Фильтруй базар

“МК” провел зачистку водопроводной воды

17 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 1149

— Не пей, козленочком станешь, — это про воду из-под крана, в которой можно обнаружить всю таблицу Менделеева. И дело здесь вовсе не в плохой очистке. “Мосводоканал” свое дело знает: прежде чем попасть в квартиры, вода из Волги или Москвы-реки по нескольку месяцев отстаивается в нескольких водохранилищах и проходит через всевозможные очистные комплексы. Но от водопроводных станций до квартир — 20, а кое-где и все 60 км ржавых труб. У того, кто увидит их “нутро”, охота гонять чаи и нежиться в ванне надолго пропадет.


Там вовсю идут не только химические, но и биологические процессы: под воздействием грунтовых вод и ржавчины на стенках откладываются соли тяжелых металлов и развиваются всевозможные бактерии. Уже через десять лет эксплуатации стальная труба имеет шанс “нахлебаться” подобной дряни сверх всякой меры.

— Самая безопасная внутренняя поверхность водопровода — цементно-песчаное покрытие, — говорит генеральный директор “Мосводоканала” Станислав Храменков. — Оно в воде постепенно набирает прочность.

Если учесть, что московский водопровод протянулся на 11 тысяч км, а в год меняют всего 130 км, то до безопасных труб хорошо если наши внуки доживут. Впрочем, горожанам до этих выкладок дела нет. Они, раз и навсегда уяснив, что воду из-под крана лучше не пить, вовсю запасаются бытовыми фильтрами. А производители обещают полную очистку водопроводной воды от всех напастей. Чего стоят эти обещания, решил проверить “МК” с помощью специалистов Главного контрольно-испытательного и научно-методического центра питьевой воды. На экспертизу мы отправили бытовые фильтры кувшинного типа “Барьер-6”, “Brita” (“Classic”) и “Аквафор” (сменный фильтрующий модуль В100-5).

Что надо вымыть из воды?

— Чтобы правильно выбрать фильтр, нужно знать, от каких напастей он должен уберечь, — говорит заведующая лабораторией Главного контрольно-испытательного и научно-методического центра питьевой воды Юлия Косарева. — Самую большую опасность представляют хлор и хлорорганические соединения, которые образуются в воде в результате хлорирования.

Мы сами непроизвольно производим отраву на водопроводных станциях. Безобидная органика, содержащаяся в воде, вступает в реакцию с хлором, который добавляют в воду для дезинфекции. И тогда образуются уж совсем не безобидные соединения, которые могут спровоцировать образование раковых опухолей и мутацию генов.

! По данным ученых Колумбийского университета (США), у тех, кто употребляет хлорированную воду, на 44% увеличивается риск заболевания раком желудочно-кишечного тракта и мочевого пузыря. А еще хлорированная вода способствует повышению давления, атеросклерозу и ишемии сердца.

На Западе коварство хлора раскусили давно. Скажем, в скандинавских странах из-за высокого содержания в воде органики от хлорирования больше вреда, чем пользы. Поэтому воду там озонируют. Но озон быстро разлагается, и приходится строить очень много небольших очистных станций. Так что озон — удовольствие дорогое. Можно дезинфицировать воду ультрафиолетом. Но для внедрения новых технологий нужны немалые деньги, к тому же придется переоборудовать все очистные станции. Поэтому пока московский водопровод переходит на гипохлорит натрия, то есть просто уменьшает концентрацию хлора. Но соединения хлора с органикой все равно будут образовываться.

! Впервые хлор для обеззараживания воды стали использовать в Лондоне после эпидемии холеры 1870 года.

Вторая напасть — железо. От него надо избавляться хотя бы потому, что организм из воды его не усваивает. Превышение предельно допустимой концентрации по железу необязательно должно нанести непоправимый вред здоровью, но пить “ржавую” воду охотников нет.

И, наконец, третья опасность — жесткая вода, в которой слишком много солей кальция и магния. Для нашего здоровья эти соли большей частью неопасны, но вода с высоким содержанием солей жесткости может создать дополнительную нагрузку на почки и в некоторых случаях послужить причиной образования в них камней. Главным же образом соли магния и кальция ухудшают вкус и самой воды, и приготовленных на ней блюд. Чем жестче вода, тем чаще вы будете отчищать накипь со стенок кастрюль и чайников.

Нежнее, еще нежнее!

С помощью фильтров мы попытаемся избавиться от хлора и его соединений, снизить содержание железа, смягчить ее и проверить продолжительность работы каждого фильтра. Для фильтров “Барьер” и “Аквафор” заявленный ресурс — 300 л, а ресурс “Бриты” зависит от жесткости воды (чем жестче, тем ресурс меньше). Скажем, для Москвы — 150—160 л, а для Питера — уже 220. И тем не менее исключений мы не сделали: через каждый фильтр пропустили 300 л модельного раствора и через каждые 50 л устраивали контрольные измерения. Причем ПДК в модельном растворе были превышены.

