Демографическая поэма

В Казанской школе ждут не дождутся, когда до них докатится беби-бум

21 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 207

Можно нажать кнопку электрического звонка, а можно позвонить в старинный бронзовый колокольчик. Но в этом нет особой необходимости. Что уроки окончены, минута в минуту объявит живой будильник. Он взлетит на плетень, расправит крылья и хрипло гаркнет на всю деревню: ку-ка-ре-ку! Двенадцать ровно. Хоть часы проверяй. У сельского образования — свои привилегии.

В начальной школе села Казанского всего 6 учеников. Два третьеклассника и четыре первоклассника. В том, что 1 сентября за парты старейшей в губернии школы уселись только шесть учеников — и ни ребенком больше, — виновата демографическая ситуация. Это где-то там, в мегаполисе, беби-бум и очереди в детсадики, расписанные на несколько лет вперед, а в селе Казанском за 70 км от Москвы рожать ребятишек некому.

— Зато в прошлом году у нас был большой выпуск: целых пять человек окончили 4-й класс! — без тени иронии говорит Ирина Плигина, единственная учительница и директор в одном лице.

Вчера рабочий день в школе начался с урока русского языка. Первому классу Ирина Викторовна объясняла про буквы, третий класс, безбожно списывая друг у друга, закреплял в тетрадках правило шипящих. Потом была математика, когда первоклашки учились считать на палочках, а братьям-третьеклассникам учительница, согласно программе, растолковывала уравнения. На большой перемене Ирина Викторовна разогревала для школьников еду в микроволновой печи и кормила их завтраком. Затем по расписанию шел урок рисования, последним был труд, и вся школа собирала на пришкольном участке семена отцветших растений, чтобы сделать из них коллекцию. В полдень учительница надела на детей ранцы, застегнула им на курточках пуговицы и пошла провожать подопечных через дорогу. С главного перекрестка села хорошо видно, как первоклассники сворачивают на свои улицы и как третий класс — братья Федотовы — уезжают к себе домой в соседнюю деревню Грибаново: Витя на велике, Ваня на рейсовом автобусе. Велосипед у них один на двоих, и братья катаются на нем на учебу по очереди. Специфика сельской жизни!

Казанская начальная школа — особенная. Ей почти 120 лет. История ее создания до такой степени похожа на старую советскую киноленту “Сельская учительница” с Верой Марецкой в главной роли, что у всех и у каждого, кто попадет в Казанское, возникает вопрос: “А этот фильм не про вас?” Совпадений действительно много, история звучит, как легенда.

Итак, в 1887 году в большое село под Павловским Посадом прибывает столичная барышня, чтобы учительствовать в церковно-приходской школе. Школа оказывается неотапливаемом развалюхой-сараем, но генеральскую дочку Юлию Михайловну Савельеву последнее не смущает. Не затем эта девушка с характером “пошла в народ”, чтобы пасовать перед трудностями. Она лихо строит местных купцов, выбивает из них деньги, ставит рядышком с церковью просторный одноэтажный сруб и начинает бороться с безграмотностью. Преподает так, что очень скоро простой сельской школе за глаза дают прозвище “казанские университеты”: многим после ее уроков открывается дорога к высшему образованию. 55 лет в общей сложности учила Савельева и детей, и взрослых в селе Казанском, за что при советской власти первой из педагогов огромной страны была награждена орденом Ленина.

Мы стучимся в двери учительской квартиры, отделенной от классных комнат узеньким коридорчиком. До революции было принято, чтобы преподаватели жили там же, где и работали, то есть при школе. Учительница Савельева не была исключением. До сих пор в двух крохотных комнатушках плюс кухня живет ее преемница, 86-летняя Вера Петровна Смирнова. В 1937 году после Ногинского педагогического техникума она приехала работать в Казанское.

— Помню, мне предстояло провести первый в моей жизни урок арифметики, так вот, Юлия Михайловна сунула мне в руки “Математику” Лобачевского и отправила в класс — иди и учи. Представляете? В первый раз начинать с Лобачевского! А для нее это было как семечки. Сама она была человеком широких взглядов — хорошо знала иностранные языки, в молодости объездила пол-Европы, была знакома с Львом Толстым. Впрочем, если бы она не была сильной личностью, то не оставила бы о себе такой памяти — Юлию Михайловну в наших краях чтут по сей день. При жизни ее авторитет был непререкаем. Шутка ли, сельские старики при встрече с нею кланялись в пояс.

— Это правда, что она послужила прообразом героини в “Сельской учительнице”?

— Не думаю. Никто из съемочной группы к нам в деревню не приезжал, мы привыкли считать, что героиня Веры Марецкой — собирательный образ. С другой стороны, биография Савельевой могла быть известна создателям фильма — как-никак, первый учительский орден Ленина! Ни семьи, ни своих детей у нее не было. В своей казенной квартире она селила молодых учительниц — другого жилья на селе не было, а школа нуждалась в кадрах. Учеников было много, занятия шли в три смены, жизнь кипела и била ключом.

В общем, не то что сейчас.

В День учителя нынешние школьники положат на могилку основательницы “казанских университетов”, расположенной на самом почетном месте в церковной ограде, букеты цветов. Здесь такая традиция. А Ирина Плигина продолжит свои подсчеты. В 80-е годы, когда школу возглавляла ее мама Клавдия Дмитриевна Михеичева, в ней училось 300 ребят. Она была восьмилеткой. В 90-е из неполной средней она стала начальной, но тем не менее в ней было 30 учеников. К XXI веку число учащихся сократилось ровно в 5 раз.

Правда, не так давно конфиденциальные источники, работающие в деревенских яслях, донесли, что в младшую группу данного воспитательного учреждения поступили аж 8 малышей. Шесть лет для них пролетят незаметно. Сельская школа будет жить?




Партнеры