Отравленные апельсины

Украина изучает русские грабли

19 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 529

В минувшую пятницу вечером — в самый прайм-тайм — по украинскому телеканалу ICTV шла программа “Свобода слова”. Та самая, что раньше шла у нас на НТВ, — с Савиком Шустером.

И, представьте, Савик Шустер говорил по-украински.

Это было так смешно, что я хохотала весь рекламный блок, последовавший за его вступительным словом.

Если бы он говорил по-итальянски или по-английски, я бы не удивилась ни капли. Но чудные украинские выражения, для “русского уха” совершенно непригодные к официальному применению, в исполнении рафинированного интеллигента Савика звучали как анекдот.

Потом уже я увидела, что он только читает по-украински, а когда надо самому что-то сказать, предпочитает русский. Но его гости — лидеры основных политических сил — говорили по-всякому, и он понимал все без переводчика. Такой молодец, так быстро выучил украинский…

Главными героями программы были Борис Березовский и Леонид Кравчук. Сначала Березовский из Лондона рассказал, как он говорил по телефону с Кравчуком, когда тот ему позвонил, чтоб узнать, финансировал ли он предвыборную кампанию Ющенко. Потом Кравчук из Киева пересказал тот же разговор своими словами. Дальше лидеры политических сил принялись высказывать свои мнения, но я не стала их слушать, а метнулась на майдан Незалежности, где, как сказал Савик, была установлена камера для общения с народом в процессе прямого эфира.

Камеру я нашла не сразу. Сначала пришлось обежать всю площадь, кишевшую гуляющим народом. Люди сидели на бортиках фонтанов, пили пиво в бесчисленных кафешках, слушали самодеятельных музыкантов, спускались под землю — в магазины...

Камера “Свободы слова”, освещенная софитами, стояла чуть в стороне от толпы. Возле нее собралось максимум человек двадцать. В основном народ шел мимо, равнодушно поглядывая на большой экран, где транслировалась горячая дискуссия политиков о легитимности избрания президента Ющенко.

Восемь месяцев назад они стояли сутками на этой же самой площади, охваченные горячечным оранжевым пламенем. А теперь даже не замечают его. Такая метаморфоза…

Я подошла к группе, окружившей телекамеру. В центре бесновалась бабушка. Она до сих пор переживала из-за пропавших денег КПСС и не могла спокойно глядеть на лидера коммунистов Степаненко, выступающего сейчас на телеэкране. “А вот скажите, вы за Россию или за Украину?” — перебил ее мужчина в голубом спортивном костюме.

— А ну ее, эту Россию, — махнула бабушка. — Я за Украину и за нашего народного президента.

— А ваш президент, между прочим, в Россию ездил. Это как?

— Он еще в семь стран ездил, — вступилась за президента высокая девушка с плакатом про убийство журналиста Гонгадзе. — Что он в Россию ездил, так это ни о чем не говорит.

Говорили все исключительно по-русски.

— А вы за кого? — обернулся к девушке спортивный мужчина.

— Я за Ющенко и за оранжевую революцию, — с достоинством ответила девушка.

— А я против революции! — рявкнул парень в черном свитере. — Хватит революций. Я просто хочу жить нормально, понимаете? Нор-маль-но.

Чистенький мальчик лет пятнадцати попытался объяснить, что президент хороший, но у него нет профессиональной команды. В это время на телеэкране появилась такая же толпа, как наша, но из Тернополя, где Ющенко получил 96%.

— Мы очень разочарованы. Лидеры революции показали себя несостоятельными руководителями, — говорил молодой мужчина. — Очень жаль.

Люди за его спиной печально кивали. Чувствовалось, что здесь всем очень жаль.

* * *

Для выражения нынешнего состояния украинских душ больше всего подходит “тихий шок”. Суть обвинений, которые стороны бросают друг другу, отступает на задний план рядом с самим фактом столь зловонной ссоры.

Герои майдана, клявшиеся в верности светлым идеалам революции, набросились друг на друга, как с цепи сорвавшись. Такие были все из себя моральные, культурные и благородные — и вдруг сцепились, как проститутки на панели.

И непонятно, плакать или смеяться. В киевской прессе кто-то уже предположил, что апельсины майдана и впрямь были наколоты дурным зельем. В дни революции про это говорила жена Януковича, и все тогда над ней угорали. А может, она и права была. Герои майдана наелись тех апельсинов — и “з глузду съихали”.

“Они оказались мелкими, мстительными, непорядочными людьми, — сказала мне украинская журналистка. — То у них все было чинно-благородно, пирожки кушали, на коньках катались, а теперь хвать шланг с говном — и давай друг друга поливать. И очень неприятно, что на нас смотрят другие страны, а в России, например, наверняка радуются, что у нас так вышло”.

