Баланда о вегетарианце

Российское правительство позаботилось о зэчках, которые не любят мяса

10 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 381

Тюремной баланде, похоже, смогут позавидовать теперь не только люди без определенных занятий, но и некоторые вольные граждане. Со следующего года постановлением Правительства РФ на питание заключенных должно выделиться более 3,5 миллиарда рублей! Кроме повседневной перловки с тушенкой зэков будут исправно кормить мясом, свежими овощами, яйцами и молоком! Так сказать, “за вредность”. Есть ли в этом необходимость? Неужто наши заключенные так уж страдают от недостатка витаминов и белков?! Чтобы ответить на эти вопросы, репортер “МК” побывал за решеткой. На обеде...



Tюремные кулинарные пристрастия мы решили изучить в женской исправительной колонии №5 г. Можайска общего режима. Заходим в уютную столовую, рассчитанную на пятьдесят человек (зэчки кормятся в две смены). Воздух насыщен ароматами тушенки и вареной картошки вперемешку с каким-то необъяснимым запахом дешевого зоновского чая. Заключенные, склонившись над железными плошками, молча уплетают свои порции. Сегодня в меню суп “полевой” — из перловки, тушенки и картошки, на второе — перловая каша “баночная” и сладкий (заметим, только в обед сладкий!) чай.

— Есть-то хоть это можно? — спрашиваем подружек, уединившихся за дальним столом.

— Супчик что надо! Сытный, — улыбается “разбойница” Оля Соломонова, угодившая в колонию, как она сама рассказывает, за разбой. Здесь девушка уже три года, а хлебать тюремную баланду ей осталось три месяца. — Да здесь вся еда сытная. И добавки дают. Вот только одно и то же надоело. Эта пшенка с тушенкой, ячка и перловка во где сидят! Очень хочется рису или гречки для разнообразия. А еще я, как выйду на волю, мечтаю пельменей наесться.

— И какого-нибудь лимонада напиться или хотя бы минералки, но только с газом, с газом! — вторит подруга Оли по несчастью, тоже “разбойница” Алена Чистякова. — Здесь все газированные напитки запрещены. И молочные тоже. Молоко дают только тем, кто на больничной диете. Но особенно я хочу даже не молока, а чего-нибудь кисленького, например кефира. Но о нем даже мечтать вредно.

По праздникам у зэчек бывает свое “баловство”: на Новый год, например, им готовят плов с мясом, винегрет, салат из капусты и... манную кашу! А в повседневной жизни заключенным не отказывают в регулярном употреблении тушенки, соевого мяса, кур и рыбы (в основном путассу и вареной селедки). А еще всегда в большом количестве хлеб из белой и ржаной муки высшего сорта. Его пекут в следственном изоляторе.

— Я такого вкусного хлеба больше нигде не поем! — признается нам Оля. — Он какой-то необыкновенный. С “вольным” не сравнишь. Уж по чему, а по хлебу я скучать буду!

Чтобы разнообразить свое тюремное меню, заключенные женщины придумали массу блюд, которые лепят “из того, что есть”.

— Дают, например, в столовой вареную рыбу, — с воодушевлением рассказывают девушки. — Отделяем мясо от костей, добавляем лук, перец, бульонный кубик и все мнем. Вот и паштет. Или суп “разбираем”: картошку на салат, куски тушенки — на хлеб. А еще делаем салат из вареной сои — добавим картошки, лука. Пальчики оближешь, на вкус — будто грибной.

Но больше всего, как выяснилось, зэчкам не хватает в зоне сладенького.

— Был как-то длительный период киселя, — вспоминает с воодушевлением Алена. — А теперь вот период чая настал. Нам даже недавно по 20 пачек выдали. “Дома” пьем потихоньку. А чтобы не всухую — к чайку торт “Каряк” и пирожные “Карячки” делаем. Из нашего тюремного хлеба. Для этого мякоть мешаем с водой, печеньем, конфетами — в общем, всем, что есть под рукой. Делаем коржи и мажем их вареньем.

Пока заключенные наперебой делятся с нами рецептами, в столовой подают второе. Несмотря на надоевшую перловку, возле окна раздачи очередь.

Кстати, для особо любимых или нелюбимых блюд в столовском меню заключенные женщины придумали довольно интригующие названия и передают их “по наследству”. Например, один из ходовых супов здесь “Эти глаза напротив” — из консервированной кильки в томате или “Рыбкин суп” — из путассу.

— А на ужин, — смеется Оля, — сегодня будут “педики”. Можно сказать, наше почитаемое блюдо: вареное и поджаренное соевое мясо.

— Слава богу, что хоть “педики” будут, — вмешивается в разговор заключенная Ира. В колонии она отбывает срок за убийство. Сидит уже шестой год и единственная из всех зэчек — вегетарианка. И пожалуй, единственная, кто страдает из-за присутствия в тюремных блюдах мяса. — Не люблю я его. А рыбу ем только красную, все жду, когда ее здесь подадут. Сегодня так вообще весь день голодная была. От обеда отказалась — там тушенка; кашу перловую не люблю. Пришлось вот “Роллтоном” подкрепиться, да тюрю из хлеба с маслом сделала. Но на этом долго не протянешь. А вот соевое мясо буду есть с удовольствием.

Как призналась нам Ира, быть вегетарианкой на зоне очень нелегко. Овощей дают здесь мало — только летом, когда на “своем”, колониальном участке заключенные урожай капусты, огурцов и помидоров снимают. А потом все — до следующего сезона.

— Так что известие о том, что овощи нам всегда давать будут, меня очень обрадовало, — продолжает Ира. — Да и молоко не помешает. За вредность. Сидеть-то мне еще долго...

Начальник колонии Ирина Гадаева к всевозможным прихотям своих подопечных относится спокойно. У каждой из заключенных, считает она, есть, конечно, свои права. Но нельзя все же забывать, что все они — преступницы. Причем 40 процентов находящихся здесь женщин осуждены за... убийство своих детей. И эта цифра в последнее время неумолимо растет.

— Многие дамочки за проведенное в колонии время, — рассказывает Ирина Раимовна, — привыкают к хорошей жизни. Ведь на свободе некоторые даже не знали, что такое борщ или щи. А здесь им все блага: и витаминчики необходимые, и сытная пища. Мы с ними как с цыплятами нянчимся. И учим, и кормим, и заработать даем. Так вот, некоторые женщины, освободившись, уже через месяц снова к нам возвращаются. На любимую тюремную баланду...




Партнеры