Прощание с Дон Кихотом

“То, что делал Егор, — камертон, с которым люди сверяли себя”

22 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 205

Экс-Президент СССР Михаил Горбачев, глава Счетной палаты Сергей Степашин, “яблочник” Григорий Явлинский, редакторы ведущих изданий, телевизионщики, деятели культуры — столь известных и столь разных людей вчера объединило общее горе.

В ритуальном зале ЦКБ на улице Маршала Тимошенко шло прощание с выдающимся журналистом Егором Яковлевым.

В зале — бессчетное множество венков: белые лилии от предпринимателей, розы от коллектива “Радио Свобода”, ромашки от Союза кинематографистов, алые и белые цветы от Театра на Таганке... Был среди них и венок от “Московского комсомольца”.

С прощальными словами выступали друзья и соратники покойного.

Виктор Лошак говорил о том, что ученики Егора Яковлева усвоили его уроки: “Быть честными перед читателями, до конца бороться за друзей и жить без пафоса”. “Этой удивительной семьей мы гордились, поскольку все они воспитаны в духе свободы, — начал свою речь Михаил Горбачев. Экс-Президент СССР вспомнил, что знал Яковлева давно, но по-настоящему они сблизились и стали друзьями в годы перестройки. — С возрастом понимаешь, что из нашего квадрата всё уходят люди. Не хочется мириться. Не такой уж и возраст, но, видимо, столько сил отдал он становлению свободной независимой прессы... — печально продолжал Горбачев. — То, что делал Егор, его отношение к товарищам, друзьям — камертон, с которым люди сверяли себя”.

Евгений Ясин выступил образно, сравнив наблюдательный совет “Московских новостей”, где он особенно тесно общался с Яковлевым, с “собранием пожилых рыцарей, Дон Кихотов, которые продолжают бороться с ветряными мельницами”. Он рассказал, что работает со студентами и видит поколение людей, которые могут подхватить эстафету.

По мнению Сергея Степашина, выступившего, как он выразился, в качестве представителя власти, в последнее время Егору Яковлеву было тяжело смотреть на происходящее. “Но я уверен, что не все еще потеряно”, — сказал глава Счетной палаты. Сергей Степашин вспоминал, как в 91-м в Белом доме люди зачитывали до дыр “Общую газету”, “которая была самой честной, открытой и искренней”.

Григория Явлинского представили как “друга семьи”. “Никто и ничто не сможет его заменить. Вот и всё”, — печально завершил свою речь оратор.

Церемония прощания продлилась чуть больше часа. Но коллеги и друзья покойного не расходились по меньшей мере еще столько же времени.




    Партнеры