Фемида наберется сексуального опта

В Москве впервые судят торговцев рабынями

30 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 191

Беспрецедентное уголовное дело об оптовой поставке в Москву и продаже здесь девушек расследовали сыщики Северо-восточного округа столицы. Провинциалкам из стран СНГ обещали хорошую работу, но вместо этого превращали в сексуальных рабынь. И поступали с ними как с вещью: перепродавали, сдавали в аренду… Это — первое подобное дело, дошедшее до суда. Причем за решеткой не как обычно — “мамки” и мелкие сутенеры, а сами “работорговцы”.


...О том, что некто Толя Лысый, державший популярную точку на проспекте Мира, оптом закупает девушек, операм УВД Северо-Восточного округа стало известно в марте. В одну из ночей точку накрыли. Операция проводилась секретно и масштабно (заходили с нескольких сторон, все писали на видео) — у Лысого шикарно работала служба безопасности. Но самого хозяина там не оказалось. Правда, его заложила одна из “мамок”. Вскоре стало известно и о подельнике Лысого — некоем сутенере Жене Туче.

Оба — весьма колоритные фигуры. Туча в прошлом служил в штурмовой бригаде ВДВ. А 46-летний Толя Лысый — избалованный сынок достопочтенных родителей (отец в постсоветские времена занимал высокий чин и до сих пор имеет в Москве солидные связи). Кроме того, торговец людьми имел вид на жительство в Германии, где жили его жена и двое детей.

— Мы наблюдали за этими секс-бизнесменами несколько месяцев, без выходных. У некоторых наших сотрудников чуть не разрушились семьи, — говорит начальник 2-й ОРЧ уголовного розыска УВД СВАО Сергей Никитин.

Зато в ходе оперативной разработки выяснилось, что бизнес Лысого существует с 2000 года. Через его руки прошли десятки девушек. Кандидатками в секс-рабыни чаще всего становились наивные дамочки из деревень, которым “вербовщики” предлагали работу в Москве с “полным соцпакетом”. Одна из рабынь так рассказала сыщикам о вербовке: “Мне говорили: сходишь с богатым мужчиной в сауну, покормят тебя там, поговоришь с ним. Потом деньги дадут и домой отпустят”. На самом деле по приезде в Первопрестольную у девушек сразу забирали документы и продавали новым хозяевам.

В назначенное время поставщик невольниц привозил их на Киевский вокзал, где Лысый производил отбор по внешним данным (некоторыми невольницами он пользовался и сам). Покупал по 120—150 долларов за “штуку” плюс оплата ж/д билетов. Навар огромный: стоит раз заплатить 150 “зеленых” — и получай потом ежедневно по 300—450 (за сутки девочка обслуживала 3—4 клиентов).

Невольниц Лысый держал в съемной квартире на Профсоюзной улице под охраной. Кормили девочек скудно. А бить пленниц Лысый предпочитал сам. Все дни плена для девочек были похожи. После ночи отсыпаешься, в 6—7 вечера отвозят на точку. Убегать от клиента смысла не было: ни денег, ни документов, да и куда бежать, если Москвы не знаешь?

Арестовать Лысого решили после того, как он собрался дать деру за границу. Сидевшие на хвосте опера сообщили, что “объект” закинул в машину чемодан, сумку и едет по МКАД в сторону “Шереметьево”. В аэропорту осторожный Лысый вел себя так, словно не собирался никуда лететь. Но вдруг резко рванулся в зону таможенного контроля. Опера Айвазов и Бурмисров бросились к нему, и задержание невольно превратилось в комедию: милиционер прыгает на пассажира, валит его, и вместе с чемоданом парочка проезжает линию контроля.

Лысый действительно собирался удрать — через Дубай, надеясь отсидеться там у друзей. Примерно в то же время поймали Тучу. Кстати, помимо “полового бизнеса” он изготавливал и продавал взрывные устройства и их муляжи для устрашения неугодных бизнесменов — их вешали на дверь хозяина с запиской: мол, следующая бомба будет настоящей. В день ареста бандит приехал к ВВЦ на встречу с предполагаемым покупателем взрывчатки и привез настоящую бомбу. В процессе потасовки со спецназовцами Туча бросил ее под бампер своей машины. К счастью, взрыва не последовало.

В московском секс-бизнесе парочка Лысый—Туча была весьма авторитетной. Слухи об их провале моментально распространились по городу. Теперь все сообщество “работорговцев” замерло в ожидании приговора. Если он будет суровым, торговать живым товаром в Москве станет куда опаснее.




Партнеры