Анискин и генерал

Замминистра МВД Михаил Суходольский: “Оранжевых революций” не будет!”

6 октября 2005 в 00:00, просмотров: 229

Уже больше года у руля главного силового ведомства страны — МВД — находится команда Рашида Нургалиева. Принесла ли треклятая административная реформа перемены? Какие мысли терзают сегодня руководство МВД? Когда милиционеры начнут работать за одну зарплату?

Об этом и не только об этом в интервью “МК” рассказывает заместитель министра внутренних дел генерал-майор милиции Михаил СУХОДОЛЬСКИЙ.


— Михаил Игоревич, вся страна наблюдала за неожиданными появлениями вашего начальника — министра внутренних дел Нургалиева — в провинциальных милицейских отделах. Эти инспекции привели к каким-то переменам?

— Могу отвечать только за свой участок работы, в первую очередь это вопросы материально-технические: тыловые, как у нас говорят. Проблем, действительно, вскрыто было с избытком. Разумеется, министр знал о них и прежде, но одно дело — знать в принципе и совсем другое — пощупать собственными руками. Для этого-то, кстати, Рашид Гумарович и избрал такой нетрадиционный, чисто оперативный путь: внезапные, как снег на голову, проверки. Места его посещений держались в секрете. Даже в руководстве МВД о них не знал практически никто. Ведь чего греха таить — показуха присутствует везде…

— Вплоть до покраски травы.

— Вот-вот. Что же касается моей “кафедры”, то главную задачу я вижу в том, чтобы оздоровить систему тылового обеспечения МВД, изменить психологию руководителей, победить бюрократизм и стереотипность мышления. Сейчас перерабатывается нормативная база, доставшаяся нам со времен СССР. Изыскиваем возможность экономии денежных средств.

Простой пример. Пересмотрели принцип конкурсных торгов на размещение заказов для МВД. И сразу — результат. Только за два месяца таким образом сэкономлено 120 миллионов рублей. И эти деньги, кстати, тут же пошли на самые неотложные нужды: на обеспечение милицейских подразделений.

Сегодня приоритетом для нас является именно “земля” — горрайорганы, угрозыск, служба участковых уполномоченных, дежурные части. Именно они, низовые подразделения, основа основ нашей службы. Милиция — это ведь не только громкие задержания, сенсационные дела, о которых пишут газеты. Если земля стояла на трех китах, то МВД стоит на “земле”. И без этой рутинной, тяжелой, но необходимой работы система существовать не может. Я знаю это по себе, потому что службу свою начинал именно на “земле”. И когда был назначен на должность нынешнюю, то первым делом сказал сам себе: необходимо кардинально изменить подходы. Да, министерство, аппарат — это важно. Но политика делается не здесь. В конце концов, о нашей системе судят не по коридорам министерства, а по сельским отделениям, по городским дежуркам.

С гордостью могу доложить, что до конца года в низовые подразделения мы планируем поставить более 7500 единиц автотранспорта. В основном автомобили “УАЗ” и “Нива”. Эти машины пойдут участковым, оперативникам, в дежурные части. Постараемся довести до конца оснащение горрайорганов вычислительной и оргтехникой, средствами связи.

— Много говорится сегодня о том, что проще и выгоднее закупать оружие, транспорт, спецсредства за рубежом. Там и качество лучше, и надежность выше. Ваше отношение?

— Я бы не стал драматизировать ситуацию. Слава богу, Левши у нас еще не перевелись. Чем глубже я вхожу в курс, тем больше поражаюсь: казалось бы, столько лет отечественная промышленность разваливалась, и тем не менее существует множество перспективных разработок. Взять хотя бы российский автопром. Когда в Нижнем Новгороде мы получали машины “Тигр” — некий аналог “Хаммера”, — я не удержался, сел за руль. Ощущения непередаваемые. Отчасти позавидовал даже сотрудникам ОМОНа, которые будут пользоваться такими спецмашинами.

То есть мы можем и способны достигать качества своими силами. Надо лишь создать соответствующие условия. Вот заключили мы, например, госконтракт с израильским предприятием на поставку машин-водометов. Такие спецмашины нам очень нужны. А параллельно начали разрабатывать отечественный аналог.

Сейчас завершается работа над концепцией развития вооружения и спецтехники МВД до 2010 года. В рамках этой, да и других программ уже в нынешнем году на вооружение принято 17 новых видов оружия, 23 вида боеприпасов, 13 наименований спецсредств.

— Но милицейская работа — это ведь не только оружие и водометы…

— Несомненно. Поэтому мы делаем сегодня единую информационно-телекоммуникационную систему (ЕИТКС). С ее помощью сотрудники будут получать доступ к отраслевым базам данных в режиме реального времени. Иными словами, вся информация, аккумулируемая в учетах разных уровней — от федерального до районного, — станет доступна любому работнику милиции. Уже сейчас опытные участки ЕИТКС создаются в пяти регионах — в Москве, Татарстане, Приморье, Ставропольском крае и Оренбуржье. Результаты, надеюсь, ждать себя не заставят.

