Не за прах, а за совесть

Дочь Деникина раскрыла “МК” семейные тайны

1 октября 2005 в 00:00, просмотров: 451

В воскресенье останки вождя Белого движения Антона Деникина вернутся на Родину. Свое последнее пристанище генерал найдет в некрополе Донского монастыря.

“МК” позвонил в Париж, чтобы задать несколько вопросов дочери Антона Деникина — Марии Антоновне Деникиной-Грей.


— Мария Антоновна, вы действительно собираетесь приехать в Россию?

— Здоровье не то, чтобы путешествовать, мне ведь все-таки 86 лет. Но я решила, что если доживу до перезахоронения на родине праха моего отца, то постараюсь приехать.

Конечно, я прилечу в том же самом самолете, который привезет папин гроб. Из Парижа останки отправят в Москву прямо из собора Святого Александра Невского на улице Дарю, где предварительно будут служить панихиду. И мы всей семьей тоже поедем в Москву.

— Вы получили гражданство России в этом году. Почему именно сейчас?

— Я родилась русской и всегда была русской. Мы во Франции поначалу жили по нансеновскому паспорту (в 20-е годы по инициативе верховного комиссара Лиги Наций по делам беженцев полярного исследователя Нансена выдавались временные удостоверения личности для беженцев. — А.Я.), пока я не вышла замуж за француза и не получила французский паспорт. И только совсем недавно я узнала, что можно иметь двойное гражданство. Я спросила российского посла Александра Авдеева, что надо сделать, чтобы получить русский паспорт. Он пообещал этим заняться. Вскоре я заполнила несколько административных бумаг, и 26 апреля мне сообщили, что Путин подписал указ о предоставлении мне гражданства России.

— А на какую фамилию новый паспорт: Деникина, Грей или графиня Кьяпп (по мужу)?

— У меня и во французском паспорте первой стоит фамилия Деникина…

— Недавно в России вышел фильм “Гибель империи”, где среди действующих лиц и ваш отец, Антон Иванович Деникин. Удалось ли вам его увидеть?

— К сожалению, не видела. Вы знаете, у меня старый телевизор, с его антенной я не могу смотреть русские программы. Но про этот фильм мне рассказывали.

— История знакомства ваших родителей была очень интересной. Расскажите о встрече поподробнее…

— Да, папа и мама познакомились довольно странно. Отец был назначен поручиком в польский городок, входивший в состав Российской империи. Он никогда не любил охоту, но так как других развлечений там не было, ему приходилось порой добывать зверя. Однажды он отправился пострелять кабанов. Вдруг — ужасный крик. И он видит: раненый охотник повис на ветке дерева, а кабан нападает на него. Папа застрелил кабана и помог несчастному спуститься. Этот человек по фамилии Чиж жил в том же городке, где служил отец. Там он заведовал сбором налогов.

В знак благодарности чиновник пригласил своего спасителя на крестины только что родившейся дочери — звали ее Ксения Чиж. Так мой отец впервые “познакомился” с моей матерью. Потом отец уехал на Русско-японскую войну, дослужился до полковника и вернулся в Россию. К этому времени родители Ксении Чиж развелись и по старой дружбе попросили друга семьи, то есть моего отца, оказавшегося в Варшаве, по воскресеньям выводить их подросшую дочь из института благородных девиц, где она была пансионеркой, погулять. И папа после занятий водил свою будущую жену в кондитерскую. Маме тогда было лет десять.

Затем отец был командирован в Саратов. Спустя годы, случайно оказавшись под Варшавой, он заехал в гости к бабушке и дедушке Ксении, которые воспитывали ее, — маме тогда было уже 18 лет. И отец влюбился в молодую девушку, однако та не ответила ему взаимностью. Во время войны (Первой мировой. — А.Я.) отец стал генералом, командовал Железной дивизией. Моя мать написала ему письмо, и папа с радостью ответил. Некоторое время они переписывались, и вскоре он сделал ей предложение. Мама согласилась.

Кстати, мамин гроб — она была похоронена на русском кладбище под Парижем — вместе с прахом отца тоже будет перезахоронен в Москве.

— Вам был всего год от роду, когда Антон Иванович и Ксения Васильевна покинули Россию. Десятилетия жизни на чужбине — какими они были для генерала Деникина? На какие средства жила ваша семья?

— Отец ни в каких эмигрантских политических организациях никогда не состоял. Конечно, он зарабатывал на жизнь — был издан пятитомник его главного труда “Очерки Русской смуты”. Но денег, полученных за эту книгу, само собой, было недостаточно. Отец много писал, публиковался в двух русских ежедневных газетах, выходивших в Париже, — это были “Последние новости” и “Возрождение”.

Французское правительство выдало собранию бывших русских послов в эмиграции деньги, которые были размещены в банках еще Временным правительством. Так что из этих денег можно было давать небольшие пенсии знаменитым людям из России — отец из этих средств тоже получал пособие. Правда, оно было мизерным. Денег в семье не хватало. Помню, мама покупала для меня на рынке подержанные пальто и платьица.

— А как получилось, что Антон Иванович оказался в Америке?

— Тому было три причины. Первая — когда кончилась немецкая оккупация, во Франции набрали силу коммунисты. Отец боялся, что Франции грозит революция. Папа не хотел пережить вторую революцию в своей жизни.

Вторая причина — деньги. У русских послов-эмигрантов больше не было средств, и пенсию платить перестали. Русские газеты во Франции исчезли, а американское издательство предложило генералу Деникину писать мемуары и пообещало выплачивать 100 долларов в месяц за 100 страниц текста.

И, наконец, один из бывших офицеров, служивших с отцом, осел в Америке и разбогател. Он всех нас — папу, маму и меня — пригласил в США пожить у него, пока не устроимся сами. Я в то время уже работала журналисткой на французском радио, была влюблена во француза (за которого потом вышла замуж). И в Америку не поехала.


ВЧЕРА НА КЛАДБИЩЕ...

— Место под могилы подготовлено, — говорят служители Донского монастыря. — Листья, убрали, высадили декоративную травку. Сделали водоотвод. Так что гробы не сгниют от сырости. Вчера к могилам сделали дорожки и уложили их плитами. Практически все памятники на погосте отреставрировали, кое-где заменили ограды.



Партнеры