Белый город - черный след

Как прокурора заставили извиниться перед журналистом

7 октября 2005 в 00:00, просмотров: 566

Вчера в Центральном доме журналиста состоялась пресс-конференция журналистки и бывшего депутата Белгородской областной думы Ольги Китовой. Более четырех лет она продолжала борьбу с правоохранительными и властными структурами Белгорода, которые за разоблачительные статьи о коррупции, казнокрадстве и беззаконии выдвинули против нее сфальсифицированные обвинения. В результате она была вынуждена даже уехать из России. И только 15 сентября 2005 года Ольга Китова была полностью реабилитирована Верховным судом РФ.


Но давайте все по порядку. В мае 2000 года Ольга Китова опубликовала в газете “Белгородская правда” статью “Ты виноват уж тем, что мне так хочется”. Эта публикация была посвящена уголовному делу в отношении шестерых первокурсников Университета потребительской кооперации, которые после физкультуры якобы изнасиловали своего старосту Петра Л. прямо в раздевалке. Матери обвиняемых пришли к Ольге с просьбой разобраться в деле, считая происшедшее страшной ошибкой. Китова провела собственное расследование и доказала: в этом месте в это время преступления не было и быть не могло. У обвиняемых было алиби, на которое следствие не обратило внимания. Ребят пришлось выпустить.

А Ольга пишет серию статей о том, как было сфабриковано это уголовное дело и как из подозреваемых в 6-м райотделе милиции пытками выбивали признательные показания.

Впрочем, “потерпевший” вскоре заявил, что перепутал дни, когда было совершено преступление. И ребят, которые вернулись в университет, опять арестовали. Они осуждены на 8 лет и до сих пор отбывают наказание. Сейчас их дело находится на рассмотрении в Верховном суде.

В ответ на публикации родители “потерпевшего” жалуются на журналистку в прокуратуру, обвиняя Китову в клевете на их семью. Областная прокуратура прибавляет от себя обвинения в оскорблении “потерпевших” и вмешательстве в следствие. Кстати, оскорбленные родители “жертвы” обратились и в суд с иском о защите чести и достоинства и компенсации морального ущерба. Дважды Китову задерживали и насильно доставляли в прокуратуру, после чего она оказывалась в больнице.

В отношении журналистки было возбуждено два уголовных дела: одно — по обвинению в клевете (родители “жертвы” потребовали компенсации морального ущерба в размере 800000 рублей (500 тыс. — с газеты и 300 тыс. — с автора публикации) и за “воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного следствия” (в ходе проверки был сделан вывод, что своей публикацией О.Китова хотела запутать следствие). А затем, 21 марта 2001 года, возникло и второе дело — за нападение на сотрудников милиции.

Этому обвинению предшествовала проведенная в этот же день операция. Китова шла в больницу, когда ее в буквальном смысле окружили три милицейские машины. Оттуда выскочили омоновцы, вывернули руки маленькой женщине (рост 1 м 40 см, вес около 50 кг), ударили по голове и, потерявшую сознание, затолкали в машину. Дергали за волосы, чтобы удержать на сиденье, а потом проволокли по ступеням областной прокуратуры в кабинет следователя.

Там ей предъявили обвинение по предыдущему делу — о клевете. То, что перед ними депутат облдумы, обладающий соответствующим иммунитетом, следователей не остановило. Возникла версия, озвученная прокурором Белгородской области Павлом Кондрашовым: “Не подчинялась законным требованиям сотрудников милиции, оскорбляла их, применяла насилие, причинив побои офицерам милиции”. На то, что Китова в это время была на больничном, никто просто не обратил внимания. Тем не менее “скорую” по ее требованию в прокуратуру все-таки вызвали. Приехавший врач зафиксировал гипертонический криз. Ольгу доставили в больницу, где ей оказали необходимую помощь, после чего отправили домой.

Там она и узнала, что избила до полусмерти нескольких здоровых мужиков, оскорбляла их нецензурно и разорвала на них одежду в клочья. Об этом с утра до вечера рассказывали местные радио и ТВ по настоятельной просьбе прокурора области Кондрашова.

