Билла не убили

Дэвид Кэрродайн: “В Москве я купил нижнее белье для жены и боксерскую грушу для сына”

12 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 634

Главарь банды Смертоносных гадюк несколько недель гостил в российской столице. Кровавый Билл, убить которого мечтает каждая Ума Турман, приехал в Москву по приглашению русского парня Александра Невского сниматься в фильме режиссера Бренда Хаффа “Охотники за сокровищами”. Несколько дней подряд голливудский актер Дэвид Кэрродайн, которого называют любимым актером Квентина Тарантино, наводит ужас на гуляющих в центре Москвы.


Нет, он не страшный, но имеет очень крутой нрав. Настоящая голливудская звезда. Так, например, у фотографов на Красной площади он попросил вырвать перо из хвоста орла, с которым за определенную сумму может запечатлеть себя на память любой желающий. Его подняли на смех, а Дэвид рассказал глупцам, что в индейских племенах орлиные перья передаются из поколения в поколение и служат оберегом от всех невзгод.

За время пребывания в России он не дал ни одного интервью. И только перед самым отъездом в Америку после долгих уговоров Дэвид согласился сделать исключение для корреспондента “МК”. Правда, выставил условие: только пятнадцать минут.

Мы встретились в ресторане его отеля. Высок, худощав, нервозен в движениях. Минут пять из означенного времени он листал меню и делал заказ. Коньяк и вода без газа. Любезно поинтересовался, не хочу ли я чего-нибудь. Сделал это с таким видом, что согласиться было невозможно. “Для вас это будет бесплатно”, — с высокомерием олимпийского божества добавил мистер Кэрродайн. Такие они, эти голливудские звезды.

— Уже, наверное, можно подводить итоги вашего визита в Россию. Как впечатления?

— Я никогда не ездил по всей России, бывал только в Москве. Прекрасный город, красивые люди… Это мой третий визит в Москву.

— Интересно, что знает о российском кино актер, который приехал в эту страну сниматься?

— Я видел фильмы Эйзенштейна, но это было очень давно. Честно скажу, что знаю о русском кино совсем немного.

— Что, ни одного современного фильма не видели?

— Два или три года назад я видел фильм русского режиссера, представленный на одном из кинофестивалей. Его названия я не помню. О каком-то очень старом русском писателе, который жил у Каспийского моря.

— Наверное, вы имеете в виду писателя Бунина и фильм “Дневник его жены”? Понравился?

— Да. Очень хороший фильм.

— Только в этом фильме Бунин жил во Франции, а там нет Каспийского моря. Не страшно было ехать сниматься в Россию с такими-то знаниями о русской культуре и кинематографе?

— В картине “Охотники за сокровищами”, где я играю одну из главных ролей вместе с русским парнем Александром Невским, американский режиссер. И потом, я думаю, что кино во всем мире одинаковое. Мне понравился сценарий, понравилась роль, на которую меня пригласили.

— Фильм, в котором вы сейчас играете, скорее голливудский. В русском кино не хотели бы поработать?

— Я думаю об этом и уже провел ряд переговоров.

— А каковы ваши планы в Голливуде на ближайшее время?

— Со времен фильма “Убить Билла” у меня не было ни одной работы в Голливуде, но это уже пятый так называемый независимый неголливудский фильм, в котором я снимаюсь. И на ближайшее время в Голливуде у меня нет никаких планов.

— Ваши герои — всегда злодеи. В Голливуде по этому поводу шутят, что вы играете самого себя. В “Охотниках” ваш герой снова отрицательный?

— Там до самого конца непонятно, кто же главный злодей. Тот, кто будет казаться злодеем, может им в конечном итоге и не оказаться. Мне кажется, что этот герой немножко иной, но в нем есть немного и от Билла, и от других моих персонажей.

— В картине много драк, погонь и других трюков. Мне сказали, что вас собираются принять в российскую ассоциацию каскадеров…

— Ничего об этом не знаю. У меня очень много подобных дипломов.

— А вы хоть один самый простенький трюк выполняли самостоятельно?

— Никогда. Это делают профессионалы.

— Зато вы вдоволь побродили по русским магазинам и накупили огромный чемодан подарков. Что вы смогли найти здесь такого, чего нет в Америке?

— Для своей жены я купил очень много нижнего белья. Для своего маленького сына — маленькую боксерскую грушу и детские боксерские перчатки. Для маленьких девочек я купил игрушечных кукол и бижутерию.

— Сколько вашим маленьким мальчикам и девочкам лет?

— Двойняшкам Максу и Оливии по семь лет, Мадлен 10 лет, Аманде — 16. У меня есть еще три взрослых ребенка. И даже две внучки. И совсем маленькая правнучка.

— Кто-нибудь из них собирается пойти по вашим стопам и стать актером?

— Одна из моих внучек актриса, другая — художница. Так что можно сказать, что актерская династия Кэрродайн продолжается.

— Вы работали с известными голливудскими режиссерами и актерами. Как вам, например, понравилась Ума Турман? В ней есть русская кровь.

— Ничего об этом не знал… Мне пора, — решительно встал из-за столика Дэвид Кэрродайн, подмигнул и одарил одной из своих фирменных улыбок, от которых при просмотре фильма “Убить Билла” в жилах стынет кровь. Диктофон показывал, что мы проговорили одиннадцать минут, а часы над входом — ровно пятнадцать минут с момента его появления. Такие они, голливудские звезды.




    Партнеры