Угощайтесь: сыворотка правды

Детектор лжи поможет установить виновного…

6 октября 2005 в 00:00, просмотров: 749

…Из зала суда он вышел уже не один: впереди, расчищая дорогу, буром пер один конвойный, сзади, на подхвате, лениво плелись два.

—Мама! Ты не верь! Я ни в чем не виноват!

Старушка мать лишь тихо всхлипнула и вытерла сухие — выплакалась! — глаза…

Из зала заседаний следом вывалилась малоприятная личность, склонилась над старухой, назидательно помахала в воздухе указательным пальцем, окольцованным в перстень, и самодовольно прошептала:

—А я ведь, мамаша, предупреждал твоего щенка, что верить будут мне, а не ему!..

Единожды солгавшему все теперь поверят…

Ситуаций, в которых каждому вцепившемуся в руль приходится доказывать, что он не гималайский верблюд, противостоять возводимой гаишниками или судьей напраслине и убеждать в том, что он говорит только правду, немыслимое множество!

По неофициальным данным, более тридцати процентов водителей, направленных на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, отказывались не от экспертизы у врача, а исключительно от продувания трубочки, извлеченной из грязного кармана инспектором ДПС. Но в судебном порядке лишались права управления именно за то, что не поехали к врачу.

А мог ли им поверить судья? Мог. Но не поверил.

Почти все пострадавшие в ДТП с участием высокопоставленных чиновников или сотрудников милиции, невиновные в случившемся, оказываются виноватыми лишь потому, что гаишный майор не осмелился выступить против депутатского водителя или полковника из главка.

А мог ли им поверить майор? Мог. Но “не поверил”.

Столько же водителей, якобы пытавшихся дать взятку инспектору ДПС за несоставление протокола, в действительности протягивали мятую купюру не по собственной воле, а по руководящему и направляющему жесту молчаливого гаишника.

А мог ли им поверить прокурор? Мог. Но не поверил.

Ибо их правде, как пишут в своих постановлениях и приговорах судьи, пятак цена. Ведь, по мнению судей, правды на стороне обвиняемых нет, потому как все попавшие в объятия системы норовят любыми средствами выгородить себя. А стало быть, конечно же, беспощадно врут, врут и еще раз врут!

Эх, если бы ложь и правду можно было… потрогать.

Невиновные не пахнут и яйца не бьют!

О том, как во имя справедливого наказания или освобождения от оного отличить правду от неправды, наши предки задумались еще в глубокой древности.

Примитивно мыслящие, они, впрочем, заметили, что во время волнения или страха слюны выделяется больше обычного. А посему жители Востока предлагали подозреваемому во лжи взять в рот рисовую муку, и если через некоторое время она оказывалась сухой, такой же “неподмоченной” признавалась и репутация испытуемого.

В африканских племенах при установлении виновного местный колдун совершал танец вокруг подозреваемых, обнюхивал их и выносил свой вердикт: от третьего слева чем-то разит! Нервничает… Стало быть, виновен!

В Древней Спарте будущего воина ставили на скале у пропасти и спрашивали, не боится ли он. Ответ “нет” мало что значил — истинное состояние будущего бойца выдавал цвет его лица. Если юноша бледнел, его сбрасывали со скалы: от лжеца и труса не будет проку в бою…

Тем же способом отбирали и телохранителей в Древнем Риме: если в ответ на провокационный вопрос кандидат в охранники краснел, его принимали в охрану. Ведь считалось, что человек, не умеющий скрывать стыд, вряд ли будет участвовать в заговорах.

У наших пращуров существовал и метод использования птичьих яиц особого, что называется, очень хрупкого “сорта”. Того, у кого во время допроса руки совершали нервные маневры, отчего лопалась яичная скорлупа, считали причастным к “преступлению”.

Однако первый в истории человечества пригодный для расследования преступлений вполне цивилизованный полиграф появился на свет только в 1921 году. Изучив опыт предков (еще в глубокой древности заметивших, как меняется частота сердечного ритма, цвет лица, мышечная активность, интенсивность и глубина дыхания человека лгущего), создал его некий Джон Ларсен.

А его нынешние потомки довели аппарат до совершенства. И сделали его столь “неподкупным”, что у опытного специалиста достоверность получаемых с его помощью сведений превышает 90 процентов. А в случае применения методики выявления скрываемой информации (так называемого непрямого метода), если испытуемый непричастен к преступлению, — приближается к 100…

Вот до чего через века докатилась наука!

Правду, и ничего, кроме правды…

Приняв на грудь изрядную дозу, некий Кайгародов с трудом примостился к баранке “Жигулей” и со скоростью не менее сотни километров в час на пустынной трассе со всей дури въехал в двигающийся в попутном направлении “КамАЗ”. Въехал так, что у “жигуленка” сорвало крышу, а четверо пассажиров, в том числе ребенок, скончались. Один из оставшихся в живых свидетелей, на которого Кайгародов возлагал последнюю надежду, из дружеских побуждений, желая помочь водителю-убийце, показал на следствии, что тот скорости не превышал, и виноват в случившемся водитель “КамАЗа”, ибо ехал с выключенными габаритными огнями.

