Все генитальное просто

Корреспондент “МК” первой из журналисток стала порноактрисой

23 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 834

Это напоминало дурной сон. Они как по команде встали и двинулись на меня. Я была одна против десяти. Четверо обнаженных самцов выдвинулись вперед... “Валим ее!” — выкрикнул один из них. В ту же секунду меня швырнули на огромное ложе. Масса из голых тел накрыла меня. Дамы и господа в костюмах Адама и Евы пытались раздвинуть мои ноги, обнажили грудь и рвали платье. Я потерялась в пространстве и только орала, как потерпевшая, отбиваясь от цепких рук: “У меня нет справки! Мы так не договаривались!” Моя одежда уже трещала по швам... Тут ко мне на помощь пришел режиссер: “Стоп! Снято!”


Не подумайте, что меня продали в рабство в один из столичных борделей, спрятанных от людских глаз в старом подвале. Просто я стала единственной журналисткой, которой разрешили пообщаться с актерами и сняться... в порнофильме.


Спасенная режиссером от жесткого сексуального экстрима, я нервно курила возле окна. Немного придя в себя, обнаружила рядом юного паренька, который со старанием первоклассника-отличника наминал себе причинное место. Потом мимо нас легкой походкой прошмыгнула полногрудая фея в одном нижнем белье и уселась на колени к другому юноше. Он методично принялся мять ее грудь и теребить трусики. К ним пристроился третий, и, звонко смеясь, они все вместе стали изображать половой акт. Картину в духе сюрреализма дополнял еще один абсолютно голый парень, лежащий на кровати в наушниках от плейера. “Что особенного, — убеждала я себя, — актеры готовятся к съемке следующей сцены по системе Станиславского...”


Справка МК:

В УК РФ существует статья 242 “Незаконное распространение порнографических материалов или предметов”. При этом до сих пор нет закона, объясняющего понятие “порнография”. Статья является по своей сути нерабочей. Еще весной 1999 года депутаты Госдумы РФ приняли закон “О государственной защите нравственности и здоровья граждан и об усилении контроля за оборотом продукции сексуального характера”, в котором было прописано определение эротики и порнографии. Первую в нормативном акте разрешали, вторую — запрещали. Закон был утвержден Советом Федерации и направлен на подпись Борису Ельцину, но тот вернул документ обратно в Госдуму на доработку. Воз, то есть закон, и ныне там.


При полной юридической неразберихе в Санкт-Петербурге вполне легально процветает империя российского порно, которую основал предприниматель Сергей Прянишников. В процессе своей борьбы за правое дело — распространение порнографии — коммерсант отсидел два с половиной месяца в знаменитых “Крестах”, и только спустя шесть лет с него сняли все обвинения.

Говоря о своей деятельности, Сергей Прянишников пользуется понятием “сексуальная продукция”, а не “порнография”. Может быть, потому, что в неподписанном законе под порнографией понимаются и запрещаются лишь педофилия, некрофилия, зоофилия и насильственные действия сексуального характера. Снимать совокупления совершеннолетних человеческих особей при любых сочетаниях полов, получается, можно без ограничений...

Сергей Прянишников: “Мы единственные, кто работает легально. В 1998 году я пришел в исполком и написал заявление с просьбой разрешить мне изготавливать порнографию. Получил отказ, судился. Ведь закона о порнографии нет, а все, что не запрещено, — разрешено. И только в 2000 году добился своего. В уставе официально зарегистрированной фирмы написано “изготовление порнографических предметов, фильмов, журналов”.

Сто грамм для потенции

Студия, где происходит таинство порносъемок, располагается в обычной 4-комнатной квартире старинного питерского дома. В каждой комнате — необъятных размеров кровати и по паре кресел. В углу на кухне, где меня оставили ожидать начала действа, светила камера видеонаблюдения. Кроме меня там на угловом диванчике сидели четыре девушки: скромно одетые, невысокого роста, с обычными, непримечательными лицами. Как выяснилось — все москвички. Может, петербурженки больше блюдут нравственность, чем жительницы столицы?

— Сегодня придется всех по очереди обслужить, — деловито заметила молоденькая курносая блондинка.

— Попробуй, может, получится... — лениво отозвалась ее товарка с афрокосичками. — Только тебе все равно до Тамарки далеко. Вот она настоящая фанатка своего дела, меньше чем с пятью мужиками не снимается. Трое имеют ее в известные места, а еще двоих руками удовлетворяет. При этом умудряется сериалы одним глазом смотреть.

