Мой порядковый номер — на рукаве

БТИ или не БТИ — вот в чем вопрос!

21 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 201

Пока существуют подобные конторы, нашим соотечественникам не грозит завять от ностальгии по советскому прошлому. Многим одного упоминания аббревиатуры “БТИ” достаточно, чтобы тут же погрузиться в ужасные воспоминания о бесконечных очередях, волоките и убитом времени. Корреспондент “МК” на собственном опыте убедился, что эти претензии имеют под собой более чем основательную почву.

…К походу в красногорское БТИ я морально готовила себя недели три. Неоднократно слышала, как очередники составляют списки на двое суток вперед — иначе на прием не пробиться. Казалось, процедура, отработанная до мелочей, — что может быть проще? Но…

— Кто последний? — как можно громче бросила в уже собравшуюся к восьми утра на ступеньках толпу.

— К молодому человеку подойдите, он списки составляет, — пошатнули мою надежду прорваться к заветному окошку в тот же день “добрые” люди.

— Будете 91-й, — окончательно добил меня энергичный юноша, черкнув фамилию в хвосте исписанной “простыни”.

— Я к шести пришла, и то была 14-й, — посетовала очкастая бабулька, заметив мою нескрываемую досаду.

Писать на ладони номер не стала, хотя, признаюсь, позыв был. Из памяти не стерлось, как в начале девяностых точно так же записывались в местном продмаге за хлебом.

Ближе к девяти в толпе началось шевеление, и люди послушно стали выстраиваться в длинную “кишку”, переспрашивая друг у друга номера. Оказавшись в самом конце живого шлейфа, я с трудом вместилась в тесный зальчик, где началась раздача талонов. В день выдают не больше 120: 60 на прием до обеда и столько же после. По талону я невероятным образом оказалась 108-я. Отдельные соседи по очереди, усердно работая локтями, прорвались вперед. Особенно преуспели старушки, у которых советская школа стояния в очередях в крови.

Через два часа муторного ожидания в толпе пополз недобрый слух:

— Говорят, “первые” на выходе свои талоны чужакам отдают, — шепнула мне на ухо пожилая соседка, — а те потом вперед лезут.

Обмусолив тревожную новость до костей, народ успокоился, лишь когда самые активные представители воочию убедились, что талоны вместе с документами забирают в окошке. Но нервы очередники потрепали здорово: ругань, хамство, взаимные оскорбления, чего только не наслушалась я за несколько часов, проведенных в БТИ. Когда настал момент подавать свои документы, даже не верилось, что все позади.

— Это еще что, милочка, — махнула рукой на мои жалобы уравновешенная женщина лет пятидесяти. — Сейчас в БТИ рай по сравнению с тем, что было раньше (недавно красногорское БТИ переехало в новое помещение. — Прим. авт.). Все ведь ломанулись до 2007 года квартиры приватизировать. До драк доходило, люди в обмороки падали. А теперь здесь все компьютерами оснастили, стулья поставили, обещали со временем и от очередей избавиться. Если пришел — значит, документы в тот же день сдашь. И на том спасибо.

Домой я шла с полным ощущением, что совершила подвиг. Знакомые сказали, что мне откровенно повезло — всего четыре часа полного безумия, и нужная бумажка на руках.


Справка МК:

Проходить кошмар под названием “БТИ” обычным гражданам приходится, если они задумали:

— Проектирование дома или другого сооружения

— Планировку или перепланировку

— Куплю-продажу, дарение, составление договора залога или ренты, оформление в наследство квартиры, гаража или жилого дома

— Приватизацию квартиры

— Первичный учет объектов недвижимости (частных жилых домов, квартир)

Одним словом, хоть раз в жизни, но обратиться придется. Так что готовьтесь…


ПРОКОЛЫ НАШЕГО ГОРОДКА

Правильность утверждения “без бумажки ты букашка” смогли ощутить на себе жители города Голицыно. Еще год назад это был поселок, а теперь, по новому статусу, — населенный пункт, город. Всего-то сменилось слово в названии, но местные жители с удивлением обнаружили, что их паспорта теперь... недействительны. В нашей стране это означает статус бомжа.

— Мы и не знали ничего об этом, — рассказывает жительница Голицына Галина Ивановна. — Ну город так город, нам-то чё? Ни денег, ни удобств в нашей избе от этого не прибавилось. Как фонари ночью на проспекте не горели, так и не горят.

Оказалось, что такое невнимание к своему месту жительства чревато серьезными последствиями. Выяснилось это случайно, ровно через год, как Голицыно стало называться городом. Пошел муж Галины Ивановны за пенсией в сбербанк, а ему не дают. Мол, документы ваши неисправные, и нет больше такого населенного пункта на карте Московской области.

В паспортном столе приемные дни — пятница и суббота. Да и ехать надо каждому со своим паспортом — личность предъявлять. В администрации города тоже непруха: то обед, то не работают, то работают, но только полдня. В итоге на получение вожделенных бумажек с записью “в связи с изменением названия” и заветной печати в паспорте, где букву “П” заменили на “Г”, ушло у пенсионеров три недели.

— И чего им неймется? — удивляется Галина Ивановна. — Ведь недавно паспорта меняли с советских на российские. То название страны изменят, то города, то еще чего придумают.

Теперь старики зорко следят за тем, чтобы улицу не переименовали, а то опять пенсию не дадут.




    Партнеры