Тарпищев - в "МК"

Стенограмма пресс-конференции в "МК" главы Федерации тенниса россии Шамиля Тарпищева

12 октября 2005 в 00:00, просмотров: 221

7 октября 2005 г., 14.00


Ведущий пресс-конференции - Сергей Иванович Рогожкин, руководитель пресс-центра газеты "Московский комсомолец".


С.И. Рогожкин: Добрый день, мы сегодня приветствуем в нашем пресс-центре главу Федерации тенниса России, капитана мужской и женской сборных России Шамиля Тарпищева. Спасибо, что пришли к нам. Ваше вступительное слово, потом вопросы журналистов.

Ш. Тарпищев: Спасибо большое за приглашение, я всегда с радостью прихожу в “МК”, это уже стало доброй традицией. И я благодарен журналистам, которые общаются со мной, я всегда готов ответить на все вопросы. Я бы наверное начал не о теннисе, а вообще о спорте. Вячеслав Фетисов сделал великое дело — это федеральная программа, которую утвердили, и, наверное, это предпосылка для развития массового спорта у детей. Еще недавно теннис был камерным видом спорта, не олимпийским. И то, что мы сегодня делаем, это именно благодаря камерности. Мы научились работать по недостаткам детей, что остальной мир не делает. Отсюда родилась методика. На сегодня на пару лет мы все-таки впереди идем сильнейших школ мира. Хотя в Испании теннис - это вообще профилирующий предмет школ, общеобразовательный. Франция имеет, наверное, лучшую систему школьную, университетскую по теннису. То есть, это на таком солидном уровне и не случайно, я уже как-то говорил, что Франция в командных соревнованиях никогда не бывает не в форме, т.е. они всегда показывают лучшую игру. Ни разу не видел, чтобы они не угадали с подготовкой. Но это уже система. И поэтому с этой позиции говоря о методике, до 14 лет, думаю, лучше нас никто не готовит детей. Другое дело, что камерность у нас сохранилась и самая большая проблема заключена в том, что все-таки для большинства людей теннис - сезонный вид спорта. Крытых кортов явно недостаточно. Хотя если сравнить с Советским Союзом — было 94 крытых корта на страну. А в прошлом году мы провели соревнования на 378 крытых кортах. Сколько их всего сейчас трудно сказать, но это уже достояние. Но если бы были возможности по материально-технической базе такие, как в любой европейской стране — несомненно, у нас результаты были бы еще выше. Но это благодаря именно методике подготовки до 14 лет, почему я на это упираю, потому что сам факт, что мы в этом году во всех группах до 12-14-16 лет были в финальных восьмерках — ни одна страна не была. Девочки: до 14 лет - чемпионки Европы и мира в этом году, до 16 лет - вторые в Европе, мир еще не разыгрывали, до 18 лет — чемпионки Европы и мира. У ребят: 14-летние - третьи в Европе, мир еще не играли, до 16 лет - 8-е в Европе были, и до 18 лет — вторые в Европе. По суммарному зачету юниоры у нас первые в мире на сегодня. По зачету Кубка федерации мы впервые вышли на первое место за последние 5 лет, а в Кубке Дэвиса мы вторые в мире после Франции за последние пять лет. Это достояние уже страны и мне, как президенту федерации, приятно, что даже по количеству упоминаний имен в сотнях всегда присутствует 4-5 теннисистов, а это - пиар России. И нас зауважали в мире, и уже пресс-релизы начали выпускать на крупных турнирах на русском языке. И с этой позиции мне бы хотелось, чтобы мы создали плацдарм для атаки чтобы покорить весь мир. У нас сейчас не решена одна проблема — это создание академии по России и в трех точках за рубежом , чтобы методику мы могли не держать в сборной, а отдать в регионы. Вот если мы ее сможем отдать нашим специалистам в ближайшие три года, то нас уже никто не догонит. В теннис играют в 203 странах мира. И все видят что мы делаем. И если мы сейчас не решим финансовые проблемы, то рано или поздно нам будет тяжело. Сегодня 203 страны играют в теннис, а у нас 10 женщин в мировой 30-ке. С ребятами ситуация тяжелая. Тренировать их сложнее и очень большой отток в американские колледжи в 14 лет. Если в колледже ребенок попадает в “тысячу”, то он получает уже зарплату недельную по 500 долларов. И имеет право учиться и играть. То есть, дети едут играть. Но совмещать учебу и теннис на выходе невозможно, поэтому из университетского спорта за всю историю вылезло два наших — это Жидкова и Саркисян. А уехало за 6 лет 370 человек. В основном, ребята. Девочек родители не отпускают. Едут, но в меньшей степени. А ребята без проблем едут учиться. Вот сейчас я вызвал сюда 16-летнего Королева, который стоит 254-м в мире, который уже был 4 или 3 года в Германии, Турсунова вернули, других. Я думаю, что здесь нужен закон как в Советском Союзе, что любой член сборной России, не важно по какому виду спорта, имеет право на бесплатное обучение и стипендию. Если бы это хотя бы было, я писал об этом в Думу и сенат, уже треть была бы здесь. И, конечно, ребята требуют большей финансовой подпитки. Девочку тренировать легко почему: потому что любой парень - хороший спарринг для девочки. Девочки играют на интенсивности 22-23 удара в минуту, ребята 24-25. Значит любой парень хороший спарринг для девочки. А парню надо двух спаррингов держать. Потом девочки рано заканчивают. Выходят замуж, становятся домохозяйками и бросают теннис. То есть, ротация большая. Парень если начал играть — до 32 играет. Девочке от 16 лет до элиты 3-4 года, у парня - 5-7. Это финансовая проблема. А методика одна. Поэтому для того, чтобы двигаться вперед, надо две составляющие. Это финансово решить проблему строительства и параллельно открывать кафедры тенниса в университетах, как я договорился в Ханты-Мансийске и Тюмене. И еще парадоксальность в чем: за советско-российское время было выпущено порядка 800 тренеров, а сейчас тренерами по теннису работают 8,5 тысяч по России. Вопрос - кто они? Надо делать аттестацию тренеров, но аттестация тренеров - прерогатива министерства финансов. Мы не можем делать аттестацию, тоже ножницы. Вот нам удалось восстановить кафедру тенниса в академии, мы сейчас выпускаем учебник. Уже трехтомник есть - “Азбука тенниса”, и из этого делаем учебник для вузов. И наша задача решить вопрос открытия кафедры еще в ряде городов, чтобы готовить специалистов. Потому что ни одна академия не заработает, если тренеров нет.

