Хвостик от шестерки

Угнали машину — плачешь, нашли — рыдаешь

10 октября 2005 в 00:00, просмотров: 271

Год назад у меня украли машину.

Тысячи читателей сейчас, наверное, вздохнут сочувственно — они тоже прошли через это. Сначала жгучая обида — ну почему это случилось именно со мной? Потом слабая надежда — а вдруг все-таки найдут? Дальше полное отчаяние — ни за что не найдут! И наконец, тупая злоба на бесконечные долги, которые все отдаешь, отдаешь — за то, чего у тебя уже нет.

Кстати, увели подругу по-тихому, ночью, хотя буквально накануне мне установили крутую сигнализацию. Но хваленый поисковый маячок не отозвался ни сразу, ни через неделю, ни через год.

Месяц назад мою машину нашли. Прошедших через такую ситуацию, по статистике, заметно меньше. Но моя радость оказалась преждевременной.

Во-первых, потому, что произошло это в далекой Чите (7 тыс. км от Москвы), а во-вторых, потому, что до того момента, когда я смогу опять сесть за руль своей “Тойоты”, так же далеко, как до этой самой Читы.

Ситуация, в общем-то, банальная: в номере на двигателе и кузове вместо “0” выбито “6”. И именно эта “правка” делает машину неузнаваемой — у нее другой ПТС, читинские номера и другой владелец. Вернее, владелица, которая отдавать “Тойоту” совершенно не желает.

Как ни парадоксально, но в этой истории потерпевшими я бы назвала не только себя, но и сотрудников ОВД “Очаково-Матвеевское” и их читинских коллег.



“Московские капризы”

Из отдела по борьбе с кражами и незаконным завладением автотранспорта оперативно-розыскной части №2 УВД Читинской области в Москву, в ОВД “Очаково-Матвеевское”, пришел факс, где сообщалось, что задержан некий автомобиль “Тойота РАВ-4”. После проведенного исследования было установлено, что номерные агрегаты изменены, а первоначальный номер VIN кузова и двигателя соответствует автомашине, похищенной у меня.

По постановлению Никулинской прокуратуры тут же возобновилось расследование, ранее приостановленное (в простонародье — “висяк”).

В это время из Читы сообщили: автомобиль задержан, помещен на штрафстоянку, убедительная просьба направить в наш адрес все необходимые бумаги по нашему уголовному делу, а также организовать выезд следственно-оперативной группы. Заметьте, что предварительно московские оперативники созвонились с Читой и следователь Колосова, ведущая это дело, сказала: проблем никаких, только пришлите нам… (длинный перечень документов). Что и было тут же сделано.

Следственно-оперативной группе оформили командировку, и московские ребята отбыли в Читу.

…Приехали. Но читинский следователь Колосова вдруг с порога заявила, что уголовных дел у нее целых два. Оказывается, по факту введения в заблуждение гражданки М-вой, которая на тот момент являлась хозяйкой моего автомобиля, тоже возбуждено дело. И это дело почему-то куда важнее. В общем, машину следователь хочет оставить М-вой. А на резонный вопрос москвичей: “Зачем мы, в таком случае, вообще сюда приехали?” — ответ был простым: “Да это ваши московские капризы”.

В Москву же поступила информация, которую я встретила буквально со слезами на глазах: машину, мол, не отдадут, поскольку им самим нужна — для ведения уголовного дела, разумеется. Лучше бы и не знать, что подруга нашлась, и не надеяться — не так было бы обидно. Хотя гражданку М-ву я вполне понимаю: машина-то очень хорошая, хоть и не новая. Читинская гражданка ездила на ней — радовалась, как и я, а теперь, наверное, и горюет так же. В общем, нам обеим жаль терять машину, к которой привыкли.



С кем поспорить?

Между тем командированные пошли не на вокзал, куда их послали, а к прокурору.

Зампрокурора Центрального района Читы Базаров, молодой человек, только что закончивший вуз, вел себя вызывающе. Потребовал кучу бумаг сверх положенного, какие-то доверенности (с чем бывалые оперативники встретились в первый раз). Убедившись, что все документы в порядке, он, как того требует закон, обязан был постановить, что машина возвращается первоначальному владельцу, а М-ва должна предъявить свои претензии по поводу того, что ее обманули. И, соответственно, читинские милиционеры начнут ловить лиц, которые ее обманули. Логика проста: машину нашли — ее надо вернуть.

Однако прокурор вынес очень странное решение. Он написал, что в связи со спорной ситуацией по определению собственника машину не выдавать.

