Голошопики наступают

Транжиры, займитесь макраме!

23 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 713

Специалисты выявили ее симптомы в 90-х годах прошлого столетия. Ей подвержены в основном женщины. Она приобретает характер эпидемии: в Германии уже насчитывается 5% больных, в ФРГ — 20%, а в США — 40%. 52% англичанок признали, что ЭТО приносит им больше удовольствия, чем секс! В России еще никто не подсчитывал точное число страдающих ониоманией. Или шопоголизмом. Или попросту страстью покупать. Как бороться с этим недугом и надо ли это делать, мы спросили у психолога Надежды ЮРГИНОЙ.


Очередная зарплата заканчивается после первого похода в магазин? Придя домой и распаковав пакеты с покупками, вы сами удивляетесь: зачем я все это купила? Вы поссорились с бойфрендом и сразу идете в торговые ряды снять стресс? Если эти ситуации вам знакомы и повторяются регулярно — значит, вы шопоголик.

— Шопоголизм — такая же болезнь, как наркомания, людомания (страсть к игре. — Авт.) или алкоголизм. Причины ее необходимо искать в детстве, — рассказывает Надежда. — Как правило, ониоманы — люди, которым в детстве не хватало ласки и нежности. Они могли расти в хорошей семье, получить хорошее образование, но вот любви малышу явно было мало. Поэтому, вырастая, он идет за вниманием в магазин, покупая себе очередной подарок.

Еще к ониомании склонны импульсивные люди, у которых мышление опережает опыт, то есть они сначала делают, а потом думают о последствиях. Набирая в магазинах товар, они даже не думают о том, смогут ли за него расплатиться. Они думают: куплю, а там посмотрим. Кстати, в странах, где развита кредитная система оплаты, безналичный расчет, шопоголиков гораздо больше, ведь деньги они теряют не сразу, а постепенно, к тому же на карте можно уйти в минус.

Еще одна категория потенциальных шопоголиков — люди с повышенной тревожностью, мнительные. Шопинг на таких людей действует как успокоительное. Если что-то неладно на работе или в личной жизни, они идут в магазин.

Неуверенные в себе женщины тоже склонны к шопоголизму: купит себе новый костюмчик, косметику — и вроде увереннее стала себя чувствовать. Помните Кэрри Брэдшоу из “Секса в большом городе”? Она не могла устоять перед красивыми туфлями и новыми тряпками. По всей видимости, она страдала этим комплексом.

В общем, шопинг — это способ уйти от проблем.

— Как же с этим бороться?

— Получается замкнутый круг: вначале люди тратят кучу денег, а потом у них появляется чувство вины, которое они снова идут снимать в магазин. Вылечить это может лишь психолог. Прежде всего человек должен признать, что у него с этим проблема, затем — научиться ей не поддаваться. Здесь уже на помощь должны прийти близкие люди, они должны выделять шопоголику определенную сумму, которую он может потратить в определенный срок. Главное — ограниченность. Ну и, конечно, надо уделять больше внимания таким людям.

— Нарисуйте портрет среднестатистической шопоголички.

— Женщина 20—30 лет, у которой есть доступ к деньгам, невостребованная в профессии и неудачливая в личной жизни. Еще это может быть женщина, работающая на нервной должности. Кстати, для того, чтобы стать шопоголиком, не обязательно быть богатым, бедные тоже тратят все деньги на ненужные вещи.

Среди жен олигархов много ониоманок — они сидят дома, постоянно волнуясь о муже, и, не зная, чем себя занять, идут в магазин, чтобы унять свою тревогу и неуверенность. Таким женщинам надо найти себе хобби, любимое дело.

— А кому ониомания точно не грозит?

— Человеку, который чувствует себя мастером своего дела, пусть это даже плетение макраме, у которого было счастливое детство, который рос в любви и ласке. Кстати, замечено, что люди, у которых было счастливое детство, в жизни не добиваются заоблачных высот. Им не нужно никому ничего доказывать. А вот все олигархи с та-акими тараканами в голове, которые заводятся еще с младых ногтей.

— Они тоже подвержены шопоголизму? Вот некоторые скупают футбольные клубы, острова, яхты.

Скорее всего, это лишь продуманное капиталовложение, у этих людей другая болезнь — желание побольше заработать. А покупка футбольных клубов к этому отношения не имеет.

Правда, что ониомания — болезнь будущего?

Да. Растет покупательская способность, растет число потребительских услуг. Давно известно, что подобное заболевание распространено в развитых странах со стабильной экономикой. Так что чем стабильнее ситуация, тем больше шопоголиков. В СССР шопоголиков почти не было. Ну и понятно почему. Раньше люди снимали стресс в очередях и в поисках колбасы по всему городу.

5 ВЫДАЮЩИХСЯ “БОЛЬНЫХ”

1. Кэрри Брэдшоу (“Секс в большом городе”):

— Твоя собака сгрызла мою туфлю.