Есть и другая проблема. После наших побед частный урок стал стоить гораздо дороже. И что получается: любой профессиональный игрок, подкидывая мяч бизнесменам, может зарабатывать до 10 тыс. долларов в месяц. А мы можем платить от силы полторы тысячи долларов тренеру сборной. Ему надо заниматься с группой, с утра до вечера пахать, или пойти подкидывать и заработать в пять раз больше? То есть, тоже как бы вилка получается. Поэтому эти вопросы для нас болезненны, естественно нужны ресурсы. И, конечно, я хотел бы, чтобы Чесноков, Ольховский, Черкасов заканчивая играть, работали со сборными и надо им соответствующе платить. Это так я не плачусь, мы эти проблемы все равно решаем, просто я говорю, что проблемы существуют для того, чтобы двигаться дальше и чтобы нас не догнали. А мы живем идеей, если этого не делаем, то значит нет смысла, пора уходить с работы. С этой позиции амбиций у нас у всех хватает и будем пытаться сделать, чтобы нас никогда не догнали. Вот все, что я хотел сказать.

С.И. Рогожкин: — Спасибо. Друзья, пожалуйста, ваши вопросы, представляйтесь.

Вопрос журналиста: Пуэрта примет участие в Кубке Кремля, после того как его поймали на допинге?

Ш. Тарпищев:— Дело в том, что вопрос допингового скандала - вопрос не этичный. Реально мы тоже могли попасть на допинг с Давыденко. Реально несколько месяцев назад. У него как бы астматические проявления были, он принимал лекарства, не заполнил формуляр и не отправил в международную федерацию. Обычно если принимаешь лекарства, заполняешь формуляр, что врач такой-то прописал это лекарство, и это направляешь в международную федерацию, потом когда берут анализы, они уже знают, что это разрешено. И когда он приехал, мы быстро направили, но с опозданием на 2 дня. Но в чем неэтика? Если бы показала первая проба, до вскрытия второй пробы никто не должен знать. Потому что это еще не факт. А вторая проба открывается в течение двух ближайших дней. Вот то, что произошло с Кузнецовой, из-за чего она полгода провалила, потом получила травму и вторую половину провалила, только из-за того, что все журналисты терроризировали, потому что бельгийский министр сказал, что они принимали допинг. Она мне звонила по 6-7 раз в день. Человек может играть нормально? Конечно, нет. И здесь такая же ситуация: не надо об этом говорить, пока не откроют вторую пробу.

Вопрос журналиста: А кто из звезд будет принимать участие на Кубке Кремля?

Ш. Тарпищев:— Из звезд скорее всего не будет Уильямс и ее заменит Пирс, потому что у нее проблемы. Будет Моресмо, все наши играют, я думаю 13 будут в основной сетке, wild card мы даем Кириленко и Линецкой. Легче сказать, кто не играет. Не играют бельгийки и Уильямс, остальные все здесь. То есть последняя, кто попал в основную сетку, это 36-я в мировой классификации. Практически все сильнейшие.