• Избавление от хлора (ПДК — 0,3 мг/л). Чемпионом по очистке от хлора оказалась “Brita” (“Classic”). При содержании в модельном растворе 0,5 мг свободного хлора на литр воды этот фильтр избавил нас от этой напасти практически полностью: 0,03 мг хлора в литре воды после первых 50 л, столько же после 150 л и 0,06 после 300. По словам наших экспертов, “Brita” очистит воду от хлора, даже если он содержится в ней совершенно в микроскопических количествах. “Данный сменный модуль дольше двух других способен к практически полному удалению хлора остаточного”, — написано в экспертном заключении. И это несмотря на заявленный предел в 150 л!

• Избавление от железа (ПДК — 0,3 мг/л). После 300 л содержание железа в воде с 0,98 мг/л “Барьер” снизил до 0,12, “Аквафор” — до 0,14, а “Brita”, несмотря на уже “выработанный” ресурс, — до 0,17. Но стоило увеличить содержание железа до 1,32 мг/л, как у “Барьера” и “Бриты” показатели ухудшились до 0,45 мг/л (что немного выше ПДК), у “Аквафора” же они остались практически на том же уровне (0,17 мг/л, значительно меньше ПДК).

• Избавление от соли. Из всех напастей накипь — самая безобидная.

— Начисто лишать воду солей минералов опасно: чрезмерно очищенная вода вымывает соли из организма, и возникает угроза остеопороза, — говорит Юлия Косарева. — Физиологическая норма по жесткости воды — 3—4,5 ммоль/л, а ПДК для водопроводной воды — 7. В московском водопроводе жесткость как раз на уровне физиологической нормы, но даже такую воду мы смягчаем, чтобы реже очищать бытовые приборы от накипи.

• “Аквафор” начал прытко, но быстро “сдулся”: при исходной жесткости модельного раствора 6,5 ммоль/л “Аквафор” сразу снизил ее до 0,1, но после первых же 50 л показатель изменился до 3,7 ммоль/л, а после 300 л — до 3,8 (уровень физиологической нормы). “Барьер” и “Брита” были не столь резвы, зато и “затухали” постепенно. “Барьер” сразу снизил показатель жесткости до 0,6 ммоль/л, после 50 л — до 2,1, после 300 — до 4,4. “Брита” сразу показала 1,9, после 50 л — 3, после 300 — 5,2 (хотя ресурс превышен вдвое, показатель в пределах ПДК и лишь немного превышает физиологическую норму).

— Избавлению от главных напастей способствуют все три фильтра, — заявили наши эксперты. — Но по мере истощения ресурса эффективность очистки снижается у них в разной степени. Быстрее всех сдается “Аквафор”, дольше всего держится “Брита”, причем у этого фильтра строго выполняются все заявленные показатели.

Уголь в серебре

Очищающие элементы практически всех фильтров для воды содержат активированный уголь и ионообменные смолы. Уголь избавляет от хлора и органических соединений, ионообменные смолы — от солей жесткости и тяжелых металлов. Причем в большинстве фильтров, поглощая из раствора тяжелые металлы и соли кальция и магния, ионообменник выделяет в воду натрий, значительно ее ощелачивая. Людям с пониженной кислотностью желудка пить такую воду не рекомендуется. Гораздо полезнее пропускать ее через фильтры, которые, “забирая” соли тяжелых металлов, выталкивают в нее водород.

Практически всегда картридж покрывают серебром, которое хотя и не убивает микроорганизмы, но мешает им размножаться на поверхности сорбента. Совсем недавно — пока только в Европе — на рынке появилось новое поколение картриджей Brita-Maxtra, которые в конце года прибудут и в Россию. Перед обычными у них несколько преимуществ: их не надо предварительно замачивать и все время держать в воде (обычный картридж, побывший некоторое время на “суше”, довольно быстро теряет фильтрующую способность), вода проходит через фильтр с таким картриджем намного быстрее, а ресурс фильтра увеличен больше чем на треть.

! Все фильтры предназначены исключительно для доочистки водопроводной воды или воды из проверенных источников.


А нам все равно

Москвичей спрашивали об их отношении к бытовым фильтрам и о качестве питьевой воды. 11% заявили, что “водопроводную воду в Москве можно без всяких опасений пить”, 18% полагают, что водопроводная вода вредна для здоровья. При этом регулярно бытовыми фильтрами для очистки питьевой воды пользуются лишь 15% опрошенных, а собираются купить 11%. Пьют исключительно бутилированную воду 12% опрошенных москвичей. А еще 59% считают, что водопроводная вода, может, и бьет по здоровью. Но по сравнению с другими вредностями это — пустяк.





Партнеры