Лапы прочь от Москвы!

Прогуляв выборы в гордуму, москвичи попадут в рабство к “Медведям”

12 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 365

Отдельные наивные иностранцы до сих пор убеждены, что по улицам Москвы разгуливают агрессивные медведи, пожирающие все вокруг себя. И они не такие уж и дураки. Наше право хоть как-то влиять на выборы нового мэра вот-вот падет жертвой неумеренных аппетитов “Единой России”. На прошлых выборах депутатов Мосгордумы средняя явка едва перевалила за 29,5%. Если в этом декабре мы вновь “проголосуем ногами”, право безраздельно распоряжаться судьбой столичной власти будет на блюдечке преподнесено Кремлю. Новое московское выборное законодательство сконструировано просто по-иезуитски. При низкой явке — тотальный выборный триумф “Единой России” неизбежен. А ведь именно городская Дума будет избирать нового столичного градоначальника.

Догнать и перегнать Калмыкию

Своим заявлением о готовности “медведя” захватить все 35 мест в Мосгордуме думский спикер Грызлов превратил себя в предмет всеобщих насмешек. Мало того что лидер партии власти продемонстрировал откровенное незнание законов. Согласно принятым под руководством самого Грызлова документам, в любом региональном парламенте должно быть представлено не менее двух партий. Но четвертый человек в государстве показал еще и полное незнание нынешних московских реалий. “По всем социологическим опросам, популярность “Единой России” в Москве не превышает 20—25%, — говорит депутат столичной думы от “Яблока” Евгений Бунимович. — Заявление Грызлова — это шапкозакидательство и даже признак неуверенности в собственных силах. Если выборы в Москве действительно будут выборами, прогноз Грызлова абсолютно неосуществим”.

Проблема в том, что битва за контроль над столичным парламентом будет больше напоминать не выборы, а аферу в духе Сергея Мавроди. Москва с ее почти европейскими традициями и степная Калмыкия под управлением “хана” Илюмжинова вполне могут показаться политическими антиподами. Но, как это ни изумительно, у нас почти идентичное с авторитарной Калмыкией выборное законодательство. Из всех регионов России только в Москве, в вотчине Илюмжинова, да еще в Дагестане установлен неприлично высокий барьер при выборах по партийным спискам. В подавляющем большинстве цивилизованных стран этот показатель равен 5%. На следующих федеральных выборах Госдума решила поднять его до семи. А в Москве решили не мелочиться и установили планку на уровне аж в 10%.

В “Единой России” считают это чуть ли не главным достижением современной российской демократии. “Если партия представляет интересы двух с половиной человек, ей здесь не место, — с пафосом сказал мне вожак “медведей” в столичной гордуме Андрей Метельский. — Столице нужны сильные политические партии, которые могли бы достойно представлять интересы москвичей. При выработке нового законодательства мы использовали лучший мировой опыт”.

— Какой? — сразу же поинтересовался я у “медведя” №1 Мосгордумы. Тут г-н Метельский замялся и пообещал навести справки у специалистов. Вожак “Единой России” может не трудиться. По словам бывшего председателя Центризбиркома РФ Александра Иванченко, барьер в 10% из относительно цивилизованных стран одно время был только в Турции. Но от него там быстро отказались как от тормоза демократии.

— Барьер в 10% можно назвать феодальным, — высказывает свое мнение выборного спеца Александр Иванченко, — это очень высокий барьер, который одна партия устанавливает под себя. В профессиональных кругах такую выборную систему называют искаженно-пропорциональной. Такой барьер на корню подрывает реальную многопартийность. Мы фактически воссоздаем выборную систему ГДР времен Хонеккера. Там ведь тоже вроде бы была многопартийность. СЕПГ правила, а все остальные партии выполняли функцию групп скандирования и, когда надо, хлопали в ладоши.

Главный изъян заоблачного барьера в том, что при определенных условиях он позволяет игнорировать мнение как минимум половины избирателей. Допустим, на грядущих выборах в Мосгордуму по партийным спискам “Единая Россия” получает 42% голосов, скажем, КПРФ — 8%, остальные партии меньше. В этом случае “медведь” уступает коммунистам одно-два места в Думе и занимает все остальные. Голоса других 50% избирателей выбрасываются в мусорную корзину.

