Леонтьев устроил бунт в зоне

На банкете живую легенду довели до полумертвого состояния

4 октября 2005 в 00:00, просмотров: 1233

По деревянному настилу, обтянутому по периметру колючей проволокой, под дулом охранника с автоматом, занявшего расстрельную позицию прямо на крыше, прошествовал вчера Валерий Леонтьев в зону. “А мы тебя ждем”, — обрадовался Филипп Киркоров, оказавшийся сокамерником своего старинного приятеля. “А чего ждете-то? — удивился вновь прибывший. — Наливайте!”

В развлекательном комплексе “Зона”, полностью стилизованном под места не столь отдаленные, Леонтьев гулял свой триумф — после трех сольных концертов, которые потрясли “Россию”, он отрывался в кругу близких друзей, коллег и поклонников, чей фанатский стаж перевалил за тот рубеж, после которого государство щедро платит пенсию за выслугу лет. А предшествовали большой гулянке три сумасшедших дня отдачи публике нервных клеток и душевного тепла. Зрители платили живой легенде шквалом аплодисментов и акварельным морем цветов. Люди приходили на концерт, представленные в трех поколениях. “Спасибо за цветы! Вашу ручку, мадам!” — целовал артист трехлетние от роду женские ладошки.

Совершенно новая, подготовленная специально для Москвы программа выглядела на уровне самых дорогих западных шоу. Но ни фантастические декорации, ни безупречное световое оформление, ни оригинальные костюмы не сделали бы концерт столь незабываемым, если бы не потрясающая работа “вживую” самого исполнителя.

— Да, Валера показал мастер-класс, — от души признал в разговоре с репортером “МК” Филипп Киркоров, пришедший к другу на заключительное выступление. — Я тоже, прямо скажем, не последний артист. И тоже сделал что-то заметное. Но он... Он вне времени и пространства. Он — гений.

В голосе звезды скользила независтливая грустинка.

Леонтьев не был обижен вниманием коллег. Накануне визита Филиппа Киркорова его гостьей была старинная приятельница Ирина Аллегрова, с которой артист, воспользовавшись случаем, спел дуэтом. Обе “гостевые” звезды после финала зашли к Леонтьеву потусоваться. Аллегрова отказалась от предложения что-нибудь выпить (любопытно, что при столике, сервированном всеми видами дорогого спиртного, сам артист с близкими друзьями пил домашнее красное вино, налитое в трехлитровую пластмассовую бутыль из-под питьевой воды), зато попросила своего приятеля показать анекдот. Леонтьев, отличающийся покладистым характером, не заставил себя упрашивать и тут же разыграл смешной крошечный спектакль. А потом а капелла спел для Аллегровой “Ой, рябина кудрявая”.

Киркоров, пришедший в компании с Анжеликой Агурбаш и ее дорогим в прямом смысле этого слова супругом, тут же получил от Леонтьева приглашение немедленно, не дожидаясь его, отправиться в “Зону”, и все его приняли. “Только бы женщины не “надели” сегодня помаду, которая пачкается, а то буду весь в красных лопухах!” — переживал Валера, меняя концертный наряд на тусовочный. Опасаться ему действительно было чего: за все четыре часа, пока артист продолжал зажигать, развлекая своих гостей, его зацеловали и затискали до полуживого состояния. Каждый из присутствующих — а были среди них и композиторы, и поэты-песенники, и старые друзья, и верные фанаты — требовал, чтобы артист с ним, во-первых, выпил, во-вторых, поцеловался, в-третьих, поплясал. Леонтьев периодически обходил зал, не обделяя вниманием ни единого столика. А затем засел с Филиппом Киркоровым и Александром Песковым, причем последний, чтобы оказаться лицом к Леонтьеву, взгромоздился на декоративную решетку, украшающую зал. Решетка была с острыми пиками, которые кололи артисту пятую точку.

Остальные отдыхали в меру собственного подпития. Те, кто успел надраться быстрее остальных, залезали в стилизованные клетки и демонстрировали там раздевание, причем как женское, так и мужское. Правда, до конца дело так ни разу и не дошло. Папарацционщики старательно гоняли по залу давнего приятеля Леонтьева — певца Александра Богдановича, получившего среди близкого окружения артиста за святую простоту души забавное прозвище “ответственного за порочащие связи с прессой”. “Ничего я вам не скажу, — отмахивался Богданович, — опять все переврете!”

До финала банкета дожили немногие, а зря. Подогретый алкоголем, бесконечными танцами, чрезмерными женскими восторгами и сдержанным мужским почитанием Леонтьев завершил вечер демонстрацией элементов стриптиза. Мегазвезда продемонстрировала красиво загоревшее, безупречно прокачанное полуобнаженное тело, впечатление от которого не смазывала ни единая унция лишней плоти.


АНЕКДОТ ОТ ЛЕОНТЬЕВА:

Медвежья берлога. Обитатели готовятся к зимней спячке.

Бабушка-медведица:

— Ну-ка, спать быстро!

Медвежата:

— Не хотим, не хотим! Покажи кукольный театр.

— Какой вам еще кукольный театр? Спать быстро!

Медвежата:

— Ни за что, ни за что не ляжем без кукольного театра!

Медведица:

— Ну ладно.

Уходит в угол берлоги, приносит два человеческих черепа, надевает их на лапы. Один спрашивает другого:

— А как ты думаешь, медведи в этом лесу есть?

— Ну о-откуда здесь медведи?!




Партнеры