— Блин, девки, воды горячей нет, — сверкнула щетинистой подмышкой глазастая брюнетка.

— А я вчера перед поездом помылась — чистая еще, — махнула рукой курносая блондинка.

Мускулистый юноша явился на кухню в полотенце, намотанном на бедра, и с бутылкой в руках.

— Кому водки? Я выпью чуток — стоять лучше будет.

Вполне милые корпоративные взаимоотношения. Вот только мне никто не предложил ни водки, ни чая, ни даже просто присесть. Негостеприимные какие-то. Я стояла и слушала их ленивую матерную ругань.

— Эй, кто хочет банан? — спросил фигуристый юноша, придерживая фрукт возле интимного места.

Все рассмеялись и разбрелись по комнатам: молодые люди — подремать, а девчонки — рисовать лица.

Сергей Прянишников: “Мы представляем продукцию, которая по нашей классификации называется “девушка за соседней дверью”. Повседневная девчонка, с которой ты встречаешься каждый день. Люди с модельной внешностью и в дорогих декорациях не вызывают доверия у зрителя. На сегодняшний день у нас снято полторы тысячи фильмов категории ХХХ, что означает “кино для взрослых”. Каждый месяц продается сто тысяч видеокассет и DVD-дисков на сумму около ста тысяч долларов. Есть на любой вкус: революционные — “Чапаев”, “Неуловимые мстители”, сказки — “Колобок”, “По щучьему велению”... Сейчас еще и пародии появились, например, “Квартирный отсос”. На подходе “Дом-5” и “Фабрика звезд”. Ведь эти реалити-шоу предполагали наличие секса, который остался за кадром. Сексуальным меньшинствам предлагаем гей-порно, бисексуалов, в скором времени появятся трансвеститы. Редко-редко, но спрашивают порнофильмы с карликами, лилипутами. Но у нас такого нет и вряд ли будет”.

Деньги — решающий момент

Через полчаса у входной двери раздалась мелодичная иностранная речь. Прянишников вернулся вместе с итальянцами, которые приехали в Питер снимать кино для взрослых. Экономят, буржуи!

— Выходим по одной и только в трусиках. Иностранцы девчонок берут русских, а парней — своих, — затараторила дама с афрокосичками. — Во повезло! Я только с ними возбуждаюсь. Они такие нежные!

Три итальянца с каменными лицами придирчиво разглядывали полуобнаженных девушек и что-то черкали на белых листах, советуясь с Прянишниковым.

— Нам нужны с высокой грудью и хорошей фигурой. Деньгами не обидим, — объяснялся за макаронников переводчик. Вскоре несколько счастливиц проследовали за иностранцами в дальнюю комнату...

У курносой блондинки зазвонил мобильник.

— Да, мамочка, я сейчас в Питере. У меня здесь съемки в журнале. Какую-то одежду буду показывать. Не, от коротких юбок я сразу отказалась...

Она смахнула со лба выступившую испарину.

— А мои в тряпочку молчат, потому что живут на эти пахнущие моим потом деньги, — неодобрительно буркнула большеглазая брюнетка.

27-летняя москвичка Ира рассказала, что в порнобизнесе она уже три года. Ее молодой человек трудится на той же ниве, причем работать они предпочитают в паре. Сексом на камеру (независимо от того, с возлюбленным или нет) Ира занимается до сих пор с удовольствием. Если ей нравится партнер, она легко возбуждается и не пользуется вспомогательными средствами. Со слов актрисы, работа никоим образом не отражается на ее личной жизни. А даже наоборот: иногда в больших компаниях она и ее молодой человек меняются партнерами. Но ее история скорее исключение из правил. Молоденькая хохлушка Наташа горько жалуется на нелегкий порнографический хлеб:

— Никакой личной жизни! А что делать, в Киеве знаешь какие зарплаты? За 80 долларов всю душу из тебя вытрясут!

Вместе с подругой они работают вахтовым методом: несколько месяцев в России — на три недели домой.