— Подумаешь, ерунда какая.

— Но это Manolo Blahnik!

Эта дама, по ее признанию, могла бы купить квартиру, если бы не тратила столько на туфли. На официальном сайте сериала есть фото с описанием нарядов, которые носила главная героиня “Секса”. Так, например, в последнем, шестом сезоне Кэрри отдавала предпочтение белью от Calvin Klein и La Perla, обуви — от Miu Miu и Manolo Blahnik, а одежду носила чаще всего от Vivienne Westwood и Alberta Ferretti. Неудивительно, что после сериала объемы продаж этих марок подскочили до небес.


2. Анна Каренина:

“Детская поражала своей роскошью. Тут были и тележечки, выписанные из Англии, и инструменты для обучения ходить, и нарочно устроенный диван, вроде бильярда, для ползания, и качалки, и ванны особенные, новые. Все это было английское, прочное и добротное, очень дорогое”.

Как утверждает моя коллега, женщины с послеродовой депрессией склонны к шопоголизму. Но в случае Карениной свою роль сыграло еще и чувство вины перед мужем, и страшная неуверенность в себе, из-за которой у Анны развилась патологическая ревность к Вронскому. В общем, непочатый край работы для психотерапевта.


3.Девочка Женя (“Цветик- семицветик”):

“Первыми прибежали куклы, громко хлопая глазами и пища без передышки: “папа-мама”, “папа-мама”. Они сразу заполнили весь двор, переулок, две улицы и половину площади... За куклами сами собой покатились мячики, шарики, самокаты, трехколесные велосипеды, тракторы, автомобили, танки, танкетки, пушки. Прыгалки ползли по земле, как ужи. Движение в городе остановилось. Постовые милиционеры влезли на фонари и не знали, что им делать”.

Психологи твердят, что детям тоже свойственен шопоголизм, вспомните хотя бы, как они слезно вымаливают новый мяч, хотя дома есть уже три таких же. Если бы девочка Женя не потратила почти все лепестки на осуществление дурацких желаний, в том числе и шопоголических (игрушки, баранки), возможно, она смогла бы не только помочь мальчику с больной ногой, но и сделать много других полезных вещей.


4. Ребекка Блумвуд (“Тайный мир шопоголика”, “Шопоголик на Манхеттене”):

“Откуда мне знать, какую футболку захочется надеть? Их же выбирают утром по настроению, как драгоценности или ароматические масла. Что, если утром я проснусь под футболку “Элвис-король”, а ее не будет? Пожалуй, нужно все футболки взять”.

Героиня английского бестселлера, который написала Софи Кинселла, — это вторая Бриджит Джонс, только вместо набранных килограммов и выкуренных сигарет она подсчитывает, сколько фунтов в день потратила. В итоге ее ждет финансовый крах, увольнение и потеря любимого человека. Однако в последующих книгах Ребекка находит свое призвание — она покупает одежду для богатых дамочек, у которых нет вкуса.


5. Секретарша Вера (“Служебный роман”):

“А вы зайдите в ГУМ, там вчера такие батнички выбросили, загляденье...”

Во времена тотального дефицита шопоголики обменивались вещами, искали модные новинки на барахолках, у спекулянтов и выстаивали в длиннющих очередях. Одеваться хорошо в СССР было действительно непростым искусством. Женщин в итальянских сапогах уважали так же, как и тех, кто смог купить кооперативную квартиру или новые “Жигули”. Так что, если бы не любовь секретарши Веры к модным нарядам, не видать Людмиле Прокофьевне счатья, как своих ушей. Все-таки красивая одежда делает из женщины человека. Аминь!


ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

У одной из журналисток “МК” шопоголизм стал проявлением послеродовой депрессии. Известно, что резкое изменение гормонального фона у только что родивших женщин может аукаться самым причудливым образом. Вот и аукнулось... За три часа от кормления до кормления, оставив младенца на мужа, я успевала вихрем пронестись по магазинам. Ладно бы скупала тоннами только ползунки, нет — смела с вешалок груды шмоток для себя и родных. Внутренний монолог при покупке блузки: “Мала, в груди и в плечах мала. И в спине. Ну и что? Все равно красивая!”

Папа до сих пор обреченно носит дома треники в стиле Тараса Бульбы. И где я такие откопала, господи? А не помню.

Еще в квартире вырос Эверест из пластмассовых тазов, ершиков, ведерок и контейнеров (в секции “Все для дома” на меня, наверное, до сих пор молятся: я сделала им план). Последним штрихом к картине “На дне” стал пылесос, стоивший как два телевизора. Только после этого воспаленный мозг стал охлаждаться. Единственной нормальной и полезной покупкой оказалась очень незадорого купленная на “горбушке” детская радионяня — приборчик, по которому можно на расстоянии определить, не плачет ли малыш.

Эй, ершики в контейнерах никому не нужны?



Партнеры