— Михаил Игоревич, в последнее время СМИ уделяют много внимания показательным тренировкам спецназа. Власть опасается “оранжевых революций”?

— Не думаю, что сегодня есть реальная основа для революционных ситуаций. Но эта тема для политиков. Наше дело — факты.

Последние события наглядно продемонстрировали степень угрозы терроризма и экстремизма. Укрепление спецподразделений — это адекватная и необходимая реакция МВД. Именно поэтому в структуре министерства создан Центр оперативного руководства деятельностью спецподразделений. Мы дополнительно укрепили статус командиров этих отрядов. Теперь они будут назначаться приказом министра, что предполагает большую персональную ответственность. Кроме того, проводим учения совместно со спецназом стран СНГ и дальнего зарубежья. Поверьте, иностранные коллеги оценивают работу наших спецподразделений очень высоко.

— Правда ли, что милицейский спецназ будет пользоваться и авиацией?

— Да, в регионах страны, в том числе в Москве, сформировано 9 авиаотрядов спецназначения. Это 17 вертолетов и 3 самолета. До конца года к ним добавится еще один самолет и несколько дирижаблей. В основном летательные аппараты необходимы для контроля за дорожным движением и поддержки деятельности спецподразделений, а также мобильной доставки следственно-оперативных групп на место происшествия.

— Самая больная, пожалуй, для милиции тема — финансы. Когда, наконец, власть поймет, что нельзя морить голодом человека с ружьем?

— С этим глупо было бы спорить. Да, на определенном этапе фактор социально-бытовой поддержки личного состава был упущен. Более 145 тысяч семей сотрудников стоит в очереди на получение жилья. Мы активно работаем в этом направлении. Только в текущем году за счет федерального бюджета на жилищное строительство было выделено 830 миллионов рублей, вводится в строй 16 новых домов. По такой схеме ежегодно планируется обеспечивать жильем 2 тысячи семей. Это, конечно, капля в море. Поэтому параллельно добиваемся увеличения объема выдачи государственных жилищных сертификатов. Если в 2003 году таких сертификатов МВД выдало на 560 тысяч рублей, то в году текущем — уже на 343 миллиона. Чувствуете разницу?

— Главное, чтобы ее почувствовали сами сотрудники.

— И вновь не могу с вами не согласиться. Я и сам постоянно задумываюсь над этой проблемой. Если раньше у тех, кто шел на службу в милицию, основное значение имел идеологический фактор — знаю это по себе, — то сегодня от идеологии почти ничего не осталось. Значит, главный стимул должен быть в другом. В деньгах. В социальных гарантиях.

Посмотрите: на Западе, в тех же США, полицейский имеет целый ряд преимуществ. Льготные кредиты на жилье, большая зарплата, гарантированно высокая пенсия. Но при этом полицейский знает, что стоит ему оступиться, и все эти блага разом закончатся. Ему есть за что держаться. А нашему Анискину за что прикажете держаться? За мизерную пенсию, которая ждет его в будущем?

Вот вам и основа для коррупции. И бороться с ней — глубоко убежден — можно только экономическими мерами. Необходимо создать такую систему, при которой сотруднику станет выгоднее жить честно.

— Извините, но это утопия!

— Вовсе нет. Это вопрос недалекого будущего. Руководство МВД, министр отлично понимают ситуацию. Мне кажется, преимущество нынешней команды заключается в том, что все руководители министерства — выходцы из оперативных подразделений, а значит, способны трезво оценивать обстановку и находить нетрадиционные решения.

— Как вы относитесь к идее повышения зарплат за счет сокращения?

— Неоднозначно. Хотя рациональное зерно в этой идее есть. У нас действительно раздутые штаты. А чем больше народа, тем меньше ответственности. Ухода многих людей из системы никто даже и не заметит.

— Тем не менее: что сегодня делается для того, чтобы милиционер перестал нуждаться?

— С 1 сентября размеры тарифных ставок повышены на 11 процентов. Если правительство примет соответствующее решение, мы готовы повысить зарплату сотрудникам на 33 процента. Деньги под это есть. Из федерального бюджета выделено 30,2 миллиарда рублей дополнительных ассигнований.

С 1 января будущего года денежное довольствие вырастет еще на 15 процентов. Это, кстати, коснется и пенсионеров.

Ну, и особое внимание необходимо уделить социальным гарантиям. В план капстроительства включен уже 21 медицинский объект. Наконец-то завершается ремонт поликлиники МВД №1. Построена поликлиника в Дагестане, достраиваются медкомплексы в Воронежской и Владимирской областях. Фактически речь идет о реформировании всей системы медучреждений МВД. Уже вышло распоряжение правительства, по которому будут созданы 82 медико-санитарные части на базе существующих медицинских подразделений.

Так что, как видите, мы не стоим на месте. Перемен требует от нас сама жизнь. И если сегодня не думать о будущем, то на что-то просто глупо надеяться…




    Партнеры