Бешеный сторож Белого дома

Покой Буша охраняет старушка с костылем

19 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 182

Встреча с Джорджем Бушем поставила последнюю точку в поездке Владимира Путина в США. Главы государств называли друг друга “Владимир” и “Джордж” и выражали самую искреннюю симпатию. Но заявления, которые Путин и Буш озвучили перед началом пресс-конференции, показали: в решении давно наболевших для России вопросов — переговоров по вступлению в ВТО и отмене поправки Джексона—Вэника — особых подвижек нет.


Прежде чем войти на территорию Белого дома, каждый журналист обязан был предъявить секьюрити американскую визу, чтобы тот вписал в аккредитационный бэйдж фамилию представителя СМИ. Бросив взгляд на свой бэдж, я потеряла дар речи. Вместо фамилии охранник аккуратно выводил мое отчество: Валиевна. Секьюрити исправил ошибку и бросил быстрый взгляд назад: казалось, какие-то сомнения мучают его. Какие именно, я поняла потом, когда обнаружила троих коллег, на бэджах которых значилось: Анатольевич, Владиленович и Геннадьевич.

Журналистов встречала старушка в цветастом платье, кроссовках и с костылем в руках. Этим костылем она угрожающе размахивала, когда разбредшихся коллег нужно было согнать в единую толпу. Старушка — Мэри Массорини по прозвищу Бешеная — старожил Белого дома, проработала там 49 лет. Дослужилась до шефа протокола пресс-службы Белого дома. “Моими мужьями были все президенты”, — образно высказалась г-жа Массорини, которая, по ее признанию, никогда не была замужем... “Вокруг Белого дома полно жилых домов, и Бушу не позавидуешь, — заявила она нам в ответ на вопросы о президентском быте. — Он ведь зимой даже на лыжах покататься не может: люди будут глазеть...”

На пресс-конференции президент США сперва поблагодарил Россию за гуманитарную помощь пострадавшим от урагана “Катрина” и среди прочего сообщил: “Мы говорили с Владимиром о том, что нам нужно завершить переговоры по вступлению России в ВТО к концу нынешнего года”. Ничего нового в этих словах не было: о том, что переговоры должны завершиться к концу года, президент США говорил еще в феврале в Братиславе во время встречи с ВВП. А вот про поправку Джексона—Вэника, которую Штаты давно обещают отменить, но никак не отменяют, Буш промолчал.

Настала очередь ВВП. Когда он заговорил, из уха Буша начал вываливаться микрофон. Президент США принялся судорожно засовывать штуковину назад. Пока он боролся с микрофоном, Путин уже сказал половину того, что хотел. ВВП сообщил, что с Бушем они говорили еще и “о ситуации на постсоветском пространстве”: “Мы (в смысле Россия. — Н.Г.) выступаем за сохранение СНГ при соблюдении суверенных прав соседей”.

Потом пошли вопросы. Первый, заданный американским журналистом, адресовался президенту США: кто будет платить за восстановление Нового Орлеана? Не слишком ли много тратится средств, в результате чего следующие поколения американцев потеряют в финансовом плане? “Федеральное правительство будет выделять средства на восстановление инфраструктуры. И я очень рад, что в городе уже работает вода, — сообщил было Буш и вдруг запнулся. — Ой, нет, не вода. Но хотя бы сточные воды уже работают. Я понимаю, что это большие расходы. Но при этом не нужно повышать налоги, брать деньги из кармана рабочих”. У Путина тоже было мнение на сей счет: “Мы в СССР жили тем, что нужно думать о следующих поколениях. И в конечном итоге мы развалили страну, — поддержал он Буша. — Конечно, деньги нужно тратить. Но тратить разумно”.

Следующий вопрос был обоим главам государств: “Во многом отношения России и США строятся на ваших дружеских взаимоотношениях. Но в 2008 году вы оба перестанете быть президентами. Заложили ли вы основу для дальнейшего конструктивного сотрудничества наших стран?” Выслушав вопрос, Путин хмыкнул: “Нас уже выгоняют”, — с деланным возмущением сказал он президенту США. Буш хрипло хохотнул. “Но мы еще поработаем”, — заявил ВВП. Прозвучало несколько двусмысленно, но ясность поспешил внести Буш. “Да-да, — подхватил он. — У нас есть еще три года”.

“А что вы имели в виду, когда поставили в один ряд Украину, Грузию, Афганистан и Ирак?” — спросили у Буша (выступая на сессии Генассамблеи ООН, тот сказал: “В Грузии, Украине, Афганистане и Ираке прошли свободные выборы”. — Н.Г.). “Я считаю, что все эти страны — развивающиеся демократии, — ответил он. — Но они находятся на разных этапах ее развития. У демократии есть несколько этапов. Таков опыт нашей страны, опыт России”. Конечно же, президент США не хотел сказать, что российская демократия развилась до уровня американской. Оставалось признать: Буш дал понять, что Россия ушла не очень далеко от вышеназванных стран.

И, наконец, прозвучал последний вопрос: что Путин думает о ситуации на Украине? “Что здесь комментировать? Политический кризис. Ситуация контролируется президентом страны, и мы желаем ему успехов”.

На костях Ющенко ВВП плясать не стал.




    Партнеры