Вопрос журналиста: Давыденко и Мыскина смогут защитить свои титулы?

Ш. Тарпищев:— Ну это надо знать жеребьевку. Жеребьевка в субботу, по жеребьевке могу предположить результат. Я могу сказать, что, например, Шараповой будет очень сложно играть, потому что все-таки то, что от нее очень многого ждут — это все равно психологически давит. И эмоциональный фон для хорошей игры очень плохой. Поэтому отец делает правильно, что пытается оградить ее. В прошлом году мы играли Кубок федерации, все считали, что мы выиграем, и мне пришлось закрыть гостиницу и никого не пускать. Это не очень хорошо, нечто подобное и с Шараповой сейчас происходит, потому что каждый считает, что она должна выиграть.

Вопрос журналиста: У Маши Шараповой травма, будет ли играть, как ее состаяние?

Ш. Тарпищев:— По сегодняшней тренировке, она сегодня тренировалась 3 часа, я не вижу, что это серьезная травма. Она болезненная, но не серьезная. В принципе, естественно, нужен щадящий режим, но никаких противопоказаний я не вижу.

Вопрос журналиста: Чем сейчас занимается Евгений Кафельников и помогает ли он чем-то сборной и вам лично?

Ш. Тарпищев:— Ну, во-первых, он работает в дирекции Кубка Кремля. Мы вчера, кстати, открывали теннисный центр в Подольске, там три крытых корта и я думаю, что там хорошая академия получается. Мы давно его приглашаем, чтобы он помогал и сборной, и участвовал в жизни Кубка Кремля. Но я думаю, что он сейчас переживает такой период- приелся теннис, он еще от тенниса не отошел, не соскучился. Поэтому нужно чуть-чуть времени и я думаю, что Евгений начнет пахать вместе с нами.

Вопрос журналиста: Кто получит 3-ю wild card?

Ш. Тарпищев:— У мужчин? Принцип был такой: два взрослым даем, это Турсунов и Габашвили, который был запасным в составе Кубка Дэвиса и одну молодежи - Кириллов, он выиграл все 5 матчей в первенстве Европы, где заняли второе место наши до 18 лет. И, кстати, в финале он обыграл Зверева нашего, который играл за Германию. Самое интересное, что сильнейший юниор Германии Зверев, во Франции Сидоренко, а в Америке Кузнецов.

Вопрос журналиста: Вы разговаривали с Мыскиной? Действительно ли ее слова по поводу участия в сборной пресса неправильно истолковала?

Ш. Тарпищев:— Я с ней не разговаривал. Настя — это патриот России. Ей скажешь “надо”, она ничего не скажет, пойдет играть. В принципе, проблема была с финальным матчем у нас в Париже потому что у нее вылетел подготовительный период из-за болезни мамы. То есть, физически она не готова. А не по игре. А когда физически не готов, тогда и нервная система не готова. И чем больше ты готов физически, тем больше влияют нервы, то есть мондраж уходит, по-спортивному если сказать. И, конечно, то, что произошло на Олимпиаде, то, что она проиграла Лиховцевой - это психологическая травма. Я ей сказал, что надо играть несколько легких турниров, с небольшим призовым фондом - выиграть их и психика встанет на место, тогда появляется уверенность. А она не уверена с одной стороны с физической точки зрения, а с другой — психологическая травма. Но это временный момент, я думаю, ей надо провести нормальный подготовительный период, выиграть несколько легких турниров и все встанет на место. Я с ее мамой разговаривал. Когда Настю спросили: “А если молодые, вот сейчас много молодых, и если они попадают в команду и вы не попадете, как вы к этому отнесетесь?” И Настя ответила: “Тогда я не буду играть за Россию, если я не попадаю”. А потом она выступила и сказала, что всегда готова играть а Россию. Все-таки многие люди ищут какую-то скандальную изюмину. Так же, как конфликт Мыскина-Шарапова. Между игроками не было никогда конфликта, но было раздуто достаточно солидно.

Вопрос журналиста: Можете назвать фаворитов Кубка Кремля из мужской и женской сетки?