— Я вообще в жизни скромница, — поведала курносая блондинка. — Это только перед камерой могу широко раздвинуть ноги и самоудовлетворяться. Со своим парнем я себе такого никогда не позволю. Просто деньги на учебу нужны — хочу стать парикмахером. А что, деньги — решающий момент. Хорошо заплатят — я на все пойду. Знаешь, как меня однажды в полную силу отхлестали в сцене садо-мазо? Это тебе не одна полоска во всю спину, нарисованная красной помадой. А где я еще две штуки долларов в месяц заработаю?

— Вам так много платят?! — удивилась я.

— А ты как думала! Некоторые снимаются чуть ли не ежедневно, то в Питере, то в Москве.

Н-да. Неплохо зарабатывают многостаночники, по принципу “с миру по нитке — голому рубаха”. Простите за каламбур.

Сергей Прянишников: “Мы платим своим актерам от 100 до 500 долларов за эпизод. Порноактер может сняться обычно в 2—3 сценах. “Гонза” (бессюжетный секс) оценивается дешевле — 200—300 долларов. Наша компания снимает 1—2 фильма в месяц”.

Футбол вместо виагры

У мужчин свои проблемы.

— Нам тяжелее на камеру работать. Вы между ног помазались — и вперед, а нам иногда хоть домкратом поднимай, — жалуется парень с внешностью балетного танцора.

— А я с детства люблю футбол, — вступает в разговор другой. — Стоит о нем подумать, и сразу возбуждаюсь, даже не знаю почему. А можно еще вместо партнерши представлять знакомую девушку. Но не всегда помогает.

23-летний петербуржец Денис занимает руководящую должность в строительной фирме. В порносъемках участвует параллельно с основной работой уже в течение четырех лет.

— Я это делаю ради искусства, да и с приятными людьми можно пообщаться. На камеру работаю без проблем. Отец знает о моем хобби, я ему даже кассету со своим участием показал, — рассказывает он. — Правда, он в грубой форме сказал, что я занимаюсь полной х... ерундой. А мама смотреть отказалась.

— Я тоже от предков это дело не скрываю, — зевнул “балерун”. — Только родители дураком обзывают, все-таки менталитет другой...

В этот щекотливый бизнес редко приходят с улицы, в основном вовлекаются через знакомых. Отбор проводится строго по предъявлению паспорта, несовершеннолетним, по словам Прянишникова, путь заказан. Средний возраст порноактеров — 20—25 лет.

— Я никогда не снимусь в гей-порно, но если мне предложат больше десяти тысяч долларов, то подумаю, — признается один из парней. — А с животными — вообще ни за какие деньги. Говорят, что в Питере кто-то такое снимает. Во всяком случае, слухи ходят...

Сергей Прянишников: “Молодым людям тяжелее работать перед камерами. Мы пробовали использовать лекарственные средства, но большой разницы между ними нет. Правда, нашли один препарат, но с сильным побочным эффектом: эрекция идеальная, а дотронуться до органа невозможно — дикая боль. Пришлось отказаться. Самое главное в работе молодых людей на камеру — наличие эрекции. И еще: мужчина обязательно должен по-настоящему кончить, это закон жанра, а женщина может сыграть — закон жизни! Хотя я знаю одну порноактрису, которая испытывает оргазм только перед камерами, а дома никак не может этого добиться. Приличных размеров пенисы желательны. С маленькими не все сцены можно снять”.

“Милая, кричи натуральнее”

— Так, начинаем работать. Первая пара, вперед! — хлопнул в ладоши режиссер.

Через пять минут за дверью, где проходили съемки, скрылись еще три человека. Вскоре из-за тяжелой двери стали доноситься слабые стоны, потом все громче и громче. Хотелось зажать уши, чтобы не слышать эту звериную многоголосицу.

Как будущей порнозвезде, мне позволили посмотреть на своих потенциальных коллег в работе. Режиссер легонько втолкнул меня в яркую от софитов комнату. Здесь было жарко и душно, как в бане, — окна с первых секунд съемочного процесса закрывались наглухо. Не дай бог услышат прохожие, все-таки второй этаж... По лицам и телам актеров тек пот, а режиссер с оператором бесстрастно отдавали команды.

— Милая, кричи натуральнее. Рот красиво разевай, а не растягивай в гримасе. Приготовились, вас сейчас для обложки снимет фотограф. Рты открываем, но без звука.

Спустя несколько секунд клубок горячих распаренных тел продолжил многочасовую работу. Сплетенье рук, сплетенье ног... Это было не так красиво, как в стихах, но живописно.

