Распутье дочерей Путина

Студенты ЛГУ увидят знаменитых однокурсниц только на зимней сессии

16 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 2319

Этих девушек никто не знает в лицо. Они не появляются на улице без охраны. Их лица спрятаны за темными стеклами бронированных иномарок. Они боятся вслух произнести свою фамилию.

Машу и Катю Путиных — президентских дочерей страна видела всего один раз. В небольшой книжке, вышедшей несколько лет назад. Белокурые девчонки с нелепыми бантами на голове. На тех снимках им не больше пяти—шести лет. После той фотосессии минуло немало времени. Милые девчушки давно выросли и превратились в самых завидных столичных невест. Впервые они появились на людях минувшим летом, во время сдачи вступительных экзаменов в Санкт-Петербургский государственный университет.

В июне все преподаватели СПГУ получили строгое указание: про дочерей Путина ни слова. И журналистам опять не удалось узнать, как выдержали экзамены президентские дети. Первого сентября начался учебный год. Ни одна из дочерей Владимира Владимировича так и не появилась в стенах университета. Зато разговоры о девушках не утихают здесь до сих пор.


Санкт-Петербургский государственный университет журналисты начали осаждать еще в 2000 году. В то время пост Президента РФ занял бывший выпускник одного из престижнейших вузов страны Владимир Путин. И надо заметить, о студенческих годах ВВ сотрудники питерского учебного заведения вспоминали с гораздо большей охотой, чем сегодня говорят о его наследницах.

“Учебники для президентской дочери до сих пор лежат у старосты группы”

Санкт-Петербургский университет. Факультет биологии и геологии. Специальности, которые выбрали студенты этих факультетов, далеко не самые престижные. Конкурс на вступительных экзаменах в этом году составил чуть больше двух человек на место. На асфальте — вычищенные мостовые, пустующие урны, скучающие студенты и несколько нарядных сотрудников ГИБДД. Несколько лет назад университетская площадь выглядела иначе. Здесь свободно распивали пиво молодые люди, зарабатывали на жизнь уличные музыканты, бабульки торговали семечками и свежеиспеченными пирожками. Говорят, обстановка изменилась с приходом в университет президентских детей.

Биолого-почвенный факультет, куда нынешним летом была зачислена абитуриентка Мария Путина, располагается на втором этаже. Длинный коридор пустует. До конца лекций остается 20 минут...

На лестничной клетке дымят парни в униформе. На груди бейсики — охрана.

— Маша Путина здесь учится?

— В списках она значится на дневном отделении. Вот только пока девушка до нас не добралась, — любезно делится информацией один охранник. — Да и вряд ли она сюда приедет. Во всяком случае, никаких специальных распоряжений на пост не поступало. Хотя летом, во время вступительных экзаменов, в универе усилили охрану. Нам приказали держать руку на пульсе и посторонних в здание не пускать. Вот только причину беспокойства не объяснили. А теперь снова расслабились. Да вы лучше с преподавателями поговорите, у них больше информации.

Прохожу в секретариат.

— По поводу этих девочек обращайтесь к декану, мы никаких сведений не даем, — услышав фамилию “Путин”, заслуженные корифеи стараются улизнуть от разговора. Дверь в кабинет декана мне так и не открыли.

Рассматриваю стенгазету, сделанную руками студентов. Здесь же — отчет о летней трудовой практике, которую каждый год обязаны проходить учащиеся института. На фотографиях — молодые люди играют на гитаре, косят траву, едят гречневую кашу. “В мире есть четыре цветных моря: Красное, Желтое, Черное и Белое. Поехать на Красное — слишком дорого, Черное — банально, Желтое — далеко, а Белое — то что надо”, — зазывающе гласит агитплакат. Сложно представить, что в забытом богом местечке со странным названием Чупа, что на Белом море, когда-нибудь окажется президентская дочка.

Тут же доска объявлений. Несколько склеенных листов с расписанием занятий. Нахожу первый курс, биолого-почвенный факультет. Занятия проходят шесть раз в неделю, с 9 утра до 17.20 вечера. Каждый день студенты должны высиживать по четыре пары. Среди основных предметов — введение в биологию, неорганическая химия, альгология (раздел ботаники, исследующий водоросли), микология (наука о грибных организмах), морфология человека, ботаника, физкультура, высшая математика.

