Во всем виновата Аркаша

Подросток наложил на себя руки из-за 350 рублей

3 октября 2005 в 00:00, просмотров: 543

Электричка трогалась с минуты на минуту: 14.25 — отправление со станции “Скачки” Лен. области до Санкт-Петербурга. Неожиданно под платформой у колес поезда очутился подросток. Нырнув под состав, он положил голову на рельсы. Все случилось за считанные секунды…

История 14-летнего Ромы Лебедева, который совершил суицид якобы из-за своего классного руководителя, успела стать скандалом недели. Газеты и телевидение быстро понавешали ярлыки, назвав школу №262 Красносельского района Санкт-Петербурга “школой смерти”, учительницу — “садистом”, превратившим ученика в “раба”. Но, как выяснил “МК”, в этой истории далеко не все так однозначно.


…Старая коммунальная квартира с облупленными деревянными половицами, две крошечные комнатки с закутком для кухни — здесь жил Рома Лебедев. Тамара Александровна, его бабушка, приглашает войти в зал. Из-под серванта торчит ящик с луком, рядом на стуле — таз с яблоками, на столе самая простая еда — жареная картошка и банка огурцов.

Внуков — 16-летнего Дениса и 14-летнего Рому — Тамара Александровна воспитывает с раннего возраста. Ее дочь умерла от эпилептического удара, когда мальчишкам было соответственно 4 и 2 года. С тех самых пор внуки называли бабушку мамой. Отец мальчиков, Владимир, вскоре снова женился и обзавелся новой семьей, но сыновей никогда не бросал. Жили дружно, Тамара Александровна на зятя не жаловалась, он всегда помогал деньгами. Совсем недавно отец купил ребятам компьютер и сотовые телефоны.

Рома учился в 8 “В” на “четыре” и “пять”. Никаких нареканий к нему никогда не было: в школьных стенах всегда вел себя тихо и спокойно.

— Ромка был как мимоза: ласковый, услужливый и ранимый, — рассказывает Владимир. — Его все любили. Если бы жил дальше, я уверен, у него не было бы врагов. Если бы не эти 350 рублей!..

Эпопея с 350 рублями началась еще в конце прошлого учебного года. В июне на родительском собрании родители учеников и учитель решили за лето отремонтировать классный кабинет. Для этого собрали с каждого ученика по 350 руб. Рома рассказал бабушке, а та денег не дала. Не пустила она его и помогать ремонтировать класс. Дело в том, что Рома Лебедев в течение почти двух лет носил корректор осанки — у парня были проблемы с позвоночником.

— Тамара Александровна — старый человек, которая всю жизнь прожила небогато. Она немного прижимистая, — признается Владимир. — Я же об этих несчастных 350 рублях ничего не знал. Неужели бы я не дал их Ромке? Такую сумму в месяц я трачу на сигареты! Но мне никто о деньгах не сказал. Может быть, потому, что в августе я похоронил отца, и у меня с деньгами стало туго. После похорон я сказал ребятам: особо не транжирьте.

В начале сентября Вера Аркадьевна объявила Роме Лебедеву, что раз он не сдал деньги и не помогал летом, то будет убирать класс в течение месяца.

1 сентября в школе, как обычно, прошла торжественная линейка. 2-го — обычные уроки, а с 3 по 14 сентября занятий не было, потому что в школе меняли светильники.

В понедельник, 19 сентября, все было нормально: Рома бегал, бесился, как все ребята на переменах, — рассказывают в школе.

А на следующий день, днем Вера Аркадьевна позвонила домой Тамаре Александровне. Учительница попросила Рому вернуться в школу, так как он плохо убрался. К тому же она рассказала бабушке, что в субботу он прогулял два урока. Ругалась ли на него бабушка из-за прогулов? Пожилая женщина говорит: нет.

— Ромка ушел в школу, вернулся оттуда сам не свой, — рассказывает его старший брат, 11-классник Денис. — Рухнул на кровать, зарылся в подушки. Спрашиваю его: что случилось? Так и не сказал. Он у нас молчун был.

Вечером с распухшими губами и заплаканными глазами вышел к ребятам на улицу качаться на турнике.

21 сентября, как обычно, Рома собрался в школу, только обнял покрепче бабушку на прощание.

— Я тогда ничего не поняла, — рыдает Тамара Александровна. — А ведь так он со мной прощался. “Иди с богом, сынок!” — проводила я его.

Но вместо школы Рома на электричке отправился в Питер, на Балтийский вокзал. Там он был до полудня. Чем занимался — никому не известно. Затем сел на электричку и поехал в Красное Село. Но до дома не добрался, а вышел на остановку раньше, на станции “Скачки”, где и лег под поезд.

Дома же Рому хватились вечером, когда брат Денис, вернувшись с уроков, рассказал, что Ромы не было в школе.