Девушки с обреченными лицами стонали на камеру, смешно выворачивая губы. Молодые люди ритмично работали своими внушительными “отбойными молотками”.

— А-а-а-а. О-о-о-о, — надрывалась смуглая киевлянка.

— Так “а” или “о”? — хлопая ее размашисто по попе, спросил партнер и продолжил: — Сегодня все отлично идет, кураж поймали!

Хохлушки весело подмигивали мне, не отрываясь от партнера.

Сергей Прянишников: “Порноактеры работают без презервативов. Перед съемками все обследуются у нашего врача. В работе обязательно используем еще вагинальные свечи для девушек в целях защиты от нежелательной беременности и мирамистин (препарат, предохраняющий от заболеваний, передающихся половым путем) для всех”.

“Помогите! Я больше не хочу сниматься”

— Скоро твоя сцена, готовься! — предупредил режиссер. — Справка есть?

— О чем это вы?

— О твоем половом здоровье! Нет? Черт, придется все переиграть. Значит, так: ты заходишь с удивленными глазами, а потом тебя мягко попытаются вовлечь в этот процесс. Будут только целовать и обнимать. Остальное, раз справки нет, ни-ни. У нас с этим строго.

— Я и сама хотела вас об этом попросить...

Я натянула блондинистый парик и облачилась в прозрачное платье. Мои рубенсовские формы и грудь размером больше, чем у всех вместе взятых актрис, должны были произвести фурор. Казалось, такой эпизод — плевое дело...

Я вошла в комнату, где на натруженном ложе извивались десять обнаженных тел, и строго произнесла, согласно сценарию: “Что здесь происходит?! Кто устроил этот бардак?!” И тут началось... Меня подхватили, бросили на кровать и начали терзать, как последнюю шлюху. Мой парик почти свалился с головы, но мне было не до него. Одна из девиц, выворачивая мою левую грудь, вырвавшуюся наружу, пыталась приложиться к ней губами под ободряющие крики парней: “Ого-го!!! Давай-давай!” “Помогите! Я больше не хочу сниматься!” — вопила я. К счастью, на помощь пришел режиссер, и я пулей вылетела со съемочной площадки-кровати. У меня тряслись руки и подкашивались ноги. Я судорожно пыталась запихнуть свое тело в растянутое платье.

...Когда закончился эпизод, мы вместе с моими мучителями курили на кухне. Если в начале нашего знакомства я чувствовала себя изгоем, то теперь ловила на себе изучающие взгляды девушек и особенно мужчин. Общение плоть к плоти сблизило нас...

Наконец настал миг, ради которого, собственно, все и происходило.

— Деньги получат только те, у кого есть паспорт, — строго заявил постановщик.

Я впервые присутствовала при таком способе выдачи зарплаты. Порноактеры держали у лица раскрытые красные книжицы на страничке с собственным снимком и моргали от фотовспышки. Полиции нравов теперь было не придраться.

Перед уходом ребята решали, куда пойдут расслабляться после нелегкого трудового дня. Сошлись на дискотеке неподалеку.

Девица с афрокосичками вышла в строгом черном пиджаке, туфлях на высоком каблуке и коротенькой юбочке, еле прикрывающей попу.

Ее коллега по порноцеху вытаращил глаза и грязно выругался.

— Ты что, так и пойдешь? Ты же приличная девушка!!!


Запретить порнографию, наверное, так же нереально, как и проституцию. Да и зачем запрещать? Ведь если порнозвезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно... Одни хотят сниматься, другие — смотреть. Между прочим, порнобизнес может приносить немалый доход не только самому дельцу, но и пресловутому госбюджету. Один только Сергей Прянишников платит в казну налог около 2 млн. рублей в месяц. А если на легальный путь выйдут его многочисленные подпольные коллеги? Дух захватывает от перспектив, которые откроются перед малоимущими бюджетниками...

А вот что давно пора бы запретить — так это порнушный вал на нашем ТВ. Во-первых, он, как любая необузданная стихия, захлестывает всех подряд, включая малых детей и стариков. Ведь самый откровенный трах идет у нас в открытом и бесплатном — в отличие от Запада — эфире. А во-вторых, за державу обидно. Порнуха-то на отечественном телевидении идет сплошь зарубежная…

P.S. Кстати, теперь в редакции меня зовут ЧиччоЛиля.




    Партнеры