Помочь конкурентам “медведя” избежать этой ловушки могло бы их объединение в блоки. Но не тут-то было. “Единая Россия” не лыком шита. Правящая партия старательно заделала все лазейки. Блокирование на грядущих выборах городского парламента запрещено. У многих избирателей может возникнуть желание проголосовать “против всех”. Но это теперь тоже невозможно. В целях “дальнейшего совершенствования демократии” такая графа из бюллетеней убрана.

На этом милые уловки партии власти не кончаются. “Визг отдельных партий о том, что против них якобы используется административный ресурс, это наглая выдумка, — сказал мне Андрей Метельский. — Мы даже не будем ввязываться в пустопорожние дискуссии по этому поводу. Административный ресурс может нам только повредить. Он приводит лишь к неповоротливости и забюрокрачиванию. Мы можем победить и без него!”

Конечно, на федеральных выборах в условиях массовой явки административный ресурс в Москве, может, и не играет особо значимой роли. С его помощью вердикт избирателей можно подкорректировать лишь на несколько процентов. Но на местных выборах, которые удостаивают своим вниманием лишь 20—30% горожан, все совсем по-другому.

По утверждениям знатоков, существует множество способов изящно достигнуть нужного результата. Например, чудес можно добиться благодаря усиленному использованию выносных урн. Граждане, которые голосуют с их помощью, обычно не склонны спорить с выборными чиновниками. На одних недавних выборах в крупном столичном доме престарелых из приблизительно 500 пациентов 497 проголосовали именно так, как было “нужно”. Есть и множество других трюков.

Кризис конца эпохи

В начале прошлой декады Москву было модно сравнивать с Чикаго 30-х годов. Но если говорить о политическом устройстве, то российская столица больше смахивает на Чикаго 50—70-х. В ту эпоху в течение 21 года в этом крупнейшем американском мегаполисе мэром беспрерывно был колоритный ирландец Ричард Дейли. За шесть мэрских сроков Дейли успел кардинально перестроить Чикаго и стать одним из главных центров власти в американской политике. В штате Иллинойс все, включая членов конгресса и федеральных чиновников, слушались мэра беспрекословно. Иногда ему даже удавалось решить судьбу обитателей Белого дома в Вашингтоне. Считается, что только благодаря поддержке мэра Дейли Джон Кеннеди сумел победить на президентских выборах 1960 года. В последнее десятилетие в Москве все очень похоже.

В любой стране и в любое время сутью политики является постоянная борьба слуг народа друг с другом. К Московской городской думе это тоже относится. До недавних отъездов Валерия Шанцева в Нижний Новгород и Георгия Бооса в Калининград в столичном парламенте было три противоборствующих центра силы плюс несколько влиятельных независимых игроков. А интриги внутри фракции “Единая Россия” часто и вовсе носили анекдотический характер. Например, в 2003 году несколько влиятельных независимых депутатов выразили желание войти в состав “медвежьей” фракции. Главные “медведи” Мосгордумы сразу же сообразили почему. Хитроумные депутаты хотели после своего принятия в “медвежьи” члены устроить внутрифракционный переворот и заменить руководство. Официально прием в члены “Единой России” носит заявительный характер. Но заговорщикам под смехотворными предлогами в течение долгого времени отказывали в праве вступить в партию.

Но вся политборьба в Москве велась и еще ведется ровно до того момента, пока в игру не вступал Лужков. Любое слово мэра было и остается законом для 90% столичных политиков. Потенциальные кандидаты в конкуренты Лужкова типа экс-премьера Кириенко или депутатов Госдумы Гончара или Лебедева всегда были в столице политическими маргиналами и имели лишь чисто теоретические шансы на успех. В такой ситуации партийный расклад в Мосгордуме не был важным политическим фактором. К какой бы партии ни принадлежали депутаты, они одинаково рьяно слушались Лужкова. Например, даже сейчас московская городская организация “Единой России” контролируется не столько федеральным центром, сколько вице-премьером московского правительства Анатолием Петровым.

