“А что, Боря, может, они нас стесняются?”

Как Гурченко ненавидела Моисеева

21 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 429

Среди роскошной мебели в фешенебельном салоне на Котельнической набережной по идеально гладкому полу каталась на рельсах многокилограммовая камера, а на кожаном диване стоимостью в несколько сотен тысяч у.е. восседали мужики в потертых джинсах с мегафонами в руках. Так, в ускоренном темпе, проходили съемки нового видеоклипа Людмилы Гурченко и Бориса Моисеева на песню “Ненавижу”.

Песня, понятное дело, о любви. Молодой клипмейкер Максим Рожков перед началом съемок попытался предложить именитым клиентам сценарий будущего ролика. “Молодой человек! — строго обратилась к нему Людмила Марковна. — Мы актеры и не нуждаемся ни в каком сценарии. Вы снимайте, а мы будем играть!”

Настроение Людмилы Марковны первые два часа было хуже некуда. Режиссер старался реже наставлять Людмилу Марковну и делал замечания только Моисееву. Боря все исполнил правильно только с четвертой попытки. Встал, прошел, красиво посмотрел. Гурченко восторженно воскликнула: “У нас получилось! Как сыграл, как сыграл!” Но режиссер, потупив глаза, тихо сказал: “Это была репетиция, мы не снимали...” Гурченко пришла в бешенство: “Как не снимали?! Почему не снимали?! Столько времени свет ставили, такая техника хорошая — и опять “не снимали”!”

Однако спустя несколько минут звезда взяла себя в руки. За три минуты Людмила Марковна и Борис Михайлович сыграли целую жизнь. Эмоционально, с надрывом произнося, словно заклинания, слова песни. “Блин, если кто лучше сыграет, я расплачусь! — искренне сказала Гурченко после команды “стоп”. — А почему я не слышу аплодисментов?” Ассистенты режиссера, осветители и оператор дружно захлопали в ладоши. “Ну конечно, — пробурчал Моисеев, — после того как попросили...” Марковна качнула головой: “А что, Боря, может, они нас стесняются”.




    Партнеры