Московский театр: от заказа до отката

Петрушевская запретила спектакль

30 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 221

Открылся новый театральный сезон. Но рассуждения о творческих достижениях, замыслах и прочих худвысотах сегодня выглядят по меньшей мере горячечным бредом, потому что театр, как и все хозяйство страны, попал на рынок. И на этом рынке он смотрится тем самым куром в ощипе, что пытается приспособиться к жестким условиям рыночной жизни. Поэтому сегодня уместнее будет рассмотреть рычаги, которые регулируют театральную жизнь, опуская ее и ставя на место. Место это очень часто — незавидное. Перед вами небольшой, но очень существенный рейтинг событий, в которые можно смотреться как в зеркало — отлично видно, что нас ждет. И кто на этом рынке заказывает музыку.

Горячая точка сезона

Это Большой театр. В минувшем сезоне вся страна с наивностью розовопопого младенца обнаружила в центре Москвы этот очаг культуры. О нем гудели крестьянско-солдатская масса, матери-одиночки, политические отщепенцы и представители депутатского корпуса, почитающие себя образованной прослойкой общества. Все они, до сих пор не переступавшие порога Большого (и не только по материальной скудности), вдруг заинтересовались “Детьми Розенталя”. Не человеческими отпрысками некоего жидомасона, а оперой с аналогичным названием. МузЫку композитора Десятникова (равно как и самого композитора) масса не слышала, оперу как таковую в глаза не видела, но говорила о ней. И далась ей эта опера?

Дело, конечно, не в ней, иначе, если хорошенько прошерстить репертуар БТ, то здесь есть к чему придраться. Но “Дети Розенталя”... Бедные малютки не ведают, что за их спинами начался серьезный экономический передел, который неспособны передать усилия композитора Десятникова с либреттистом Сорокиным и режиссером Някрошюсом.

Отныне Большой рассматривается как большой госкошелек, в который так и хочется запустить руки. Только правительство решило отпустить на реконструкцию обветшавшего здания серьезную сумму (сначала 30 миллиардов рублей, потом 15), как тут же поднялась заварушка с “Детьми Розенталя”, которую теперь можно считать исторической. Именно потому, что с нее на театре и в искусстве вообще начинается эра серьезной идеологической фанеры прикрывающей борьбу за госсредства. За спиной наивной публики — реальной и потенциальной — серьезные мужики из государственных и коммерческих структур делят еще не отпущенные деньги. Самое удивительное, что в эту денежную историю через дверь Министерства культуры рвутся граждане с репутацией, сомнительной для всех, кроме самого Минкульта.

Так что, если теперь услышите рассуждения о патриотичном, глубоко национальном кино, театре, и далее везде в искусстве, знайте, что будут пилить деньги.

Заказ сезона

поступил от драматурга Людмилы Петрушевской на спектакль “Три девушки в голубом” по ее же собственной пьесе в Новом драматическом театре. История совершенно невероятная, но очевидно свершившаяся. Театр во главе с режиссером Вячеславом Долгачевым полгода репетировал, согласовав все условия с писательницей и агентством по авторским правам. Но на стадии выпуска Петрушевская, которая не видела репетиций, внезапно потребовала на единственную мужскую роль ввести другого артиста. А поскольку театр, вконец офигевший от такой беспрецедентной наглости, отказался, Петрушевская, согласно закону об авторских правах, запретила выпуск спектакля. Историки зафиксировали — началась эра авторской сатисфакции. После этого ждем-с новых запретов в других театрах.

Рок—площадка сезона

хотя во всех справочниках она числится пока театральной. Это московский Художественный театр имени Горького, что на Тверском бульваре (не путать с тем, что в Камергерском переулке). Театр Татьяны Дорониной, позиционирующий себя как субстанцию русской души и всего национального, в этот сезон предпочитал выступать в качестве прокатной площадки. И что интересно, г-жа Доронина, практикующая авторитарный стиль руководства, все больше благоволит не к производителям театральной продукции (антрепренерам там разным), а исключительно к рокерам. Вполне возможно, она уверена, что агрессивный хеви-метал революционнее всех оформляет национальную идею, беспутно бродящую по закоулкам ее “бункера” на Тверской.

Метал металом, но денежки от коммерческих концертов во МХАТ к Дорониной текут. Но как они дальше распределяются и какую реальную пользу приносят артистам, рабочим сцены, гримерам, костюмерам, билетерам?.. Похоже, это не волнует федеральные власти, в чьем подчинении числится МХАТ. В справочной литературе к имени Татьяны Дорониной после “народная артистка СССР” обязательно следует добавить “бабушка русского рока”.

А победителем в номинации “дедушка русской антрепризы” можно считать Николая Губенко, возглавляющего Таганку. Он уже давно просек кайф от превращения государственной сцены в прокатную площадку. И его труппа, потерявшая форму, все реже и реже выходит на сцену. И все больше и больше ее оккупирует антреприза.

