Отвязка после заморозки

Цены на бензин будут “держать” налогами

3 октября 2005 в 00:00, просмотров: 1255

Две недели назад у него в кабинете нефтяники договорились о “заморозке” цен на бензин. И сделали главу Минпромэнерго Виктора Христенко “главным” по топливу. Хотя разработку “антикризисных” мер в правительстве курирует глава МЭРТа Герман Греф. Как будет дальше решаться “бензиновый вопрос” — спросил “МК” у министра промышленности и энергетики.


— Виктор Борисович, почему у нас растут цены на бензин? Помимо слишком высоких налогов.

— Нефтяные компании являются собственниками НПЗ. А поставки топлива в регион завязаны на один большой НПЗ (так уж сложилось исторически, когда приватизировали эту структуру). И другим производителям просто невыгодно приходить в тот или иной регион, а искусственно конкуренцию не создашь.

Что сейчас делают торговцы нефтепродуктами? Ставят автомат и снимают разницу по мере собственной фантазии. Здесь в дело должны вмешиваться антимонопольные органы, влияние которых должно быть значительно усилено. В мае в Госдуму был внесен закон “О конкуренции”, который реально ужесточает санкции на нарушителей. Тех же собственников и менеджеров будут наказывать рублем: штрафами. Однако депутаты предпочитают забрасывать нас запросами: почему правительство бездействует в “бензиновом вопросе”.

— Кстати, как вы заставили нефтяников “заморозить” цены? Это была ваша инициатива или они сами предложили?

— Добровольно. Никаких административных рычагов не было. Это было абсолютно рабочее совещание в рамках диалога с нефтяными компаниями, который ведется в последнее время. Просто так совпало, что накануне на АЗС резко выросли цены и вопрос горячо обсуждался. На той же Украине “снижение” цен было спущено по команде сверху, что в конечном итоге привело к дефициту бензина со всеми вытекающими последствиями. У нас другой сценарий, и дефицит на заправках практически невозможен. В этом году побиты все рекорды по запасам и нефти, и бензина в российских хранилищах.

Но “замораживание” — это скорее мера психологического характера, которая свое дело сделала. А стратегические предложения — это изменение режима налогообложения, которое обсуждается также в Минэкономразвития и Минфине. В первую очередь речь идет об изменении налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), который сейчас привязан к мировым ценам на нефть. (Кстати, вводился этот налог с благими целями: чтобы изъять у нефтяников так называемую природную ренту в пользу обрабатывающих отраслей. Но когда решение принималось, нефть стоила 20—30 долларов за баррель, и никто не мог представить, насколько она подорожает.)

Итак, мы предлагаем сделать исчисление этого налога простым и некоррупционным. “Отвязать” НДПИ от мировых цен. И предусмотреть налоговые каникулы для тех компаний, которые занимаются поиском новых месторождений и извлечением остатков из уже отработавших свое скважин. Разработка новых месторождений — это высокие издержки и риски. В последние 10 лет мы разведываем в 2 раза меньше, чем добываем. Мы проедаем запасы, которые к тому же достались нам в наследство.

— Когда реально могут заработать новые налоги?

— Нам бы очень хотелось, чтобы дифференциация НДПИ начала действовать прямо со следующего года. Но реально это случится не раньше 2007 года. Наверное, “отвязку” можно сделать уже сейчас, но появляется новая проблема — выпадающих доходов. Как ни странно, против решения проблемы таким образом высказались сами губернаторы: с одной стороны, в регионе дорожает топливо, а с другой — идет подпитка местных бюджетов за счет НДПИ (а это зарплаты бюджетникам и прочая социалка).

— А как будете “держать” цены в следующем году?

— Акциз за нефтепродукты останется на том же уровне, что и сейчас. В этом году этот налог увеличился на 7,5—8% (это ежегодная индексация на размер инфляции), что повлияло на рост цен. А акциз — самая большая составляющая в цене бензина. И как я уже сказал, в следующем году она не увеличится.

— Не боитесь, что в начале года цены рванут вверх?

— Постараемся сделать все возможное, чтобы этого не случилось.

— В декабре снова соберете у себя всех нефтяников?

— Может, и так, а может, еще что-нибудь придумаем.

— Как вы оцениваете покупку “Газпромом” “Сибнефти”?

— Значит, “Газпром” стал достаточно богатым, чтобы делать столь крупные покупки. Хотя ажиотаж вокруг этого события мне кажется раздутым. Почему-то западные компании, совершающие такого рода сделки, обходятся без столь пристального внимания.

Можно, конечно, возразить: мол, госкомпания и так громадная, куда уж больше. Но с точки зрения бизнес-логики любая структура могла бы порадоваться покупке такого качественного актива, как “Сибнефть”. Другое дело, что “Газпром” должен эффективно использовать такую покупку и не допускать злоупотребления со стороны госслужащих. Создав такой гигант, надо добиться того, чтобы его работа стала прозрачной за счет либерализации рынка акций “Газпрома” (51% будет у государства, а остальное — у частных акционеров, которые будут задавать “неудобные” для любого монополиста вопросы).

— Не собирается ли государство вслед за увеличением своей доли в нефтедобыче наращивать свое присутствие в нефтепереработке?

— Мы собираемся создать условия для модернизации действующих НПЗ. Почему за границей из той же тонны нефти получают гораздо больше бензина, чем у нас, — не говоря о качестве. Мы предлагаем снизить или обнулить пошлины на оборудование, которое компании будут ввозить для модернизации своих НПЗ. Плюс — переход на новые стандарты качества топлива (“Евро-4”). Нефтепереработка в России не станет рентабельной, пока не будет выгодно продавать за рубежом нефтепродукты, которые пока на мировом рынке не конкурентоспособны. Здесь важно, что параллельно в России происходит переход на новые стандарты двигателей (“Евро-2” и “Евро-3”). Они более экологически чистые и требуют более качественного топлива. Это два параллельных процесса, которые сейчас проходят через аппарат правительства. Надеемся, что до конца года техрегламент по “Евро-4” будет принят.

— Ездить на “праворульных” машинах все же запретят или нет — как обещал недавно президент?

— Нашему автопрому это не поможет. Его задача — идти по пути интеграции с мировыми производителями. Выпускать машины, которые будут собираться на территории России.

— Наше будущее — отверточная сборка?

— Это очень короткий этап, причем за счет российских же деталей. Это позволит, с одной стороны, удовлетворить растущий спрос, а с другой — создать рабочие места и повысить технологический уровень. Конечно, есть вопрос безопасности дорожного движения. Но они абсолютно техничны и решаются в процессе прохождения техосмотра (замена фар, установка дополнительных средств наблюдения и т.д.).

— Планируете ли вводить новые “запретительные” пошлины для ввоза подержанных иномарок?

— Все жесткие меры, что можно было применить, мы уже пробовали. Надо понимать, что запреты выгоняют импорт из белой области в серую. И сегодня главный конкурент отечественным авто — не “бэушные” иномарки, а новенькие “азиатки”.




    Партнеры