Боже, храни королей!

Может ли бомба попасть в фигурную воронку дважды?

30 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 210

Почти четыре года назад… Разве? За несколько месяцев до новой Олимпиады — в Турине — я вдруг поймала себя на мысли, что скандалы, разгоревшиеся на льду Солт-Лейк-Сити, превратили Игры-2002 в какие-то вечно живущие. Мы без конца пытались обелить наше и опорочить чужое фигурное катание. Разобраться в личности внезапно всплывшего для широких кругов Алимжана Тохтахунова, в узких кругах известного как Тайванчик.

Читали и слышали про какие-то расшифровки телефонных переговоров. Получали информацию из ФБР(!) о том, что Олимпиада была явно куплена. Пытали судей, специалистов, фигуристов… И никак не могли возмущенно понять: за что сильные олимпийского мира обидели нашу пару, повторно вытащив на пьедестал и вручив второй комплект золотых наград канадской паре? Все эти разборки так долго были с нами, что Турин замаячил на горизонте как-то внезапно.


Но замаячил решительно. Вот уже все члены сборной, щеголяя в новой форме, представляют олимпийские программы на базе в Новогорске. Вот даже позволяют себе пока еще скупые комментарии. Все устремлены в будущее, помня о прошлом. Американская склока не на поверхности, но и не вычеркнута из памяти. Дважды в одну и ту же воронку бомба, может быть, и не попадает, но в фигурном катании мы лидируем во всех видах. Лишь Евгений Плющенко — сегодня чемпион мира с приставкой “экс”, и то, можно сказать, по недоразумению, снялся с московского чемпионата мира из-за травмы. Остальное мировое “золото” — наше. И можно было бы только радоваться.

А США, Франция, Италия, Китай? Кому охота оставаться в олимпийский год без медалей? И с какого перепугу нам отдадут все четыре медали? И кто из стран, жаждущих новой интриги в угоду своим интересам, будет охранять чистоту эксперимента, то есть чистоту спортивного принципа — побеждает сильнейший? Да, мы сильны и вправе рассчитывать на успех, но у однажды написанного сценария всегда может появиться новый автор. Прецедент был создан в 2002-м — значит, не стоит даже особенно и церемониться. Можно вновь привлечь ФБР — тем более что Италия уже держала в своей тюрьме Тохтахунова, а найти в России человека, “способного купить” Олимпийские игры, — вообще не проблема. Еще сразу после Солт-Лейк-Сити в России многие ехидничали: ФБР само не представляет, во что ввязалось, — у нас в стране огромное количество понтярщиков, которым “Путин обязан тем, что стал президентом или тем, что солнце снова взошло”. А тут — какая-то Олимпиада…

Возможно или нет повторение в Турине скандалов Солт-Лейк-Сити? Стопроцентный ответ будет получен лишь в феврале. Но спорт давно уже перестал быть вне политики и вне бизнеса. Просто спортом занимаются одни люди, а бизнесом на спорте — другие. Последним вопросы задать не удастся. Остаются спортсмены, которые тоже могут лишь строить догадки и имеют только одно безоговорочное право — на тренировки.

Поп, попадья и попова дочка

— Тамара Николаевна, вы были пострадавшей стороной в Солт-Лейк-Сити, пережили все каждым нервом. Можете представить повторение? — знаменитая Москвина на катке в Новогорске готовит к Турину очередных воспитанников.

— Почему вы считаете, что та Олимпиада оставила неприятный осадок? Переживали — конечно. А можно подумать, вы там не переживали! Но и трагедией это все для нас не стало. И Лена Бережная, и Антон Сихарулидзе, и я стали столь известны, что популярность нашу просто зашкаливало. Попали во все телевизионные программы. Нас интервьюировали, о нас говорили, пальцами показывали в самолетах… так что почему это?

— Потому что все помнят ваши полные слез глаза во время повторного награждения… Ведь была бы ваша воля — не пустили бы Бережную—Сихарулидзе на дележ медалей с канадцами?

— Когда я была на совещании у президента Рогге, он спросил: вы выйдете на повторное награждение? Я сказала — выйдем, потому что уважаем МОК и принятое решение. И не кривила душой — всегда считала, что плохой мир лучше войны. Да чего там говорить! А что касается возможного повторения ситуации или ее интерпретации — в той или иной мере… После скандала в фигурном катании поменяли систему судейства. Но — оно все равно осталось субъективным. И поэтому: кому нравится поп, кому — попадья, а кому — попова дочка. Значит, всегда будут отклонения от единого мнения. А если есть единое мнение — оно подстроено. Это как духи: всем нравятся разные запахи, нельзя загнать всех в одно вкусовое поле. Вот, как хотите, так и разбирайтесь. Русские пары доминировали на олимпийской арене с 1964 года. Вы думаете, это приятно абсолютно всем? Надо быть готовыми выступать достойно, во всяком случае, это точно зависит только от нас.

