Смерть в Венеции — снег там же

Женщина-ураган с русским взглядом

7 октября 2005 в 00:00, просмотров: 166

“Европалия” в Брюсселе набирает обороты. Вслед за “Русским авангардом”, который имеет здесь колоссальный успех, и оркестром Мариинского театра в игру вступают фотографы. В разных городах Бельгии открываются фотовыставки. Первая из них — “Русский взгляд на Европу” (организаторы ФАКК, конфедерация театральных союзов).


Смерть в Венеции, снег там же, апельсины в Португалии, швабра в римском окне. Эти материальные и нематериальные предметы и составляют суть “Русского взгляда”. Это не выставка, а фотозахват, который осуществляет Московский дом фотографии во главе с женщиной-ураганом Ольгой Свибловой. Ее “Русский взгляд” для начала захватил решетку Европарламента, а затем библиотеку Сольвей, построенную в стиле арт-нуво.

Каков русский взгляд на европейцев, первыми поутру оценили чиновники Европарламента, школяры и студенты. Надо сказать, что наш взгляд на них и их на нас — две большие разницы. Если западные фотографы ищут социалку, горячие и болевые точки, то наши через объектив камеры рассматривают города, улицы и старинные здания в парадоксальном или романтическом взаимодействии с их обитателями. Но и обитатели очень разные: у Игоря Мухина — эффектные, кинематографичные, у Мишукова — простые и смешные. Но те и другие — очень свободные, а свобода, как известно, сладкое слово. Паршикова больше занимают просто дома, просто окна или тень от провода, падающая на стену. Но кем-то забытая швабра в окне несет другую информацию — скорее романтическую. Или вот цветы — три герберы, торчащие из мусорного ведра на парижской улице. На трех кадрах мимо бегут люди, не обращая внимания на эту мусорную красоту. И лишь на последнем снимке пожилой очкарик достал герберы с намерением кому-то их подарить.

Другие глаза не вставишь, но факт остается фактом — наши люди пока еще более романтичные. Точно по Пастернаку: “Февраль. Достать чернил и плакать...”. Чернила никто не достает, а покупают билет на самолет и мчатся — Мухин в Париж, Мелихов в Венецию, чтобы словить редкие кадры: снег в Париже и снег в Венеции. Вот у Мелихова — это снежная песня. Под рыхлой пористой белой массой томятся скамейки, лодки, мосты, которые освещает рассеянный свет фонарей. Но снимки будто пропитаны сыростью Венеции. А “Смерть в Венеции” — другую свою фотосерию — мастер, по его словам, полоскал в каналах города и еще в вине. В результате добился эффекта. На снимках, где нет людей, вся Венеция оползает в подтеках, как время. И еще у него есть одна работа, мимо которой трудно пройти, — это четыре фигуры в плащах и шлемах: вид сзади. А оказывается, что это никакие не гвардейцы, а всего-навсего спущенные зонтики кафе. Но полная иллюзия, что в мглистый вечер гвардейцы кардинала вышли на дозор.

Еще один пиит итальянской действительности — Сировский. Без технических ухищрений он снял провинцию Тоскана так, как оператор Рерберг снимал фильмы Тарковского. Под них можно подкладывать японские танка. Чего не скажешь о самом, пожалуй, жестком взгляде на Италию Владимира Греви. У него тоже Тоскана, но жестко графичная и даже местами эротичная.

Этот “Русский взгляд” — лишь первая часть большой серии. Вторая откроется в одном из залов Брюсселя в 20-х числах октября, остальные — в галереях магазинов “Фнак”, торгующих аудио-, видео- и фотопродукцией. А сегодня в Антверпене (час езды от Брюсселя) Московский дом фотографии представит огромную выставку “Россия в современной фотографии” — “Street, Art and Fashion”. Здесь, судя по каталогу, не до романтики. Россия жесткая, не глянцевая, не розовая. Хотя, как это ни странно, уже сейчас снимком-фаворитом стал кадр Леонида Тишкова и Бориса Беньдикова “Собственная луна”. На нем немолодой чудик в плаще и шляпе сидит на балконе, а у ног его лежит луна.

Еще немного — и на “Европалии” откроется театральная программа, сформированная под строгим контролем бельгийской стороны. О выставках современного искусства и прочих акциях на “Европалии” — в ближайших номерах “МК”.




Партнеры