Рядом список студентов-первокурсников. В седьмой группе под номером одиннадцать числится Путина Мария Владимировна.

— Вы случайно не с первого курса? — ловлю за руку первых попавшихся девчонок.

— С третьего, — улыбаются они.

— А Мария Путина... — не успеваю договорить, как собеседницы тут же перебивают меня.

— Первого сентября никто из наших студентов не сомневался, что улицу здесь перекроют, а здание университета будет оцеплено, поэтому многие приехали за час до начала занятий. Но все прошло тихо. Только декан факультета перед началом учебного процесса произнес торжественную речь. И с пафосом сообщил, что в нашем институте теперь учатся дочки Путина. Мол, это почетно, что президент отдал своих детей именно в питерский университет. Вот только мы так ни разу и не видели этих девушек. И, честно говоря, даже не представляем, как они выглядят.

В студенческом кафе “Петровское” мне удалось пообщаться с одногрупницей Путиной.

— Мы еще не успели со всеми познакомиться, может, среди нас и находится дочь Путина, но, во всяком случае, этот факт в стенах учебного заведения не афишируют, — с опаской оглядываясь по сторонам, тараторит юная университетская первогодка. — Как правило, во время семинаров преподаватель оглашает список присутствующих, но фамилию “Путина” всегда пропускает. Кстати, сейчас седьмая группа, куда зачислили Марию, получает учебники рядом с библиотекой.

Возвращаюсь на второй этаж. Около библиотеки с ноги на ногу переминается тщедушный паренек с редкими усиками. Серый костюм, мятая рубашка, бордовый дедушкин галстук и заляпанные грязью ботинки.

— Скажи, пожалуйста, с тобой учится Маша Путина? — стараюсь не смутить собеседника громкой фамилией.

Парень вытягивает губы в трубочку, закатывает глаза и совершенно неожиданно выкидывает конфигурацию из двух средних пальцев.

— Вот такие они, будущие зоологи, — смеется за моей спиной юноша. — Я тоже зачислен в седьмую группу. У нас подобрался странный курс. Большинство почувствовали свою значимость, когда узнали, что их соседкой по парте может оказаться президентская дочка. Ведь к нашему курсу повышенный интерес не только со стороны журналистов, но и преподавателей. Некоторые учителя не устают повторять, мол, помните, с вами вместе учится дочка президента, вы не имеете права ударить в грязь лицом. Таким образом, из нас хотят сделать образцовый курс.

— Кем же вы станете после окончания?

— Биологами, зоологами, ихтиологами. Кому что... Конечно, восточный факультет, который выбрала младшая дочь Путина, более престижный, но мы больше уважаем выбор Маши. А к филологам, журналистам и переводчикам здесь относятся плохо. Они, в свою очередь, тоже не желают с нами знаться.

Заглядываю в научную библиотеку.

— В институте на тему президентских детей наложено табу. Преподаватели даже между собой опасаются вести подобные разговоры, — поведала нам сотрудница местной библиотеки. — Я только краем уха слышала, что учебники для Маши Путиной получал староста ее группы. Только вряд ли ему удалось передать книги по назначению.

Большая половина студентов на биолого-почвенном факультете — иногородние. Всех их расселили в студгородке, расположенном в Петергофе. На Ботанической улице, в третьем корпусе 66-го дома, ютятся порядка сорока сокурсников Марии Путиной.

— Где найти первокурсников с биологического факультета? — спрашиваю уборщицу.

— Это те, что с Путиными учатся? Да вон там, на лавке пиво пьют, — указывает женщина на винный ларек.

Подхожу к ребятам.

— Мы девчонок наших каждый день пытаем: “Ты Путина?” Никто не признается. Говорят, Мария Владимировна вряд ли будет с нами учиться, а жаль. Я бы с ней сразу роман закрутил, — мечтает один из моих собеседников. — Плохо ли — стать зятем первого человека страны? Ходили слухи, что некоторые ребята успели пообщаться с Путиной во время вступительных экзаменов. Говорят, неплохая девчонка, правда, слишком зажатая, серая мышка, но внешне вроде симпотная. Надеюсь закрутить с ней роман на практике, посещение которой она не имеет права пропускать.

— Не надейся, я уже все узнал, — обреченно машет рукой его приятель. — Практику Путина может в любом научном институте сдать. Так что с будущей невестой свидимся еще не скоро...