“А Вы верите?”

Та Олимпиада научила не только нас, журналистов и зрителей, заранее пытаться спрогнозировать, что может случиться. Но и спортсменов — быть недоверчивыми. Когда Таню Тотьмянину сегодня спрашивают, слышала ли она о серьезной травме их основных китайских соперников, Татьяна недоверчиво пожимает плечами: вы сами-то верите, что их не будет на Олимпиаде?

— Знаете, еще четыре месяца впереди, а про травму мы слышим с прошлого чемпионата мира. Поверьте, упасть на голову (Таня имеет в виду прошлогодний случай, когда Максим Маринин уронил ее на соревнованиях с поддержки), восстановиться и продолжать кататься тоже нелегко. Но остановиться в борьбе за медаль, к которой шел долгие годы, наверное, еще сложнее.

И тренер чемпионов мира Олег Васильев не исключает сегодня, что слухи о травме китайских спортсменов Сюэ Шэнь — Хонбо Чжао — это психологическая уловка. “Более того, мне кажется, что даже на московском чемпионате мира они снялись со старта лишь потому, что увидели, насколько Татьяна и Максим опережают их по всем компонентам. Но мы готовы к любому повороту событий”.

— А я буду в этом году Джульеттой, — с нескрываемым удовольствием говорит Таня. И, словно школьница, вытягивает вверх руку в ответ на вопрос, кто первым предложил создать произвольную “Ромео и Джульетта”. — Мы только музыку изменили, потому что кто-то еще, наверное, захочет исполнить на льду эти образы. Поэтому попросили скрипача Эдвина Мартона написать свою версию. Сравнений не боимся, но наши Ромео и Джульетта будут с неповторимыми характерами.

“Можно родиться тряпкой. И — бороться!”

По иронии судьбы именно итальянский судья отобрал в Солт-Лейк-Сити золотую медаль у Ирины Слуцкой. Фигуристка ругалась тогда отчаянно: “Чего, плохо кричала, да? “Уроды” — а дальше я не могу сказать. Ну, если они уроды, то кто же виноват? Я себя чувствую, не знаю как кто: “Ой, Ир, ты должна быть первая, но почему-то вторая”. Я допустила лишь одну помарку, за нее снимают одну десятую балла, а не четыре, как это сделал итальянский судья. Россию почему-то очень сильно не полюбили на этой Олимпиаде”.

После той несправедливости Слуцкая уже дважды становилась чемпионкой мира. Победила себя в очередной раз, борясь с болезнью. Сегодня Ира абсолютно сконцентрирована на предстоящей Олимпиаде. Даже не хочет рассказывать, что за программы предстоит ей привезти в Турин. После победы в Москве она подытожит: “Прошедшие годы показали и мне, и всем, что нельзя переставать бороться. Что было, то было, но вперед, кроме нас, никто не пойдет. И можно восстать из пепла и начинать все заново. Я — восстала. Это что-то запредельное, а запредельное сжирает все силы. Мне кажется, можно даже родиться тряпкой. Но если задаться целью, действительно ее увидеть и почувствовать, то и бороться можно…”

Нынче запредельное, сжирающее все силы, — Турин. Конкуренция в женском одиночном катании высока. Например, итальянка Каролина Кестнер видела в Москве, как встречают победительницу родные трибуны. Да и сама умеет бороться. В Москве она завоевала свою первую медаль взрослого чемпионата, а ведь, как рассказал “МК” один из тренеров фигуристки, приступила тогда к тренировкам только за два месяца до мирового первенства. Летом национальная федерация решила протестировать спортсменов, один из тестов состоял в том, что надо было поднять груз ногами. В результате Каролина получила тяжелейшую травму тазобедренных суставов.

Помимо итальянки есть еще, предположим, Мишель Кван. Вот уж кто никак не прорвется к “золоту” Олимпиады! Дважды Мишель уже проигрывала Игры соотечественницам — юной Таре Липински и Саре Хьюз. Сейчас готовится к новому штурму при помощи Татьяны Тарасовой.

— Отказаться от работы с Мишель просто невозможно, — говорит Тарасова. — А кто не захочет поработать с талантливым человеком? Мне кажется, что я летала, что мне тридцать лет. У меня были быстрые ноги, потому что я испытывала счастье. Я очень люблю, если я могу что-то сделать для великих спортсменов...

— Почему Мишель не может себе позволить уйти без олимпийского “золота”?

— Я думаю, что до конца никто не знает, что движет другим человеком. Она из тех людей, которые не сдаются. Она хочет соревноваться — и этого отобрать у нее никто не может.

