Понеслась душа в Райс

На США обрушился ураган “Лукашенко”

17 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 215

Вчера на сессии Генассамблеи ООН выступили главы государств СНГ: Путин, Лукашенко, Ющенко и Саакашвили. Грузинский глава потребовал разобраться с “зарвавшейся” Россией. А Лукашенко, в свою очередь, требовал поставить на место Штаты.

День начался с выступления президента Джибути. Джибутийского (или джибутского?) главу волновали глобальные проблемы: борьба со СПИДом и, конечно же, реформа ООН. Он так увлекся, что из-за этого выступление Путина началось с опозданием. К тому же в столь ранний час зал был заполнен меньше чем на треть, так что аудиторию ВВП составили в основном наши журналисты и делегации африканских государств.

Свое выступление Путин посвятил роли ООН в борьбе с терроризмом. Закончил он его так: “ООН должна быть главным координационным центром международного сотрудничества в борьбе с терроризмом как с идейным наследником нацизма”...

Александр Лукашенко, которому до сих пор не дают визу в Европу, был счастлив, что дорвался до международной арены. Это была даже не речь, а вопль израненной души человека, которому уже нечего терять. “Прошло 15 лет со дня распада моей страны — СССР, который обеспечивал равновесие мира, — горестно вздохнул Лукашенко. — Белоруссия была первой страной, которая отказалась от ядерного оружия”, — плохо скрытое сожаление мелькнуло в президентских глазах. Казалось, Лукашенко хочет сказать, что если бы его страна тогда не сглупила, расклад сил на планете был бы иным. А так что получается? “Мир стал однополярным. Исчезла цветущая Югославия, кровавая бойня идет в Ираке, взята в оружейный прицел Северная Корея. В независимый Афганистан ввели войска, а в итоге оборот наркотиков там вырос в несколько раз”, — бушевал белорусский глава. Кто-то может упрекнуть Александра Григорьевича в том, что он встал на защиту всех наиболее одиозных бывших и действующих режимов. И будет неправ — не всех. Президент Белоруссии не встал на защиту самого себя. Хотя повод имелся: несколько месяцев назад Кондолиза Райс назвала Лукашенко последним диктатором Европы, четко дав понять: следующая цветная революция будет в его стране...

“Если нет никакого конфликта, надо обязательно его создать, — продолжал разоблачение белорусский президент. — Специально для этого придуман флаг: борьба за демократию, причем в трактовке американского руководства”. “Таков краткий и неутешительный итог перехода к однополярному миру, — констатировал оратор. — Разве для это создавалась ООН? Нельзя прятать по-страусиному голову в песок”.

С чувством глубокого морального удовлетворения Александр Лукашенко ушел. А Виктор Ющенко пришел. Многие журналисты удивились, как это он покинул Украину в самый кризисный момент. Выглядел Виктор Андреевич совсем нехорошо. Говорил тоже: “На оранжевом майдане Украина совершила мирный прорыв к свободе”. Учитывая, что весь мир уже знал о политическом банкротстве революционеров, прозвучало очень “уместно”...

Михаил Саакашвили превзошел сам себя: ни много ни мало обвинил Россию в этнических чистках грузин, живущих в Абхазии: “Грузия никогда не согласится с этническими чистками на глазах всего мира и наблюдателей ООН”. Сразу же возник вопрос: а если не на глазах, тогда согласится? “ООН должна положить конец аморальной аннексии территории Абхазии!” — дал поручение мировому сообществу Саакашвили...

А помнится, кто-то из российских дипломатов прогнозировал, что после вывода войск из Грузии отношения наших стран пойдут на лад...

* * *

Пока Саакашвили метал громы и молнии в Россию, Владимир Путин встретился с президентами Ирана, Аргентины и премьером Индии. А вечером отправился в город Байонн открывать памятник жертвам трагедии 11 сентября работы Зураба Церетели. Вернее, это был памятник памятнику — открыли всего лишь стелу с изображением будущего монумента и словами о том, что “здесь будет возведен...” Как рассказал г-н Церетели “МК” до отъезда в Штаты, памятник туда уже доставили, но на его сборку уйдет еще несколько месяцев: конструкция сложная...

ВВП ждали в Байонне примерно за час до его приезда. Так сильно ждали, что начали мероприятие без него. Русские эмигранты и коренные американцы сидели на пластиковых трибунах и слушали речи официальных лиц. Один из выступающих так волновался, говоря слова благодарности Церетели, что упорно называл его Сетерели. Так вот, Сетерели, как следовало из речи оратора, — “скульптор, инженер и супермен”. Следом выступила женщина, чьи родные погибли 11 сентября. “Это не борьба с Америкой, это атака на мир. И я благодарна Путину за его лидерство в борьбе против терроризма”, — произнесла она. Вряд ли подобные слова благодарности когда-нибудь скажут российские граждане, потерявшие в терактах родных...

Появлению ВВП трибуны аплодировали стоя. “Я должен честно сказать: я не уверен, что мы сделали все для увековечения памяти жертв терактов, — признался президент. — Сотни граждан в моей стране погибли. Но эту задачу (по увековечению памяти. — Н.Г.) будут решать и действующие власти, и будущие”.

Означало ли это, что в России тоже появится памятник жертвам терактов, автором которого станет Зураб Церетели?




Партнеры