Мясорубка сезона

В этой номинации номером 1 идет Драматический театр им. Станиславского. Опасное местечко, доложу я вам. Здесь главные режиссеры и худруки — не жильцы. В последние годы здесь пытались руководить Казанцев, Мирзоев, теперь на скользкий путь вступила Татьяна Охрамкова, но похоже, что и она...

Театр, что носит имя Станиславского, — типичный представитель так называемого директорского театра. То есть царь и бог в нем г-н директор (в данном случае Феликс Демичев). И все зависит от того, как он держит свой большой палец. Пока перст его с появлением очередного кандидата так и тянет вниз.

Надо сказать, как-то незаметно, но вдруг произошла эта чудная рокировочка — худруков с директорами. И последние, как держатели опять же госимущества и госсредств (а вовсе не частных), прогнули и построили творцов. Опытные менеджеры, управленцы или просто честные служаки — мечта, ненадолго присевшая в редком театре. Таких можно пересчитать по пальцам. В одном организме Табакова идеально ужились директор и худрук. В большинстве же трупп артисты остаются заложниками директорской совести.

Как же стоит ваш театр? — восклицал герой Булгакова в “Театральном романе”. “Да так, знаете ли, и стоит”. И даже хорошие спектакли выпускает. И актерскими работами радует. Но это не согласно, а вопреки. Как всегда и было в России. Поэтому мы объявляем результаты традиционной театральной премии “МК”. В этом году она — юбилейная, ей — 10 лет.

Театральная премия “МК”. Сезон 2004—2005 гг.

Мэтры:

1. Лучшая мужская роль — Михаил Янушкевич (король Лир, спектакль “Три сестры”, “Школа драматического искусства” Анатолия Васильева)

2. Лучшая женская роль — Наталья Тенякова (Гурмыжская, “Лес”, МХТ им. Чехова)

3. Лучшая мужская роль второго плана — Юрий Васильев (Игорь, “Хомо Эректус”, Театр Сатиры)

4. Лучшая женская роль второго плана — Маргарита Шубина (Анна Андреевна, “Ревизор”, Театр им. Моссовета)

5. Лучший спектакль — “Инь и Ян. Белая версия”. “Инь и Ян. Черная версия” (режиссер Алексей Бородин, РАМТ)

Полумэтры:

1. Лучшая мужская роль — Глеб Подгородинский (Тарелкин, “Смерть Тарелкина”, Центр современной драматургии и режиссуры Казанцева и Рощина)

2. Лучшая женская роль — Мария Аронова (начальница пансиона, “Мадемуазель Нитуш”, Театр им. Вахтангова)

3. Лучшая мужская роль второго плана — Анатолий Иванов (Брандахлыст “Куклы”, Театр на Юго-Западной)

4. Лучшая женская роль второго плана — Мадлен Джабраилова (Наташа, “Три сестры”, театр “Мастерская Петра Фоменко”)

5. Лучший спектакль — “Смерть Тарелкина” (режиссер Алексей Казанцев, Центр современной драматургии и режиссуры Казанцева и Рощина)

6. Лучший мужской тандем — Алексей Веселкин — Алексей Розин (Фандорин — Маса, “Инь и Ян. Белая версия”. “Инь и Ян. Черная версия”. РАМТ)

7. Лучший женский тандем — Мария Аронова — Нонна Гришаева (начальница пансиона — мадемуазель Нитуш, “Мадемуазель Нитуш”, Театр им. Вахтангова)

Начинающие:

1. Лучшая мужская роль — Юрий Чурсин (Буланов “Лес”, МХТ им. Чехова)

2. Лучшая женская роль — Ангелина Миримская (Катюша Маслова, “Воскресение. Супер”, театр п/р Олега Табакова)

3. Лучшая мужская роль второго плана — Сергей Епишев (Варравин, “Смерть Тарелкина”, Центр современной драматургии и режиссуры Казанцева и Рощина)

4. Лучшая женская роль второго плана — Елена Подкаминская (проститутка, “Хомо Эректус”, Театр Сатиры)

Другие номинации:

Лучший директор — Анатолий Иксанов (Большой театр)

Лучший студенческий спектакль — “Мальчики” (режиссер Сергей Женовач, РАТИ)

Лучший художник-постановщик — Станислав Бенедиктов (“Инь и Ян. Белая версия”. “Инь и Ян. Черная версия”, РАМТ)

Лучший художник по костюмам — Павел Каплевич (“Тартюф”, МХТ им. Чехова)

Новация — интернет-фестиваль “Театральная паутина”

Событие — VI Международный фестиваль им. Чехова

Мужество — Николай Караченцов

Первая леди — Алиса Фрейндлих (Оскар, “Оскар и Розовая дама”, Театр Ленсовета, Санкт-Петербург)

Человек года — Олег Табаков



Партнеры