Какая же тут “спорная ситуация”, если установлено (и они это сами признают!), что машина похищена именно у меня? Гражданка М-ва тоже является потерпевшей, но никак не собственником автомобиля. У меня лично спора ни с кем нет, мне просто сообщили, что обнаружили бесспорно мою машину.

Тогда московские опера отправились на штрафстоянку, где хранилась моя “Тойота”. Каково же было их удивление, когда они обнаружили, что машина усиленно охраняется ЧОПом, нанятым гражданкой М-вой. И вели себя охранники довольно агрессивно: “Мы вам ничего не отдадим, уезжайте отсюда, нечего вам тут делать!” И все намекали на то, что большим людям не напрасно заплачена определенная сумма денег.

Читинский начальник отдела по борьбе с незаконным завладением автотранспорта Игорь Сафронов (дай Бог ему здоровья!), видя, что ситуация тупиковая, но правда на нашей стороне, пошел москвичам навстречу. Был составлен протокол о том, что машину в качестве вещдока приобщают к материалам московского уголовного дела, возбужденного по факту ее хищения. И таким образом Сафронов заставил машину отдать. Причем М-ва успела поставить дополнительные сигнализацию и замок на коробку передач — чтобы все это снять, пришлось вызывать эксперта.

Наконец, ребятам удалось завести мой автомобиль и отправиться на нем в Москву. За ними развернулась настоящая погоня. Из рации сотрудника ГАИ, которого им дали в качестве сопровождающего, доносилось: “Догнать! Остановить! Задержать!” И так до тех пор, пока опера не выехали за пределы Читинской области.

Сами сотрудники ОВД “Очаково-Матвеевское” признались мне, что впервые столкнулись с таким отчаянным сопротивлением, хотя угнанные машины возвращают владельцам не первый год.

Хуже всего, что в Чите начались проблемы у Игоря Сафронова — человека, который (единственный с той стороны!) поступил как раз по закону. В отношении него возбуждено уголовное дело. Не за приобретение краденого, а за возврат похищенного… Вот такое оно, читинское правосудие.



Скупой платит дважды

В документах дела говорится: “В июле 2004 г. М-ва находилась на авторынке, расположенном в микрорайоне Северном. Путем введения в заблуждение и используя заведомо подложные регистрационные документы, неустановленное лицо склонило (выделено мной. — Авт.) гражданку М-ву к приобретению автомобиля”.

“Склонить к приобретению автомобиля” — это как? Насильно ей мою “Тойоту” всучили, что ли?

По мнению специалистов, М-ва не могла не знать, что машина в угоне, так как она купила ее по цене гораздо ниже рыночной. А потом, видимо, просто “порешала” вопрос с подложными документами.

В заявлении, которое писала М-ва при постановке машины на учет, стоит пометка: “Номер VIN исправен. Госинспектор Кузьмин”. Интересно, что и как осматривал госинспектор Кузьмин? И почему у него не возникло никаких сомнений, хотя кустарно перебитая цифра видна невооруженным глазом?

“Бывший хозяин” — некто Федореев — поставил 5 июня 2004 г. машину на учет по липовой справке-счету (и теперь уже документы ему выдали настоящие), а 16 июля (через 11 дней) снял с учета для продажи. Так мою “Тойоту” легализовали. Затем М-ва, в свою очередь, пошла ставить ее на учет. Выходит, выявить, что VIN поддельный, можно было целых 3 раза! Что же делали гаишники? Для чего существует площадка осмотра автотранспорта? Зачем нужны все эти очереди из автовладельцев, лазанье под капот?

Оставим в стороне работу инспекторов. Но хочет ли сам покупатель знать, что он приобретает? Например, мы с мужем перед покупкой проверили всю историю машины, которая прибыла из Канады, так как не хотели неприятностей и платили реальную цену за трехлетнее авто. А если кто-то закрывает глаза на то, что и документы сомнительные, и номера нечеткие, зато цена бросовая, значит, он должен быть готов к разным неожиданностям. И даже к тому, что платить, как всякому скупому, ему придется дважды.

Иногда я прихожу к заборчику ОВД “Очаково-Матвеевское” и издали смотрю на мою многострадальную подружку. Ей предстоит еще одна экспертиза и снова пластическая операция по изменению VIN на первоначальный — чтобы цифра “6” отбросила свой хвостик и снова стала “0”. А потом я буду долго ходить по разным инстанциям и менять документы. И только тогда смогу ездить на своей “Тойоте” на законном основании. Как честный человек.







Партнеры