“Испытываю боль, целую крест…”

В чем должна заключаться высшая справедливость в мужском одиночном катании — понятно. Что скажут соперники нашего Евгения Плющенко — не очень понятно. В Москве в Женино отсутствие лишь один Ламбьель держался на высоте, за что публично и поблагодарил Алексея Мишина, дававшего ему перед сезоном консультации. Но в числе награжденных оказались и фигуристы, просто дуриком вскочившие на пьедестал. Олимпиада вообще-то любит такие штучки — не зря считается, что на Играх победить может отнюдь не сильнейший, а просто спокойный, но два года подряд такое будет уже перебором.

“Посмотрите, как выглядел турнир без лидера, — констатировали в Москве специалисты, — все, кроме Стефана Ламбьеля, оказались на спине. Когда вожака не стало, стая растерялась. Рваться за лидером легко, а занять его место безумно сложно. Все привыкли отсиживаться за Плющенко: вот, если он споткнется, мы его обыграем. Никто ведь не обыгрывал его напрямую”.

И тем не менее — француз Жубер вкусил уже победный коктейль “Я — чемпион”. Швейцарец Ламбьель, стремительно начав прыгать четыре оборота, вообще развязал себе руки на ледовом поле. И тот и другой будут жаждать победы над мировым лидером. Ну а Женя пока что говорит о своем спокойствии, залеченных травмах, хорошем настроении и прошлогодней “сумасшедшей” произвольной программе, которую так и не успел толком показать публике.

— Да, красные перчатки — это кровь на моих руках. Идет борьба мафиозных структур. Я перезаряжаю ружье, направляю как бы на судей и зрителей, отбиваюсь от врагов: страдаю, испытываю боль, целую крест, обращаюсь к Господу Богу… Я проживаю на льду целую жизнь. Это красивая, напряженная, сложная и сумасшедшая программа. Она очень гармонична по эмоциям. Еще в момент ее создания я приезжал к композитору и скрипачу Эдвину Мартону в Венгрию, мы сидели с ним в студии 4 часа. Я ему сказал: “Эдвин, мне не хватает для нерва некоего чувства, как бы сделать там скрипку?” “Не вопрос”, — ответил Эдвин. Сказал — и сделал. Причем сделал несколько вариантов, и я выбирал из них тот, что ближе моей душе. Так что будем бороться. Соперников хороших много, но вы ведь знаете, как я всегда говорю? “Самый главный соперник Плющенко — это Плющенко”.

Кармен уже в пути

Татьяна Навка и Роман Костомаров, дважды уже чемпионы мира в танцах на льду, знают, что олимпийскую медаль им просто так на грудь никто не повесит. Наоборот — попытаются содрать. Пока, как и все лидеры, довольно сдержанно рассуждающие о наступающем сезоне, Навка—Костомаров показали на первом прокате в сезоне для специалистов свою “Кармен”, получили, как говорят, хорошие отклики.

— И мы с Романом не первый год катаемся, и Жулин (тренер и муж) все через свои мышцы пропустил, — говорит Татьяна. — Мнение специалистов необходимо. Остальные советы не очень слушаем. Важно только, как мы себя на льду ощущаем.

На возвращение к Олимпийским играм итальянского дуэта Барбара Фузар-Поли и Маурицио Маргальо (а после Олимпиады-2002 ее бронзовые призеры вроде как покинули лед), а также литовцев Маргариты Дробязко — Повиласа Ванагаса, конечно, никто не рассчитывал, но российские танцоры из этого трагедию не делают. “Посмотрим, что им удастся сделать”. А посмотреть, наверное, будет на что — потому как тренирует итальянцев, например, Наталья Линичук. Как и болгарский дуэт Албену Денкову — Максима Ставийского, рвущийся доказать, что он вновь в группе лидеров.

* * *

Если туринский бог и помилует, отведет от фигуристов на сей раз скандалы, сохранит их эмоции только для выступлений, то художественную драку в каждом виде можно гарантировать. А интриги… Может быть, конечно, скандал и двигатель прогресса, но спортсмены не вылезают с холоднющих катков не ради такой славы, чтобы в самолете пальцем в них тыркали. И не хотят войти в историю нечистыми чемпионами — по принципу: то ли они украли, то ли у них.

“Поначалу мне даже как-то неловко было — такой бред, а я каким-то образом замешана. У меня вообще такое впечатление, что про весь этот скандал люди, далекие от фигурного катания, знают больше, чем мы. Спортсмены, как это ни странно, все узнают последними. Потому что все время делом заняты”, — это вспоминала олимпийская чемпионка Марина Анисина. И ведь права была. Они — трудяги. И они — короли.




Партнеры