Я не стала ее разубеждать. Для Кремля, проигравшего Украину в оранжевой революции, это действительно большой подарок — то, что померанчевые лидеры передрались между собой.

Теперь каждое государство на постсоветском пространстве видит, к чему приводят цветные революции. К бардаку и разочарованию. Поэтому не надо. Не поддавайтесь на американские происки, дружите лучше с нами. Нет никаких “демократических идеалов”, а тот, кто их проповедует, стремится захватить власть и контролировать финансовые потоки, больше ничего. Захватит и примется делить награбленное — вот вам и вся революция.

Это — взгляд из России. Мы уже видели не одну революцию, и у многих наших граждан (включая верховных правителей) сложилось стойкое предубеждение по поводу тех, кто проповедует демократические идеалы.

Однако в Украине не такой богатый опыт, там на вещи смотрят иначе. Там разочарованы не в идеалах революции, а в конкретных носителях этих идеалов. Да и то не во всех. Соцопрос за 15 мая показал, что на вопрос “Кто прав в конфликте Ющенко и Тимошенко” 20,1% опрошенных сказали, что прав Ющенко, 28,3 — права Тимошенко, 28,1 — оба неправы и 23,6% просто не имели ответа на этот вопрос.

Другими словами, 23,6% не поняли, в чем дело. Представляете, что там творится — какое ошеломление. Какие субстанции вылетают из шлангов, если почти четверть опрошенных даже не могут определить для себя, кто вообще прав, кто виноват и почему в украинской политике так много Березовского?

* * *

Три политолога, представляющие разные лагеря и разные позиции, дали мне разные прогнозы развития событий. Тем не менее все согласны, что конфликт будет развиваться в прежней плоскости, поскольку аргументы в войне компроматов еще далеко не исчерпаны.

Кроме того, все сходятся на том, что в ближайшее время обнаружатся неприятности экономического характера, вызванные неграмотными действиями экс-премьера. Инфляция пойдет вверх, темпы роста ВВП упадут, и (не дай бог, конечно) случится финансовый кризис типа нашего знаменитого дефолта.

Бесконечная нервотрепка, бардак и коррупция приведут украинцев к тому, что многим захочется сильной руки, решительного правителя, человека поступка, который придет и наведет порядок. Появится опасность возникновения и укоренения авторитарного режима.

Собственно, рост авторитарных ожиданий в общественном сознании отмечается уже сейчас. Но политика такого типа в Украине пока нет.

Иногда высказывается мнение, что им может оказаться Юлия Тимошенко — чрезвычайно авторитарный человек по своей натуре. Но у мыслящих людей такая перспектива вызывает необъяснимый ужас.

“В том, что случилось, виноват больше Ющенко, а не Юля. Но ее нельзя пускать к власти”, — повторяли мне журналисты. “Тимошенко — огромная угроза для президента, — в один голос твердили политологи. — Если она выведет людей на улицы, она добьется всего, чего захочет”.

После того как я выслушала все это много раз от разных людей, мне стало казаться, что Юлию Тимошенко слегка демонизируют. Я принялась искать в Киеве ее сторонников. Искала долго, но безуспешно, пока не наткнулась на молодого человека с подбитым глазом, который собирал подписи в ее поддержку на Крещатике возле Министерства аграрной политики. Прилегающее к министерству пространство было оцеплено картонными ящиками, на которых громоздились огромные тыквы, а внутри него стояли три палатки времен революции.

— Подписывайтесь за Юлию Тимошенко, — велел мне Подбитый Глаз по-украински.

Я сказала, что являюсь гражданкой России.

— Вам тоже можно, — милостиво разрешил он и объяснил, что палатки стоят против министра сельского хозяйства, который гробит крестьянство низкими закупочными ценами, а за Тимошенко решено было вступиться заодно, когда ее отправили в отставку.

— Два дня собираем. А вообще мы здесь уже шестьдесят суток, — гордо объяснил Подбитый Глаз. — По ночам тут такие драки бывают! На нас нападают, ножами режут.

Я изумилась. Он задрал футболку и показал два свежезашитых шва на груди — каждый сантиметров по двадцать длиной. “Это вас по политическим мотивам резали?” — уточнила я. “По каким же еще”, — сказал Подбитый Глаз и устало прикрыл глаза.

На тот момент в его тетради было 768 подписей. Не так много для двух дней на людном месте.

