Компашка нараспашку

Соло для секса без боя

23 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 287

В Петербурге наблюдалось редкое явление: на одной сцене сошлись четыре звезды и без перетяжки одеяла на себя, любимого, удивительно тонко спелись в спектакле с музыкальным названием “Квартет”. Пьеса драматурга Харвуда, режиссер Николай Пинегин, в ролях — Фрейндлих, Басилашвили, Лавров и Шарко.


— Сиси (ударение на первый слог), я возьму тебя внезапно. Возьму, когда ты нагнешься, чтобы надеть свою ортопедическую обувь.

— Ну пожалуйста, Джин, ущипни меня за задницу (тут же предлагается задница).

Сексуальному домогателю Уилфреду (Олег Басилашвили) хорошо за 70, он уверяет, что день и ночь думает только о сексе. Секс — это его соло. Другой, Реджинальд (Кирилл Лавров), — о высоком предназначении искусства и лимонном мармеладе. Оба они — в прошлом оперные певцы, а в настоящем — обитатели дома престарелых для музыкантов. В пару им драматург Харвуд придал двух сопрано — стервозу Джин (Алиса Фрейндлих) и наивную нимфоманку Сессилию (Зинаида Шарко). Экс-музыкальный квартет, некогда гремевший исполнением квартета Верди из оперы “Риголетто”, демонстрирует полный набор возрастных особенностей, как-то: склероз, подагрическую походку, бедность и, как следствие, прижимистость. Английских стариков играют питерские старики. Во всяком случае, по возрасту этой компашке на всех 290 лет. Однако стариками назвать их язык не поворачивается. Скорее забавные нелепые существа из стеклянного зверинца, так удачно выстроенного художником Зориком Марголиным. Где у каждого для смешной и нелепой старости есть свои разнообразные краски.

Шарко, например, разодетая в розовое и зеленое, как Барби, обиженно поджимает пухлые губки, а ее партнерша ведет себя как настоящая вредина. Басилашвили суетливо бегает по сцене и незлобно пакостничает. Он особенно трогателен и смешон. А Лавров... О, этот эстет, поводя глазами, цитирует что-то из Гегеля и тут же, без перехода, вскочив со стула, кричит в черноту зала воображаемой медсестре:

— Анжелика! Ты... ты... Не даешь мне мармелада! Ты дрянь! Сука!..

И уходит в угол.

Не экс-звезды, а дети из песочницы. Но эти “дети” заставили зал в течение трех часов хохотать, сглатывать комок в горле и не дышать, особенно в финале, сделанном режиссером Пинегиным как немая сцена. Экс-оперные, как задумали, готовятся к исполнению того самого знаменитого квартета из “Риголетто”, из третьего акта. Вот они на авансцене в допотопных костюмах. Идет фонограмма божественной музыки, но... Вместо того чтобы грамотно открывать под нее рот, как и было срепетировано за несколько месяцев, они, сжав губы, смотрят в зал. В их глазах — и слезы, и каждая нота пропущена через сердце. А глаза... глаза стариков поют о славном прошлом и бесславном настоящем, где склероз, подагрическая походка, бедность и, как следствие, прижимистость. Но по-прежнему — священный трепет к актерскому делу, которого сегодня почти не осталось в умелом ремесленничестве современных артистов. “Квартет” и по участию в нем блистательных старых мастеров, и по атмосфере напоминает легендарный мхатовский спектакль “Соло для часов с боем” — с Грибовым, Яншиным, Андровской…

Костюмированный квартет отъезжает в глубь сцены, растворяясь в сценической черноте. Слезы умиления у публики переходят в затаенный страх: каждый видит на сцене свое будущее. Только для одних оно еще очень далеко, а для других — уже на пороге и костлявым пальцем стучится в дверь.




    Партнеры