Украина пока не рада

Виктор Черномырдин: “Чемоданы компромата тянут экономику на дно”

19 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 206

Посол РФ в Украине Виктор Степанович Черномырдин отдыхал и лечился в итальянских горах. Вернулся в Киев, а тут такое… Сразу провел череду переговоров и встреч с Ющенко, Тимошенко, председателем Верховной рады Литвиным. На происходящее Виктор Степанович взирает со спокойным недоумением опытного политика и хозяйственника: “Ребята, что же вы делаете, ведь все так хорошо развивалось, а сейчас экономика уже на грани…”

— Виктор Степанович, кому выгодна эта ситуация: России, США, украинской оппозиции? Каких поворотов можно ждать?

— Могу сказать, мне и здесь задают подобные вопросы. Есть ли в этих событиях участие России? Могу сказать: ни то и ни другое. Для нас — вот я здесь нахожусь — просто тяжело видеть, что происходит. Во-первых, экономика падает, снижается неуклонно от месяца к месяцу. За восемь месяцев потеряли в разы темпы по внутреннему валовому продукту, по производству… Второе: от этого страдают люди прежде всего. Третье: в такой ситуации управлять экономикой совсем не просто, да почти невозможно. Конечно, это все горестно и просто неприятно. Нам, России, от этого ничего хорошего нет. В любом случае это отразится на экономических отношениях. То есть будут падать темпы, снижаться наши экономические партнерские показатели. Экономика в кризисе, и отношения между государствами от этого тоже не улучшатся. Так всегда бывает. И не надо здесь абсолютно ничему радоваться. Интересное, хорошее, самодостаточное государство было на подъеме — и вдруг вот такой коллапс.

— Кого Россия в данном случае должна поддерживать?

— Нужно поддерживать линию, чтобы не было этого противостояния. Ну нельзя допускать этого! Я ведь прежде всего за экономические отношения беспокоюсь. Язык не повернется сказать, кому это выгодно.

— Хорошо, Виктор Степанович, но кто, по-вашему, в Украине в результате победит? Чья будет перемога?

— Речь пока не идет о победах и поражениях. Сегодня надо, чтобы быстрее правительство заработало. Нужно быстрее формировать его, и оно должно работать. Скорее стабилизировать политическую ситуацию. Ответственность здесь, конечно, лежит на президенте. Сегодня важна воля. Должны быть проявлены волевые качества, характер — президент должен все расставить по местам.

— Он уже один раз расставил все по местам. Может быть, наоборот, ему не надо было характер проявлять? Может, не надо было до такого доводить?

— Конечно, не надо. Многого не надо было делать, еще когда формировали правительство. Не надо было раздавать должности по принципу “всем сестрам по серьгам”. Ну раз уже случилось — что ж теперь, назад?! С понедельника начнет работать сессия Верховной рады. Там будут серьезные разговоры. Что было — они там разберутся, кто прав, кто виноват. Но я говорю, что жизнь не стоит на месте. Она не ждет.

— Состоится ли в Украине конституционная реформа, в результате которой Ющенко потеряет многие свои полномочия?

— Могу сказать одно: когда они принимали эту реформу, там уже были несовпадения с действующей Конституцией. Ну уж коли приняли — нужно исполнять. Тимошенко была против еще при Кучме. Все были “за” — кроме ее партии. Сегодня обстановка несколько другая. Президент сказал, что он против этой конституционной реформы — мол, посмотрим, взвесим. Может быть, не с 1 января, надо подумать — вот такой разговор. Но сейчас, когда Тимошенко находится в отставке, ее партия требует немедленно делать эту реформу. Чуть ли не с 1 октября президент может потерять многое. Вот такая драматическая ситуация. Тогда произойдет перераспределение полномочий между президентом, парламентом и правительством.

— Будет парламентская республика?

— Парламентско-президентская. Комплектовать правительство тогда будет уже Верховная рада. Полномочия перейдут к ней и к правительству.

— А Ющенко будет вроде как английская королева?

— Не совсем. У него, как говорится, тоже будет хватать власти. Под ним будут силовики, международные отношения. Самое плохое, что сегодня началась череда компроматов. Вчерашние соратники, которые все это и делали, побеждали, теперь этим занимаются. Для меня это неприятно.

— Ситуация не напоминает вам 93-й год — Ельцин, Руцкой?

— Точно, один к одному. Как раз то, что у нас было больше 10 лет назад. Поэтому я и говорю — мне больно. В России все это было у меня на глазах. Отставки, чемоданы компроматов… И, кстати, никто ведь не проверил, что это за компромат. Ничего не доказали, да и не было этих чемоданов. Здесь то же самое. Почему до этого не обвиняли друг друга?

— Какие перспективы имеет кампания по импичменту? Какую роль играет Березовский?

— Березовский — это наш пострел, который везде поспел. Чуть что не так — это его стихия, и он тут как тут. К сожалению, этот разговор начал первый президент Украины Кравчук. Серьезный политик. Это очень серьезное обвинение. Все это к добру не приводит.

— Это правда, что у Верховной рады уже стоят танки?

— Да что за глупость?! Я как раз был там вечером в пятницу — встречался с Литвиным, председателем парламента. Никого там нет.

— Не следует ли России вмешиваться в эти события?

— Ни в коем случае, нас и так обвиняют. Вот мы на выборах не вмешивались, а нас пытались обвинять. Мы и тогда не вмешивались и сейчас не будем.

— Тогда вы организовали “круглые столы”, пытались примирить стороны. А сейчас с Ющенко и Тимошенко встречались?

— Да, и с тем, и с другой. С Ющенко разговаривал много раз по телефону — и он мне звонил, и я ему. Он был сдержан, разговаривали конструктивно. С Тимошенко вот только сейчас разговаривал. Она, конечно, уже давала оценки.

— После восьми месяцев ее премьерства вы не отказываетесь от теплых слов в ее адрес, которые вы когда-то высказывали в интервью для “МК”?

— Я от своих слов не отказываюсь. Решительная, умеет организовать, этого не отнимешь.

— Вам не жалко Юлию? Ведь она так популярна в народе.

— Какая жалость?! Мы же не знаем, что произошло. Это их внутреннее дело. Надо было думать раньше, кого сажать возле себя. Правительства как такового не получилось. Вот президент и сделал выводы с опозданием.

— Никопольский ферросплавный комбинат стал последней каплей в конфликте?

— Я не могу сказать. Но это, конечно, подхлестнуло. И ферросплавный комбинат, и объединение “Азот”, и другие… Все произошло прежде всего после заявления госсекретаря. Для людей здесь заявление, которое сделал Зинченко, было абсолютно неожиданным.

— Вы с Кучмой встречались? Говорят, опять пришло его время.

— Да ладно, не надо глупостей. Встречался, конечно.




Партнеры