awards 2005: Destiny’s Child, Mariah Carey, Diana Ross, Santana, Bon Jovi, Amerie, Philip Kirkorov & more.

Под “more”, т.е. “и другими”, как выяснилось уже на церемонии в легендарном зале Kodak (где проходят все “Оскары”), имелись в виду столь незначительные по сравнению с Филей персонажи, как 50 cent, Eminem, Рики Мартин, Пола Абдул, Rolling Stones, U2, Гвен Стефани, Стиви Уандер и — не поверите — Usher… Вот тебе, бабушка, и простоФиля!

U2 c Rolling Stones к такому унижению, видимо, не были готовы и не явились за наградами, хотя награды были заслуженно сладки — Боно и Ко признали лучшим Rock Act’oм года, а старичков “роллингов” — “самой величайшей концертирующей группой всех времен”. Остальные, однако, добросовестно притрюхали в своих мехах, шелках, кружевах, цепях, бриллиантах, пели, плясали, веселились и послушно маялись все семь часов на своих местах в зале, чтобы устроить финальную овацию со слезами восторга на глазах дуэту слепого и великого Стиви Уандера с Кидом Роком.

По начальному замыслу, Киркоров был в самом конце, уже даже после Стиви с Кидом. Но, наученный опытом прошлой церемонии в Лас-Вегасе, когда выступила Уитни Хьюстон, все свалили, а потом выступили Киркоров с Русланой, Филипп теперь решился на ход конем. Он прибыл на репетицию не в чем ни попадя, как остальные, а при полном параде, в концертных нарядах — богатых, блестящих, с лисьими шкурками, со всем балетом в 20 человек — и произвел фурор. Организаторы сразу решили переместить такое “great show” на пятое место, в конец первого акта из трех. По кулуарам разлетелся слух, что приехали какие-то русские в белых мехах. Когда они уже шли на сцену во время церемонии мимо гримерки Destiny’s Child, Beyonce с подружками аж головы свернули, нервно зашептавшись: “Во-во, смотрите, это то самое меховое шоу из России”.

“Презентером”, то есть объявляющим Киркорова, была Анна Курникова. Она очень возбудилась, представляя публике соотечественника, сорвалась на нервный крик, из которого следовало, что он легенда, живая легенда, ее кумир. Хотелось спросить: “А как же, милочка, Иглесиас Энрике?” Но как тут спросишь…

Сильно возбудился и Ашер. Он нашел белые одежды Фили, обсыпанные блестящими стеклами и опоясанные лисьими мехами, а также шляпку и вуаль “очень рэперским прикидом” и сильно интересовался, кто дизайнер. “Юдашшкиннн, — старательно протянул Филя, чтобы облегчить Ашеру восприятие русского имени, — энд “Фрэш арт”. — “Оу! “Фрэш арт”, — понравилось Ашеру словосочетание, — грэйт!” — “Йес, грейт, — согласился Филя, — нью компани! У них показ на Красной площади…”

Положила на Филю глаз и Пола Абдул. После его выступления она, сидя на два ряда дальше, все время подмигивала Филиппу, корчила рожицы и поднимала большой палец вверх типа: круто, чувак, супер! Киркоров в ответ тоже жестикулировал, показывая пальцами, что это она богиня, она великая. А та в ответ небрежной распальцовкой: да что ты, я х…ня. Так они и перемигивались, пока все не закончилось. А потом Пола сама подошла к двухметровому Филу, маленькая, хрупкая, улыбчивая, попыталась обняться и уткнулась носом ему в пупок. Совсем оказалась маленькая. Она трогательно восхищалась Филиным шоу, поставленным в этом году хореографом балета “Стрит джаз” Сергеем Мандриком, и хвалила артиста за то, что он верен в своем творчестве лучшим бродвейским традициям.

Налет интриги придавало и участие в церемонии Рики Мартина, давнишнего дружка Киркорова. Уж они дружили не разлей вода. Даже в “ЗД” в обнимку на фотке печатались. Столкнулись они на красной дорожке перед церемонией, обнялись, расцеловались, плечики друг другу потискали, поулыбались. “Ну, увидимся позже”, — пообещали друг другу. Гримерки у них оказались в разных концах зала. Сперва оба готовились к выступлениям, потом, когда Фил выступал, Рики сидел в зале. Когда Фил вернулся, Рики объявлял Сантану. Когда Фил вышел в зал, Рики ушел в гримерку. Так они, в общем, и не свиделись… Да и на дорожке, честно сказать, улыбки были уже слегка пластмассовыми, не очень искренними. Время, время…

Однако пресловутая пластмассовая американская доброжелательность намного приятнее, комфортнее и человечнее лютой злобы, которой пропитано насквозь наше музыкальное сообщество. Там никто, как недавно Шевчук в Юрмале, не вопит, что не подаст руку попсе и не выйдет, дескать, на одну сцену с “Би-2”… Нет. Все выходили, все улыбались, братались. Рэперы с попсой, попса с рокерами. Ашер взасос целовал Мэрайю Кери, а Бон Джови тискал Бийонс…

Тут прозвонилась пресса из Москвы. И что, вы думаете, спросили у Киркорова? Не стыдно ли ему перед коллегами по цеху? За что? Да за то, что он в четвертый раз ездит на WMA. Логика даже не женская, а извращенная. А разве кто-то кому-то мешает? Ну пусть едет Серега. Чего он не едет-то? А если поедет? Американским курам на смех?

— Мелисса, вы знаете, что в России некоторые возмущаются: вы опять позвали Киркорова, хотя церемония у вас называется “Лучшие по продаже”, а у него ни одного альбома в этом году не было? — спросила “ЗД” Мелиссу Коркен, генерального продюсера церемонии, слабость которой к Филиппу известна давно и уже была описана в “ЗД”. — Некоторые считают это неубедительным и скандальным…

— Да пошли в жопу те, кто “считает”, — как-то непривычно резко ответила обычно крайне корректная г-жа Коркен. — Мы в этот раз специально провели достаточно глубокое исследование, изучали данные Forbes, у которого есть русское отделение, чтобы решить, кого пригласить из России на нашу церемонию. Тиражи пластинок мы даже не рассматривали, потому что это невозможно сделать с вашим пиратским рынком. Но мы пришли к заключению, что на сегодняшней эстраде в России Филипп — наиболее яркая величина по совокупности его достижений, по востребованности. Нас впечатляет хронология, масштаб и качество его туров, мы видели много видеозаписей, мы сравнивали, но, честно скажу, ни с чем и ни с кем другим сравнить не получилось. Между Филиппом и всей остальной эстрадой в России очень большая пропасть. По крайней мере с нашей, американской точки зрения…

Пардон за такую длинную цитату г-жи Коркен, но, кажется, она объясняет такое необъяснимое со здешней точки зрения постоянство, с которой Филипп Киркоров представляет Россию на столь крупном международном поп-форуме. Однако получается почти по поговорке: что американцу хорошо, русскому — смерть…



Партнеры