Бабло должно быть c кулаками

Кому от бюджета жить хорошо?

13 октября 2005 в 00:00, просмотров: 201

Денег хотят все, даже если и не знают точно, зачем. А уж если речь идет о деньгах страны, аппетиты возрастают стократ. В пятницу депутаты рассмотрят проект госбюджета-2006 во втором чтении. А это значит, будут делить бабки. Правда, не всем они достанутся: вряд ли кто сможет конкурировать с новыми национальными идеями, на которые планируется потратить основную часть казны, — повышение зарплат бюджетникам, безопасность страны и инвестиционные проекты. С тем, что цели — великие, особо не поспоришь. Но если оставить в стороне политическое бла-бла, сразу возникает вопрос: а насколько хорошо эти идеи продуманы и не станут ли они в результате казнью египетской для отечественной экономики?

Что в лоб, что по лбу...

Шутка в тему: “У меня для вас две новости: хорошая и плохая.

Плохая: рост цен на бензин обогнал темпы роста инфляции!

Хорошая: но зато инфляция отстает от роста цен на бензин!”

Который год Минфин ругают за излишнюю осторожность. Мол, нефть дорожает на глазах, цены будут расти и дальше, зато в бюджет закладываются слишком маленькие цифры. Например, на 2006 год в бюджете запланирована цена нефти $40 за баррель. Зато сколько потом получится незапланированных доходов для Стабфонда, если “черное золото” будет дороже! Как показывает практика, именно это и происходит.

Раньше за слишком большой госрезерв правительство пилили левые — призывали потратить его на социалку. А то столько денег мертвым грузом лежит. А на голову несчастных россиян сыплются то монетизация, то рост цен на бензин, то подорожание продуктов и ЖКХ. Но теперь и правящая центровая партия начала суетиться. Выборы-то не за горами... И началось натуральное соревнование — кто больше нужность покажет: единороссы потребовали расходовать Стабфонд на соцнужды, правительство выделило средства на инвестпрограммы, левые по-прежнему кричат про обедневшее население. А тут встал президент и тихим голосом заявил про “национальные проекты” по здравоохранению, образованию, жилью и сельскому хозяйству. Он-то встал, а все так и сели. Но поддержали “новый курс” разве что не хором.

Вроде все замечательно: бюджетникам поднимут зарплату, а экономика получит дополнительные средства на развитие. Даже оппозиционные экономисты закивали, мол, против такого даже мы возражать не можем. Однако нашлись 11 смелых. Ряд известных аналитиков российских инвестиционных компаний и банков написали премьеру Фрадкову письмо. В нем они заявили, что государству опасно тратить свои деньги — как на увеличение зарплат и пенсий, так и на инвестиции в экономику.

“Мы поддерживаем намерение президента и правительства повысить благосостояние россиян, но считаем, что эта задача вряд ли может быть решена средствами одной лишь бюджетной политики”, — говорится в “письме 11”. По мнению экспертов, для этого необходимо создание рабочих мест в частном секторе. А простое повышение зарплат госслужащих ведет к росту инфляции и создает замкнутый круг: это вновь подстегивает инфляцию, а инфляция заставляет опять повышать зарплаты.

Тем более, убеждены аналитики, нельзя увеличивать зарплаты только для какой-то одной категории. “Если же государство хочет профинансировать именно эту группу, значит, нужно повысить налог на кого-то другого. Но ничего бесплатно не бывает. Вот повысили налог на нефтянку — и это привело к росту цен на внутреннем рынке. Повысите нагрузку на металлургов, и тут же подорожает металл, а наши автозаводы станут неконкурентоспособны. Запрессуете малый бизнес — он сразу уйдет в тень”, — считает один из ведущих российских аналитиков Алексей Моисеев.

Впрочем, дело даже не в том, что всем и сразу денег дать не получится. По мнению специалистов, правительство ставит слишком разные цели, причем одна исключает другую. Если говорить о повышении благосостояния населения, то борьба с инфляцией превращается в фикцию. Она явно не удержится в рамках запланированных 8%. Как минимум — 10—12%.

И тем более, считают аналитики, не стоит тратить деньги без хорошо продуманной программы реформ. А последняя такая попытка осмысления экономики была аж пять лет назад. Впрочем, государевы мужи, похоже, все-таки понимают опасность раскидывания денег налево и направо. “Минфин неоднократно заявлял об опасности ослабления бюджетной политики, увеличения непроцентных государственных расходов”, — отметил глава Департамента финансовой политики Минфина РФ Алексей Саватюгин. Вот только отказаться от начатого — смерти подобно. Тем более что задачи поставлены первым лицом государства. Да и обычным людям хочется жить сейчас, и жить хорошо. Можно было бы рискнуть и шагнуть в реформы, если бы не одно “но”: в реформы у нас давно никто не верит настолько, чтобы отказаться от обещанных денег и ждать у моря погоды. Зато после зимнего выхода пенсионеров на автодороги против монетизации вполне реально замаячил призрак грядущих баррикад.