Ш. Тарпищев:— Я хочу, чтобы кто-то из молодых выстрелил. Турсунов может здесь проявить себя. Но вот проблема молодежи, она интересная. Пока словами ты говоришь что надо делать — не доходит. А сами они пока не обожглись. Турсунов летит играть в Бангкок, а потом в Москву, нормально? Как адаптироваться по смене покрытий и т.д. Андреев выиграл турнир в Палермо на земле, сейчас играет здесь на харде. Организм не прощает такие вещи. И что бы ты ни говорил, бесполезно. Реально Кириленко в любой момент может выстрелить, если говорить о молодых, она к этому готова. Она выиграла сейчас турнир хороший, я считаю, что она раньше должна была выстрелить. Родители вмешиваются в тренировочный процесс, папа, это тоже головная боль. А так я могу сказать, что Давыденко вполне может отстоять здесь свой титул, у него есть козыри, потому что состав у мужчин ровный. Мирный может быть опасен с его подачей. А у девочек надо знать сетку, там может выстрелить любая...

Вопрос журналиста: Как состояние Динары Сафиной, сможет ли она попасть в число лидеров сборной?

Ш. Тарпищев:— Наша молодежь как правило из советской системы играет прежде всего на удержание. То есть в ответственные моменты держит мяч в игре и ждет ошибки соперника. А американцев учат так: обязательно рисковать, обострять и попадать. Эта психология до сих пор у нас срабатывает. Хотя как бы все об этом знают. Проблема Сафиной, Душевиной - это скорость полета мяча. Вот надо сконцентрироваться на работе, чтобы мяч летел быстрее. Тогда резкий скачок будет в десятку. Вот этого пока нет. Потому что теннис идет по пути сокращения расстояния между соперниками - я должен сыграть так быстро, чтобы там не успевали, и при этом сокращение расстояния между друг другом, между соперниками. Если там так быстро бьют, я должен быть настолько быстрым, чтобы подойти к мячу и иметь два варианта удара. То есть, вокруг этого идет формирование. В чем проблема: если мы стоим далеко от корта, как бы сильно ни сыграл, там успевают. Поэтому мы учим играть по восходящему мячу, чтобы мяч поднимался при ударе, сокращать расстояние. Задача разорвать игрока на той стороне. И вот это проблема. Проблема у Куницына. Здорово играет, а чтобы выиграть очко он должен делать комбинацию из 10-12 ударов, он два удара не может разорвать на той стороне. А это дается очень тяжело, тяжелая работа. И вот здесь есть проблемы, которые не дают пока резко войти в десятку. Я так профессионально говорю. Опыт игры на Кубке федерации. Кто проходит эту мясорубку, закаляется психологически и получает как бы ту школу, которая дает психологическую прибавку. Моя задача на следующий год собрать всех сильнейших, чтобы сильнейшие играли. Потому что выиграть у Бельгии на выезде можно сильнейшими и выиграть у американок тоже сильнейшими. Поэтому я чуть меняю свой принцип, хочу взять сильнейших, а по логике, если бы мы играли дома, то я бы взял на следующих год молодых.

Вопрос журналиста: Обычно в команде два лидера и два- запасных. Может быть не все ведущие наши девушки могут согласиться на роль 3 и 4 в команде? Может быть такое?

Ш. Тарпищев: Вот если бы тренерский штаб менял свое мнение каждый день, то восприятие такое было бы. Все на сегодня знают, что капитан берет на себя ответственность. То есть, как бы это заведено исторически. И поэтому все знают, что это так и уже нет обид. Если бы один раз было так, а другой раз по другому, то развалились бы. И в теннисе самая сложность, что сами по себе у нас игроки все эгоцентрики, очень сильные “я”, есть скрытые лидеры или явные лидеры. Здесь вопрос взаимоотношений. Кафельников явный лидер, а Сафин скрытый лидер. Ужились же.

Вопрос журналиста: А с какой сборной вам легче работать - с мужской или с женской?

Ш. Тарпищев:— С мужской. А с женской проще, потому что вообще женщины мягче. Во-первых, я терпеливый. Я с листа не начинаю ругаться, потому что меня тяжело заставить обидеть оппонента. Я не вспыльчивый. Это во многом спасает, потому что если с ребятами ты попадаешь в конфликт - это достаточно тяжело снимается, а с девочками нет, девочки на следующий день отходят и уже можно найти общий язык.

Вопрос журналиста: С родителями тяжелее работать, чем с игроками?

Ш. Тарпищев:— А я с родителями вообще не работаю. Дело в том, что вот когда мы проводим сборы, соревнования и т.д., мы с родителями вообще не контактируем. Вот если ты не контактируешь — нет прецедента. Если начинаешь с ними рассуждать, разговаривать — все, ты не прав, он не прав и понеслась. Вообще не надо разговаривать.

С.И. Рогожкин: Желаем вам сохранить то замечательное настроение, которое вы сегодня продемонстрировали, такое оптимистическое, бодрое и немножко взволнованное накануне турнира.

Ш. Тарпищев: Несмотря на все наши катаклизмы, мы все равно обречены на успех.

С.И. Рогожкин: На этой ноте мы и закончим, удачи вам, спасибо.




Партнеры