“Катя поступала в институт под чужой фамилией”

Здание соседнего филологического факультета расположено на берегу Невы. Разглядеть фасад университетского корпуса невозможно, больше полугода ведутся реставрационные работы.

При входе — полукруглая лестница и доска объявлений. Яркие плакаты манят студентов записаться в вокальную студию. Отделение востоковедения считается на филфаке Санкт-Петербургского государственного университета самым престижным. Здесь готовят будущих дипломатов. Попасть сюда нелегко — каждый год конкурс достигает порядка 7—10 человек на место. При входе меня встречает худенькая бабулька, в прошлом специалист по русской литературе, а сегодня — охрана учебного помещения. Удивительно, но пожилая женщина знает всех своих студентов в лицо. Услышав, что я журналист, возвращает документы со словами: “Всего доброго”.

Любые попытки прорваться внутрь здания терпят неудачу.

— Вот из-за таких любопытных Катенька Путина сюда боится приходить, — ворчит себе под нос женщина. — Бедная девочка, ей все преподаватели сочувствуют. Ведь она никогда не сможет вкусить прелести студенческой жизни...

— Я ненавижу этот институт, — раздается над моим ухом грубый голос. — Здесь мне всю жизнь испортили.

Оборачиваюсь. Голос принадлежит стильной девушке с огромными карими глазами. Типичная петербурженка. Льняная юбка поверх потертых джинсовых брюк, кеды, на шее — тонкий оранжевый шарфик.

— Слава богу, что Путина здесь не появляется, иначе она на второй день бы сбежала после такого хамского обращения, — не успокаивается студентка. — Нас здесь за людей не держат, за каждый экзамен приходится платить.

Девушка, прихрамывая на обе ноги, направляется к выходу.

— Не слушайте вы ее, — начинает волноваться старушка. — Леночка у нас инвалид, учеба ей дается нелегко, вот она и жалуется на всех.

— Неужели вы всех студентов знаете? — удивляюсь я.

— А как же. Например, большинство преподавателей никогда не видели дочку Путина. А мне удалось познакомиться с ее бабушкой, тещей президента Екатериной Тихоновной. Ведь именно она приводила внучку на экзамен. У ее второй дочери, Ольги, есть шикарная квартира в центре города. По всей видимости, они там и остановились, — неожиданно разоткровенничалась собеседница.

— Еще скажите, что здание во время вступительных экзаменов не оцепляли, охрану не выставляли?

— Клянусь! Никакой охраны и близко не было видно, бронированные автомобили тоже не подъезжали. Ведь здесь никто не должен был знать, что экзамены сдает президентская дочь. Помню, пришла Катенька, скромная плотненькая девочка, голову опустила, глаза в пол, боялась, что ее признают. “Здрасьте”, — кивнула мне и побежала в аудиторию. А бабушка ее внизу ждала, пока шел экзамен.

— Но преподаватели наверняка знали, у кого они принимают экзамен?

— Что вы! Я удивляюсь, как эта информация вообще просочилась в прессу. Все держалось под строгим секретом. Никто из членов приемной комиссии не предполагал, что в аудитории находится Путина. Причем, когда вывешивали списки абитуриентов, ее фамилию изменили. Девочка ужасно боялась, что будущие сокурсники станут смотреть на нее как на белую ворону.

— Что-то не верится, что дочь президента могла поступить на общих основаниях...

— Знаете, пока мы с Екатериной Тихоновной беседовали, она все время кулачки держала, волновалась, что внучка провалит экзамен. По словам бабушки, Катя никогда не была отличницей, да и здесь она набрала 14 баллов при 13 проходных. Это далеко не самый лучший результат.

— И все-таки, почему дочери Путина до сих пор не явились в институт?

— Они остались жить в Москве. Обучаться будут по специально разработанной индивидуальной программе. У нас так больные студенты учатся, которые не в состоянии посещать университет. К девочкам на дом наверняка будут ездить лучшие преподаватели из нашего вуза. Но вот сессию им придется сдавать вместе со всеми. Говорят, никаких поблажек у них не будет. Вроде такое решение принял их отец...

С октября в Санкт-Петербургском государственном университете откроются курсы при различных факультетах. Говорят, больше всего народа записалось на биолого-почвенный и филологический факультеты. Местные преподаватели не сомневаются, что в следующем году конкурс на эти специальности возрастет в несколько раз. И все благодаря президентским дочкам.





Партнеры