— Впервые в жизни меня так гнусно унизили. Я вдруг поняла, как это страшно — оказаться в полной власти десятка неуправляемых полупьяных мужчин. Они могли сделать со мной все что угодно, порвали юбку, били, — вспоминает Ольга.

Ее спасли врачи, отказавшись сдать в тюрьму.

Два месяца прошли без эксцессов. Казалось, что прокуратура успокоилась. Но утром 22 мая Китову неожиданно арестовали и доставили в следственный изолятор, где у нее случился сердечный приступ. Ее тут же отвезли в больницу, в реанимационное отделение. Но, видимо, посчитав, что даже в таком состоянии журналистка опасна, возле палаты выставили милицейский пост. На запросы правозащитников последовал ответ зампрокурора Белгородской области Дмитрия Хлебникова: “Китова арестована законно”. И все.

Через несколько дней прямо в больнице Китовой было предъявлено обвинение по пяти статьям Уголовного кодекса. Правда, милицейскую охрану у палаты сняли, а с самой обвиняемой взяли подписку о невыезде.

Прокурор области Кондрашов после долгих попыток добился снятия с Китовой депутатского иммунитета. А уже в сентябре начался судебный процесс. Вопреки всем доводам и абсурдности обвинения Белгородский облсуд приговорил Ольгу Китову к 2,5 года лишения свободы условно, оштрафовал на 20 тыс. рублей, лишил права в течение трех лет занимать выборные должности, взыскал 25 тыс. рублей в качестве компенсации морального вреда, причиненного ее публикациями семье потерпевшего.

Ольга считает, что “дело об изнасиловании” — это предлог, главная проблема в том, что власти, и прежде всего губернатору Евгению Савченко, не понравились ее материалы о незаконном списании долгов по налогам Лебединского ГОКа и продаже Белгородского хладокомбината…

Впрочем, вернемся еще на несколько лет назад.

С 1995 года Ольга работала в областной газете “Белгородская правда”. И вскоре стала одним из самых популярных журналистов области. В 1998-м ей предложили пойти в депутаты областной Думы. И Ольга легко избралась благодаря коротким, но значимым обещаниям. В Думе Ольга начала задавать неудобные для власть имущих вопросы: об отсутствии детских пособий, о том, что компенсации учителям в бюджет области просто не закладывались вообще, об инфекции в местном роддоме… Параллельно она публиковала статьи о Белгородском хладокомбинате, одном из самых прибыльных предприятий, акции которого, принадлежавшие области, вдруг оказались в собственности фирмы с Виргинских островов... Все это вызывало раздражение местных чиновников и губернатора. Ей постоянно намекали, чтобы она замолчала. Но Ольга не собиралась отступать.

В декабре 1999-го в области проходили выборы в Госдуму. Китова соперничала с Николаем Рыжковым. Накануне голосования губернатор Савченко просил Китову “не мешать нужному области кандидату”. Но Китова не послушалась, и ее подписные листы признали недействительными. Позже Центризбирком отменил это решение, но время было упущено.

После этого со строптивой журналисткой решили наконец разобраться по-серьезному. И… подвернулось дело студентов.

В июне прошлого года Верховный суд РФ отменил приговор Белгородского облсуда. Затем судья Белгородского областного суда Игорь Чаплыгин вынес решение взыскать с Минфина в пользу журналистки 308458 рублей 1 копейку в качестве возмещения причиненного ей имущественного и морального вреда. А прокурора Белгородской области суд обязал принести ей публичные извинения.

С формальной точки зрения это означает, что информация, изложенная в газетных материалах за подписью Ольги Китовой, соответствует действительности. И ее публикации о коррупции чиновников, издевательствах милиционеров верны. А студенты невиновны. Но судья Кошманов продолжает судить в том же Белгородском облсуде, а ребята сидят в “зоне”. Ольга намерена продолжить свою борьбу.

Стоит заметить, в тираже, арестованном в “МК”, была опубликована очередная статья Ольги Китовой против губернатора Савченко. Ольга считает, что ее дело не закончено, пока губернатор, судья и прокурор остаются в своих креслах.

Вчера сразу после пресс-конференции Ольга уехала в Белгород, где начнет сбор подписей к Путину с требованием отставки губернатора Савченко.




    Партнеры