Следствие уже было готово принять “оправдательную” версию, но психофизиологическая экспертиза показала: свидетель врет как сивый мерин. И Кайгародов, едва не увернувшийся от возмездия, присел на нары…

В Химкинском районе Московской области некие Голушко и Серов обчистили дачный домик: уперли фотоаппарат, водку и закуску. Местные пинкертоны поймали горе-воришек уже через несколько дней и пообещали парочку лет заточения. Увидев в милиции своих обидчиков, хозяева дачи заявили, что помимо прочего из дачного дома похищены еще и более 9 тысяч долларов США. Голушко и Серов признались, что увели фотоаппарат, но категорически отвергли свою причастность к хищению денег. Понимая, что обвинение в краже столь крупной суммы влечет уже “червончик” на зоне, следствие, усомнившееся в достоверности показания потерпевших дачников, не пожелало походя навешивать на двух приятелей всех собак. И назначило экспертизу на детекторе лжи.

Эксперты установили, что Голушко и Серов, совершив кражу, денег тем не менее не брали. К такому же выводу пришло и следствие, ибо показания дачников, возжелавших разбогатеть на халяву, по принципиальным вопросам существенно противоречили друг другу…

Преуспевающего бизнесмена Г. под видом проверки документов однажды остановили сотрудники милиции, без видимых причин скрутили, надели наручники и бросили физиономией на капот. Г. почувствовал, что сзади за пояс брюк ему засовывают тяжелый металлический предмет. Как оказалось, пистолет “ТТ” с начиненной обоймой. Оружие на месте задержания Г. было демонстративно изъято.

В суде выяснилось, что местные менты неоднократно делали Г. предложения по “крышеванию” его бизнеса. Но он, несговорчивый, всякий раз вежливо отказывался. При таких обстоятельствах, разумеется, и встал вопрос о правдивости показаний подсудимого. Эксперты-полиграфологи пояснили в суде, что результаты большого количества тестов, проведенных с использованием полиграфа, позволили сделать однозначный вывод о том, что до встречи с сотрудниками милиции при нем оружия не было. И Г. был оправдан.

При расследовании убийства по подозрению в совершении преступления был задержан и помещен в следственный изолятор некий Б. Уже через пару дней, раскаявшись в содеянном, он охотно дал показания о своей причастности к убийству. Дело, как успешно раскрытое, можно было передавать в суд. Однако у следователя прокуратуры возникли сомнения в искренности признательных показаний: больно уж легко подозреваемый говорил о совершенном им убийстве. И следователь предложил Б. пройти проверку на детекторе лжи.

Опрос с использованием полиграфа выдал ошеломляющий результат: подозреваемый участия в убийстве не принимал, а его признательные показания даны под психическим давлением работников СИЗО и ежедневно учиняемым мордобоем.

Не гадайте на ромашке!

Психофизиологическая экспертиза для невиновного человека порой является последней возможностью доказать свою непричастность к преступлению или правонарушению. Жаль только, что такая экспертиза почти не используется в административной практике. Между тем именно проверка на детекторе лжи может стать сегодня едва ли не главным методом выяснения обстоятельств нарушения ПДД в спорных случаях, когда установить чью-либо виновность иными средствами едва ли возможно.

Ведь проверки на полиграфе могут служить не только ключом к выявлению скрываемой подозреваемым информации, но и способом установления его непричастности к преступлению или правонарушению.

А потому, не дожидаясь милости от наших экзекуторов, начнем-таки внедрять полиграф в гаишно-судебную практику по собственному почину!

Итак, если ваш обидчик — виновник ДТП — вешает дознанию лапшу на уши, утверждая, что он (в отличие от вас!) выехал на перекресток под разрешающий сигнал светофора, а вы при этом убеждены в обратном, вовсе не следует бросать его в объятия полиграфа. Да он и сам добровольно на испытание не пойдет, ибо на защите его интересов стоит статья 51 Конституции, которая не обязывает давать показания против самого себя. Действуйте по методу “от обратного”: настаивайте на проведении экспертизы под лозунгом “Если будет установлено, что я не вру, стало быть, нагло врет мой оппонент!”.

Если вы не желаете оказаться за решеткой за дачу взятки гаишнику и при этом уверены, что, извлекая купюру из кармана, пытались на месте оплатить штраф, а не подкупить честного гаишника, тоже отдайтесь детектору лжи.

Слейтесь с ним и в том случае, если вас обвиняют в отказе от поездки к врачу для освидетельствования на состояние опьянения, а вы на самом деле всего лишь отказались дуть под забором в занюханную милицейскую трубку.

Помните, что психофизиологическое исследование можно пройти самостоятельно, безо всяких направлений от суда и следствия. И для разрешения административного дела ее результатов будет вполне достаточно. А вот для более сложных дел, влекущих уголовную ответственность, потребуется уже более глубокая экспертиза. И назначить ее проведение может своим постановлением суд или следователь, равно как и любой адвокат.

Но так или иначе, и то, и другое заключение эксперта будет вполне убедительным доказательством вашей невиновности в ГАИ, прокуратуре или суде.

Помните, впрочем, что, даже если вы способны виртуозно врать и гордитесь своим мастерством, от детектора лжи лучше держаться подальше: полиграф не любовница. И даже не жена.

Его невозможно обмануть...




    Партнеры