Но суть в том, что эра Лужкова заканчивается. Как объявил сам мэр, он не намерен занимать пост градоначальника после окончания срока своих нынешних полномочий в 2007 году. В целях демонстрации своей лояльности Лужкову московские единороссы говорят о том, что все еще может поменяться. “Юрий Михайлович вполне может не уйти, — заявил мне Андрей Метельский. — Вдруг президент внесет его кандидатуру на новый срок”. Но большинство экспертов считает, что шансы на подобное развитие событий не велики. Слишком много обитателей Кремля хочет видеть мэром Москвы более близкого и подконтрольного им человека.

Если это так, то роль нового состава Мосгордумы неимоверно возрастает. Фактически городской парламент — это последний редут политической обороны Москвы. От городской Думы напрямую зависит, сумеют ли москвичи “убедить” федеральный центр учитывать их интересы при выборе кандидатуры нового мэра.

Если новая Дума окажется под “медвежьей” пятой, контроль над городским парламентом очень быстро окажется в руках федералов. Боссы московских единороссов могут сколько угодно клясться в любви и вечной преданности Лужкову. Но бюрократические законы неумолимы. Чиновники всегда ориентируются не на прошлых, а на будущих победителей.

Поэтому жизненно важно, чтобы следующая Мосгордума отражала реальный политический расклад в городе. Только в этом случае у столицы есть реальный шанс избежать назначения в градоначальники какого-нибудь варяга. Например, с берегов Невы. “Если МГД окажется неадекватной политическим настроениям москвичей, у власти появится громадная проблема, — считает депутат-“яблочник” Евгений Бунимович. — Жители столицы будут вынуждены выражать себя не через парламент, а какими-то другими способами. Это сильно смахивает на самоубийство правящего режима!” Возможно, сказано чересчур эмоционально. Но по сути верно.

Лекарство от “медведя”

“Демократия умирает не из-за слабости законов, а из-за слабости демократов”, — сказал немецкий социал-демократический политик Дитер Латтман. Это высказывание довольно точно описывает нынешнюю политическую ситуацию в Москве. Не стоит вешать абсолютно всех собак на “Единую Россию”. “Медведь” ведет себя как наглый уличный громила, только потому, что ему это позволяют.

Если бы российские демократические партии не полностью дискредитировали себя и не проиграли с треском парламентские выборы-2003, вряд ли в столице сегодня создалась бы такая ситуация. Впрочем, кто прошлое помянет, тому глаз вон. Каковы реальные шансы оппонентов “Медведя” обойти “кремлевского зверя” даже в нынешних неравных и несправедливых условиях борьбы? Увы, но с 2003 года конторы типа “Яблока” или СПС не только не начали возрождения, но еще больше ослабли. Хуже всего то, что демократы продолжают с увлечением предаваться своему любимому занятию — внутривидовой грызне. “Среди демократов мы — первая партия в Москве по рейтингу, — сказал мне “яблочник” Бунимович. — Мы готовы предоставить другим проходные места в нашем списке”. В СПС, естественно, не согласны. “Пусть все решит жребий, — сказал мне лидер партии Никита Белых. — Если он падет на “Яблоко”, мы готовы согласиться на создание предвыборного списка на матрице этой партии. Но только в этом случае и ни в каком другом”. А между тем времени для выяснения отношений у потенциальных конкурентов “медведей” осталось всего ничего. Счет идет буквально на дни.

Но даже если политики-демократы вдруг чудесным образом договорятся между собой, это еще полдела. Если московские избиратели не пробудятся от своей традиционной летаргии, партия власти все равно добьется своего. Использовать административный ресурс против “Единой России” уж точно никто не будет.

Выбор, стоящий сейчас перед москвичами, прост до неприличия. Мы можем заниматься 4 декабря своими делами и терпеливо ждать, кого именно нам назначат градоначальником мудрые дяди из Кремля. Или все же совершить поход на избирательный участок и получить хотя бы шанс на будущее без варягов. К сожалению, первый вариант гораздо более реалистичен.



Партнеры