Кому споют финансы?

Шутка в тему: “В недрах нашей страны можно найти много полезных ископаемых, а на поверхности — много вредных”.

Болевая точка бюджета-2006 — Инвестиционный фонд. Вроде о том, что деньги надо не просто тратить, а тратить с умом, давно твердят умудренные экономисты. Спорят лишь о том, стоит ли это делать самому государству. Недавно глава Минэкономразвития Герман Греф заявил, что чрезмерное вмешательство государства в экономику — не что иное, как “неандертальский подход”. И тем не менее в госказне отводится почти 70 млрд. рублей на это самое вмешательство.

Как и каким образом будут тратиться деньги Инвестфонда, да так, чтобы их не разворовали, не знает, пожалуй, никто. Власти туманно говорят о каких-то проектах с участием бизнеса и государства. При этом четких критериев отбора этих проектов нет до сих пор. “У Инвестфонда нет стратегии. Не ясно, что является важным и почему”, — говорит аналитик Владимир Пантюшин. По его мнению, как показывает опыт России предыдущих лет, большая часть денег идет “налево”. Поэтому надо подходить к тратам “с двойной аккуратностью и осторожностью”.

“Вопрос не в том, что у нас много денег и они прожигают карманы, и поэтому давайте их потратим. А в том, что есть возможность задействовать этот ресурс, чтобы ускорить развитие страны, — считает Пантюшин. — Но пока у нас не готова почва под это. И — дурной подход к проблеме. У нас-де много зерна в элеваторах, давайте тогда его просто разбросаем и чего-нибудь вырастет. Это неправильно. Лучше пусть оно пока полежит. Давайте подготовим почву, вскопаем, обсудим, что сажать, когда собирать, какие удобрения вносить. А потом будем сеять и ухаживать”.

По мнению российских аналитиков, в других странах, где есть стабфонды (Чили, Норвегия и др.), и коррупция не столь масштабна, и механизм отбора для инвестиций отработан лучше. Да и сами страны намного меньше России. В Норвегии — это фонд сбережения для будущих поколений, который будет использоваться, когда нефть и газ в этой стране кончатся. А сейчас деньги оттуда могут идти только на целевые проекты — например, на образование молодых граждан за рубежом.

Так что эксперты против прямых вливаний живых госденег в экономику. По их мнению, лучше разработать механизмы субсидирования ипотеки, закупок и лизинга импортного оборудования. И власти лучше снизить налоги на те секторы, которые она хочет развивать, а не увлекаться инвестированием. Поскольку увеличение госинвестиций также приведет к пресловутой инфляции.

“Если мы начнем строить мосты и дороги — это, по сути, не сильно отличается от того, если бы мы просто взяли и повысили всем зарплату, — считает Моисеев. — Например, решили построить мост на Сахалин, который будет стоить несколько миллиардов долларов. Это значит, что на эти средства нужно будет купить стройматериалы, дать зарплату рабочим и т.д. Все эти деньги так или иначе снова окажутся на потребрынке и разгонят инфляцию”.

Понятно, что наше государство не является эффективным собственником. Правда, и иностранные инвесторы в современную Россию идут очень плохо. В тот же Китай они вкладывают в 20 раз больше, чем в нашу страну. И получается, что единственный возможный путь для освоения “лишних” денег — тратить их на людей. Правда, не на всех.

Землю — крестьянам, деньги — военным

Шутка в тему: “Народ всегда играет с государством на чужом поле по чужим правилам и с чужими судьями. При этом он иногда добивается победы, но, как потом выясняется, тоже не для себя”.

Оппозиция последние три года обвиняет власть в “военно-полицейском бюджете”. И хотя проект госказны-2006 уже принято называть “бюджетом развития”, недавно вице-спикер Госдумы Владимир Пехтин уточнил: “бюджет развития Вооруженных Сил”. Если в текущем году на нацоборону и безопасность давали 995 млрд. рублей, то в следующем — уже 1,2 трлн. рублей.

Конечно, по сравнению со здравоохранением и спортом, финансирование которых “подняли” аж на 60%, плюс 15—20% к деньгам на нужды Минобороны — семечки. Но финансируют все равно не процентами, а живыми деньгами. И здесь армия по-прежнему в лидерах. Вот вам и “пятый элемент” бюджета — на всякий случай, если кто-то в конце концов окажется недоволен раздачей.


Как окрестили госбюджеты России?

2004 год — бюджет Стабфонда

2005 год — бюджет стабильности и структурных реформ

2006 год — бюджет развития





Партнеры