Будни далекой войны

Солдат называл главнокомандующего “папашей”

26 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 512

Юбилей очень “круглый”, но отнюдь не самый торжественный. Исполнилось сто лет со дня окончания Русско-японской войны. К этой дате приурочена выставка, открывшаяся в Выставочном зале федеральных архивов.


Она должна была стать “маленькой победоносной войной”, необходимой, чтобы успокоить “брожение умов” в империи. Не получилось. За 19 месяцев Россия потеряла полмиллиона человек, но одержать верх над азиатским соседом так и не смогла.

Фотографии, документы и военные реликвии, которые показаны на выставке, позволяют увидеть будни Русско-японской.

В боях на Дальнем Востоке использовали новинки тогдашней техники: воздушные шары, радиотелеграфные станции, прожектора... Среди прочих “достижений конструкторской мысли” — и совсем “камерные”, вроде складного фонарика со свечой или дорожной чернильницы, которые представлены в одной из витрин. Рядом еще ноу-хау того времени: офицерские рубахи из “жестяного” коленкора, помогающие спасаться от вшей.

Значки, ордена, памятные медали... Ну, Георгиевский-то крест все видели, а вот японские награды — это уже экзотика. На выставке можно увидеть ордена Восходящего Солнца, Золотого Коршуна, Священного Сокровища... А на стенде в соседнем зале — уникальный документ: записка с прошением солдата-добровольца Глушкова наградить его орденом. Причем адресована она не кому-нибудь, а главнокомандующему русской армией генерал-адъютанту Куропаткину: “Я очень любитель георгиевских кавалеров... Припадаю к стопам вашим и покорнейше прошу, дорогой папаша, не оставьте моей просьбы, пожаловайте мне георгиевский крест”.

Русский главком получал и другие необычные послания. Вот, например, шелковая ладанка с изображением Серафима Саровского, вложенная в конверт одной из “русских патриоток”. И еще из его корреспонденции — письмо великой княгини Елизаветы Федоровны об организации помощи раненым: “...Единственное утешение — это в работе для наших дорогих воинов”.

Есть среди документов автограф Николая II. Буквально за несколько часов до вероломного нападения японских миноносцев на нашу эскадру он приглашает личной запиской военного министра на совещание по вопросу: “следует ли нам разрешить высадку японцев в Корее или принудить их силою к отказу от их замыслов”.

Несколько экспонатов посвящены необычной послевоенной истории. Поссорились двое порт-артурских военачальников — командир дивизии А.Фок и комендант крепости К.Смирнов: три года спустя после сдачи Порт-Артура “крепостной” припомнил эту позорную акцию комдиву и обвинил его в поступке, “не совместимом со званием офицера”. В ответ Фок послал Смирнову письмо с вызовом на дуэль. Генеральский поединок состоялся 5 марта 1908 года в манеже Конного полка в Петербурге. До серьезного кровопускания дело не дошло, но в витрине представлен “сувенир”, сохранившийся от этой дуэли: клочок сукна, который вырвало пулей Смирнова из сюртука Фока.

...Акт, подписанный офицерами крейсера “Варяг” о принятом решении взорвать поврежденный в бою крейсер; дневник лейтенанта Колчака (того самого!) “за время осады Порт-Артура”; донесение китайца-разведчика Шэн Суй Хэ Цзы о дислокации японских войск; ведомость о потерях русского флота в Цусиме (флагманский броненосец “Суворов”: по штату офицеров — 43, нижних чинов — 904, погибло офицеров — 33, нижних чинов — 890)... На стендах много ярких лубочных картин, рассказывавших народу о войне с “япошками”. И тут же святыня: большая храмовая икона Богоматери Порт-Артурской.

Материалы для выставки представили государственные архивы и музеи. Но среди экспонатов есть исторические редкости из личных коллекций. В их числе, например, фотографии из семейного архива, предоставленные членом нынешней Госдумы В.Чуровым, прадед которого сто лет назад воевал в Манчжурии.

Выставка будет открыта до 30 октября.




Партнеры