— В тот день я с другом искал Рому до 3 часов ночи, — вспоминает Владимир. — Все Красное Село на пузе проползли: нигде не было сына. Я до последней минуты думал, что он просто психанул, сел на автобус и уехал, а теперь он откуда-то идет пешком. Но на следующий день мне позвонили из транспортной милиции и попросили подъехать. Мол, нашли труп ребенка. Не сказали сразу, что это мой Ромка, видно, готовили. Хотя в пакете лежали подписанные тетради: Рома Лебедев. Сорвался Ромка! Это был чисто нервный срыв!

В рюкзаке у подростка нашли записку. На двух листах, вырванных из середины школьной тетради, парень обращался к своему другу. Объясняя свой поступок, Рома написал: “Во всем виновата Аркаша”. Так косвенным виновником самоубийства оказалась Вера Аркадьевна Шелдукова.

В школе №262, действительно одной из самых лучших в городе, Вера Шелдукова работала с 1984 года. Сначала она была воспитателем продленного дня, через три года начала преподавать алгебру и геометрию в старших классах. На сегодняшний момент ходит в звании заслуженного учителя.

По словам коллег, Вера Аркадьевна прожила нелегкую жизнь. После смерти мужа одна воспитывала и “поднимала” сына. Ютится в простом частном доме. Бывали дни, когда от безденежья ей приходилось собирать вокруг дома щепки, чтобы протопить печку. И только совсем недавно она едва наскребла деньги, чтобы поставить газовую горелку.

— Вера Аркадьевна — человек чуткий к чужому горю, — рассказывают учителя. — Заболела наша коллега — Вера первая съездила в больницу, ухаживала за ней. Еще одна ее знакомая умирала от онкологии. Вера тоже в стороне не осталась: сидела с ней, буквально памперсы меняла. И частенько приносила в школу яблоки из своего сада, оставляя их для всех в учительской. К детям обращалась “поросятки мои”!

После произошедшей трагедии Вера Аркадьевна почти неделю не появлялась в школе. Хоронить Рому тоже не пришла. А в конце прошлой недели уволилась.

— Я встретила ее на днях, — рассказывает одна из преподавательниц. — Вера вся убитая, еле ходит. Она сказала: “Мне это не вынести”.

— Вера Аркадьевна — профессиональный учитель, никаких жалоб на нее не было, — говорит директор школы Лилия Иваненкова. — Мы хотим одного: чтобы все объективно разобрались в ситуации. Сейчас пресса пишет ужасные вещи, началась настоящая травля. Нас уже называют “школой смерти”.

Понятно, что в школе сейчас царит не лучшая обстановка: учителя ходят с перекошенными лицами, затравлены, напряжены и оглушены вниманием журналистов. Педагоги пытаются защитить Шелдукову и оправдать ее в глазах общественности. Старшеклассники даже написали письмо-обращение к прессе. Дети “глубоко возмущены репортажами телевидения о школе. Наша школа для нас — второй дом, а классный руководитель — вторая мама. Мы любим и уважаем всех учителей и работников нашей школы и не дадим в обиду”. Администрация школы уверяет, что письмо дети сочинили сами, в столовой на перемене. Родители школьников говорят, что по классам ходили учителя и спрашивали: “Дети, вам нравится ваша школа? Хотите здесь учиться?” Якобы именно так и возникло письмо-обращение.

— Конечно, это трагедия — погиб ребенок, — говорит адвокат Михаил Каплан, представляющий интересы директора школы. — Но это и эмоции, сплетни, слухи, которые не отражают объективное положение дел. Охаять школу, систему образования — не лучший способ разобраться в ситуации.

На особый контроль взяла это дело и губернатор Петербурга Валентина Матвиенко:

— Все мы потрясены смертью подростка. Но я бы не хотела сейчас давать какие-либо оценки произошедшему, — сказала она в интервью. — В школах Петербурга существует проблема социального неравенства, и факты поборов имеют место. Мы должны еще раз серьезно проанализировать то, что происходит в сфере образования, и сделать выводы.

— У меня нет претензий к школе, — на прощание говорит Владимир Лебедев. — В этом учебном заведении училась покойная мать моих детей, я знаю, там прекрасный коллектив. Я обвиняю классную руководительницу Ромы. Очень хотел бы знать, как и о чем она разговаривала с ним в последний день.

Покидая квартиру Лебедевых, корреспондент “МК” столкнулась в дверях с группой молодых людей. Оказалось, что это представители питерского отделения движения “Наши”.

— Мы хотим предложить семье помощь, — начал было рассказывать один из парней.

— Не давать пока никакую информацию! — цыкнул на него старший товарищ. — Родственники не согласились еще на помощь.

Интересно, в обмен на что?




    Партнеры