Киса и Ося отметились по-большому

Капустник на тему Моцарта

10 октября 2005 в 00:00, просмотров: 204

Большой театр выпустил первую оперную премьеру сезона — “Волшебную флейту” Моцарта. В качестве постановщиков пригласили известных британцев с солидными послужными списками: Грэм Вик (режиссер), Пол Браун (сценограф) и Стюарт Бэдфорд (дирижер). Однако у корреспондента “МК” сложилось впечатление, что все они стали жертвой похищения. А вместо них в Москву пожаловала группа веселых самозванцев вроде Остапа Бендера и Кисы Воробьянинова, решивших подурачиться в главном театре России.

Задник в виде стены, исчерченной граффити, черная “Волга” на авансцене. Кирпичи вываливаются из стены, а вместе с ними вываливается мужик в обтягивающих белых трусах. Появляются три милиционерши с пистолетами в руках, которые лихорадочно обнажаются до эротического белья и прижимаются к полуголому мужику.

Что бы это было? Да первая сцена “Волшебной флейты” Моцарта! Мужик — не кто иной, как принц Тамино (Марат Галиахметов), а милиционерши — свита Царицы Ночи. Впрочем, началось все еще раньше — с увертюры. Невозможно подобрать профессиональную терминологию для того, чтобы описать ту вакханалию антимузыкальных звуков, то ползущих, то несущихся в сбивчивом ритме, которую маэстро Бэдфорд (если это был он!) пытался выдать за одну из популярнейших композиций бедного Моцарта. Во всяком случае, если человек, похожий на дирижера, хотел, чтобы эта музыка прозвучала свежо и по-новому, то ему это удалось: узнать увертюру было просто нереально.

Далее события пошли в том же русле: милиционерши явились в образах растиражированной Мерилин Монро, Царица Ночи (Карина Сербина) вылезла из “Волги” в имидже балерины Волочковой. Зорастро (Валерий Гильманов) тяжело ступал во главе медленно катящегося катафалка, явно кося под Брежнева. Кстати, пел он примерно так же, как в свое время незабвенный Леонид Ильич говорил. Был ли это еще один режиссерский прикол или такова природа вокальной манеры Гильманова, неизвестно, но выходило бы очень смешно, если бы не было так пошло. Г-жа Сербина тоже “блеснула” вокалом — вряд ли изображенная ею балерина спела бы хуже. Несколько приличнее других выглядел Галиахметов, хотя по стилю он был ближе к “Майской ночи”, чем к “Волшебной флейте”, но для подобной трактовки Моцарта это совершенно не важно.

Разбирать дальше этот бред нет желания. Видимо, постановщики (если это, конечно, были они сами, а не их похитители) решили, что стилистика комикса и поп-арта — наиболее адекватная замена масонским играм Моцарта и Шиканедера. Кстати, Грэм Вик и Пол Браун, создавшие этот дешевый капустник, который студенты ГИТИСа легко слепили бы за пару дней, поставили минувшим летом “Волшебную флейту” для Зальцбургского фестиваля. Подобного легкомыслия они себе на святой моцартовской земле не позволили. А у нас можно делать все что угодно. И еще денег на этом заработать.



Партнеры