В Киеве у Тимошенко мало сторонников, ее электорат в основном проживает в сельской местности. Кроме того, за время премьерства она отобрала приличную часть сторонников у Януковича в Восточной Украине — считается, что на людей произвело впечатление повышение социальных выплат.

* * *

Сейчас шансы потенциальных вождей выглядят так: Тимошенко в качестве президента поддержали бы 29,7%, Ющенко — 25,4, Януковича — 14,6, Литвина (спикер Верховной рады) — 10,2.

Похоже, что лагерь Тимошенко будет добиваться признания нелегитимности выборов президента Ющенко и назначения новых выборов. Если этот вариант не пройдет — главная борьба развернется в марте на выборах в парламент. Сторонники Тимошенко постараются занять как можно больше мест, чтоб избрать премьером Юлию Владимировну, которая благодаря политической реформе получит больше власти, чем президент.

Конфликт между Восточной и Западной Украиной, на котором строились последние выборы, по всей видимости, уже не станет стержнем новой компании. Скандал во власти сгладил противоречия и сблизил людей, поскольку ворами в результате оказались все — и восточные лидеры, и западные.

Выбор между Россией и Европой тоже вряд ли окажется линией фронта. Оба главных претендента на роль главы государства — и Тимошенко, и Ющенко — идут в одном направлении: Украина должна быть независимым европейским государством.

Россия, конечно, может снова вступить в игру и сделать ставку на своего кандидата Януковича. Но это проигрышный путь. Сейчас еще не то время, чтоб Украина поддержала пророссийского кандидата, а административного ресурса, помогавшего на прошлых выборах, уже нет. Разумнее было бы протянуть сейчас руку Ющенко, который действительно нуждается в поддержке. По крайней мере, как говорят украинские политологи, он управляемый, с ним можно договариваться. И потом, как политик и руководитель он слабее, чем Тимошенко. А России в любом случае лучше, если в Украине будет слабый президент, чем сильный.

…На самом деле Украина приближается к тому же распутью, на котором шестью годами раньше оказались россияне: несмотря ни на что, идти дальше по пути развития демократии — или свернуть на наведение порядка авторитарным путем.

Но оно еще далеко, это распутье. Его еще не видно. Свобода средств массовой информации в Украине настолько велика, что трудно поверить в саму возможность ее ограничения. “Люди изменились, люди стали другими, — уверены киевские журналисты. — Они не позволят отобрать свободу слова”.

Однако одинокая телекамера “Свободы слова” на майдане Незалежности в пятничный вечер заставляет в этом усомниться. Могут позволить. Могут.

Савику Шустеру тогда, наверно, придется ехать в Грузию, учить теперь уже грузинский язык. Ничего не поделаешь, такая у него судьба на постсоветском пространстве…

ПИНГ-ПОНГ БЕРЕЗОВСКОГО

Борис Абрамович нынче — в своей стихии. Впервые за последние месяцы к нему проявляют так много внимания. И он позирует, играет, лукавит, жеманничает и режет правду-матку на голубом глазу. Видно, что процесс “выведения на чистую воду” вчерашних соратников доставляет ему истинное удовольствие. Чем больше открещиваются соратники Ющенко от БАБа, тем крепче он прижимает их к стене. Всего за три дня общественность из этой пикировки узнала много нового:

Давид Жвания, 14 сентября: “Березовский давал деньги не Ющенко, а Тимошенко”.

Борис Березовский, 15 сентября: “Я заявляю, что это ложь и неправда, и с логической точки зрения это абракадабра. Юлия Владимировна в президенты не выбиралась”.


Борис Березовский, 14 сентября: “Жвания смертельно ненавидит Юлю. Он каждый раз говорил, что, мол, “конечно, она необходима для того, чтобы эта революция произошла, Ющенко без нее ноль, он ничего сделать не может. Но как только он станет президентом, мы с ней разделаемся”.

Давид Жвания, 16 сентября: “Я не собирался убивать Юлию Владимировну — ни убивать, ни кушать. Комментировать это можно только одним — это бред. Не обращайте внимания”.


Виктор Ющенко, 15 сентября: “Я не знаю и не знал такого человека — Бориса Березовского”.

Борис Березовский, 16 сентября: “Я был удивлен, что люди, окружающие Ющенко, так много лгут. Они говорят, что не знают меня, не посещали меня, ничего вместе со мной не делали и так далее… Я часто встречался с близкими к Ющенко людьми, занимающими сейчас министерские посты, и много раз говорил по телефону с самим Ющенко. Роман Безсмертный и Давид Жвания инициировали наши встречи перед революцией. Им была нужна помощь, и они просили меня помочь”.






Партнеры